«Я не маникюрша!»: как фрезеровщик, строитель и юрист из Петербурга стали мастерами маникюра и педикюра?

«Собака.ru» нашла четырех петербуржцев, которые работают специалистами маникюра и педикюра, и расспросила их о том, почему они решили заняться этой профессией, как на них реагируют клиентки и приходится ли им сталкиваться с сексизмом. Спойлер: еще как! 

Игорь Гончаренко

31 год, студия маникюра «NailBar №17»

Я рос в стриптизерской гримерке старшей сестры. Параллельно основной сфере деятельности она осваивала профессию мастера ногтевого сервиса. В юношеском возрасте я попросил ее обучить меня всем азам, и на восемнадцатилетие она подарила мне сертификат в нейл-школу в Екатеринбурге. Я был единственным парнем среди 30 студенток: сначала все удивлялись, а потом ничего, привыкли. Негативная реакция исходила только от моего отца: я рос в городе Коркино Челябинской области, где до сих пор царят девяностые — толерантности нет! Когда я сказал папе, что хочу быть мастером маникюра, он не на шутку напрягся: «Ты что — педераст?» Пришлось объяснять ему, что в этой сфере крутится много денег.


У клиентки было растерянное лицо: «Это вы мне будете педикюр делать? У меня же муж!»

До начала работы в «NailBar №17» я устраивался в салоны «Страшная сила» и «Пилки». Не взяли. Одних смущал сам факт того, что маникюрщиком будет работать мужчина, другие объясняли отказ недостаточным уровнем моего мастерства. Сейчас с сексизмом тоже приходится сталкиваться: девушки, которые записываются на процедуры, не знают, к какому специалисту попадут, поэтому иногда, увидев меня, просят мастера-девушку. Однажды я вышел встречать клиентку, проводил в педикюрный зал и заметил растерянное выражение лица: «Это вы мне будете педикюр делать? У меня же муж!» О том, что у меня — жена, я рассказывать ей не стал, просто пребывал в шоке (смеется)

 

 

К реакции клиентов я уже привык, а вот с непрофессионализмом некоторых коллег не могу смириться. Как-то в наш салон пришла девушка с просьбой «подпилить рукти». Когда мы попытались выяснить, какую часть тела она имеет ввиду, девушка объяснила, что прошлый мастер «на дому» различал ногти (на ногах) и рукти (на руках). Некоторые девочки-мастерицы, которые еще вчера получили сертификаты, рассказывают клиентам чушь и позорят нашу профессию!  

В маникюре я выступаю за практичность и долговечность. В основном ко мне приходят взрослые люди, которые соблюдают рабочий дресс-код и поэтому просят минималистичный дизайн и пастельные оттенки. Некоторые из них становятся постоянными клиентами — эти люди подходят мне по духу, интересам и знаку зодиака (я проверял!). Кстати, среди них немало парней — думаю, что мужику у мужика гораздо комфортнее сидеть, чем у девушки. Тем более, что я не слащавый, а брутальный!

Алексей Парфенов

39 лет, частный мастер

С 12 лет я трудился на стройке, но как-то возвращаясь с работы домой, прошел мимо салона красоты и увидел там парня-мастера. Подумал: вот повезло человеку — тепло, сухо, красиво! Рассказал об этом жене и она посоветовала поменять профессию. Во время обучения в школе в Магнитогорске я не понимал некоторых вещей: как можно ходить с наращенными ногтями, почему они все время ломаются? Чтобы научиться их делать, мне пришлось сначала нарастить ногти себе: проходил в таком виде целых три недели!

Нейл-мастером я работаю уже 15 лет — за это время было много забавных ситуаций. Некоторые из них создавал я сам, чтобы клиенты чувствовали себя более спокойно и уверенно. Так, на фразу девушек «ой, я впервые у мастера-мужчины» отвечал: «Так я у вас первый?» И они хихикали, краснели, флиртовали! Хотя бывали моменты, когда девушки, увидев меня, просили поменять мастера по педикюру — им было стыдно доверять свои ноги мужчине, аргументируя это тем, что «они пока страшные».  


Фразу «извините, нам нужны девочки» я слышал часто — как от заказчиков, так и от работодателей

Иногда ко мне за маникюром обращаются парни: в основном это гигиеническая чистка, но однажды, в 2005-м, я делал клиенту черные ногти с рисунками. Свой дизайн никогда не навязываю — просто напоминаю, что с выбранными ногтями клиенту предстоит ходить как минимум две недели. Мой главный принцип — сделать намного лучше, чем было раньше, особенно когда приходится работать с повреждениями, заболеваниями, травмами и вросшими ногтями.

Сейчас я принимаю клиентов на дому — не то, чтобы меня не берут в салоны, просто с моим стажем странно работать за 700 рублей. У меня достаточно большая клиентская база, и с большинством людей у меня уже сложились дружеские отношения. Клиенты знают, куда и к кому идут, не приходится сталкиваться с сексизмом. Фразу «извините, нам нужны девочки» я слышал часто — причем как от заказчиков, так и от работодателей.  

Александр Андреев 

43 года, частный мастер 

Я родился в Петербурге. После школы отправился в техникум на специальность «токарь-фрезеровщик», но бросил — хотел скорее начать зарабатывать. Понял, что мне приятнее иметь дело не с машинами, а с людьми, поэтому прошел обучение маникюру и вот уже три года работаю — выезжаю на дом к клиентам или же приглашаю их к себе в кабинет. 

Ко мне приходят как женщины, так и мужчины, но мне приятнее работать с первыми, хотя попадаются и очень капризные клиентки. Однажды я договаривался о заказе по телефону и в конце разговора назвал девушку «Сашуля». Сказал: «Сашуля, я вам тогда перезвоню? Спасибо» И услышал: «Вы со мной так не разговаривайте», а после — гудки. 


Беседы о заработке, политике, религии и взаимоотношениях полов я пресекаю — не хочу работать психологом

Бывает, что на маникюр и педикюр приходят знакомые. Они реагируют на мою профессию нормально, но иногда подкалывают: байкерская тусовка — то еще веселье! В основном я делаю дизайн по запросам клиентов, но бывает отговариваю их от радикальных решений. Например, объемный декор на ногтях противоречит правилам педикюра — от этого может нарушиться кровообращение на ногтевом ложе, ноготь травмируется. А девушек, которые занимаются клинингом, прошу отказаться от дизайна с глиттером. Если вы часто что-то моете и оттираете руками, такое покрытие под воздействием химии быстро теряет вид. 

Также заказчики выбирают темы для разговора. Но беседы о заработке, политике, религии и взаимоотношениях полов я пресекаю — не хочу работать психологом. Взгляды у людей могут быть абсолютно разными — полемика только мешает процессу работы. 

Артем Лумпиев

30 лет, салон красоты «Bliss», преподаватель маникюра 

В 2006 году я приехал в Петербург из маленького поселка Никольский. Поступил на юридический факультет, получил диплом, но по профессии отработал только один день. Позже попал в ресторанный бизнес, отучился в Петербургской Ассоциации Барменов, проработал барменом и официантом и тоже понял, что общепит мне не нравится. Освоить профессию мастера по маникюру мне предложила жена. Сам я «маникюрной девственности», как и многие мужчины, лишился на гладильной доске прямо перед свадьбой — нужно было подготовить руки к фотосессии. Переживал, но справился, и вот после ненавязчивых и кропотливых стараний жены отправился на первые, до ужаса убогие курсы по маникюру.


«Маникюрной девственности» я лишился на гладильной доске перед свадьбой 

На более или менее толковое обучение нейл-мастерству я попал спустя годы. Это была вынужденная мера: мы с женой открыли салон красоты и нуждались в мастере, который точно не подведет и не бросит. Клиенты на меня реагировали по-разному: одни смеялись, другие ругались, третьи отказывались от записи. Сейчас с этим стало попроще: девушки оставляют хорошие отзывы не только в реальности, но и в моем Instagram-блоге. Пишут: «Приятно, что есть парни, которые занимаются созданием красоты», «Во мужик, как бы мне моего поставить на путь истинный?» или «Вы меняете стереотипы и доказываете, что не бывает "не мужских" профессий!»

 

 

Почти год назад мы с адвокатом Русланом Гацаловым подали жалобу в Верховный суд, пресекающую ущемление по гендерному признаку в нашей профессии. Решили, что ее наименование пора поменять: «маникюрша» и «педикюрша» (именно эти слова значатся у меня в дипломе) звучат более, чем обидно — почему бы не назвать нас «мастерами ногтевого сервиса»? Хочется творить, развиваться, не иметь границ, а многие боятся рассказать о своей деятельности и услышать: «Фу! Маникюрша!» 3 декабря 2018 года Минобрнауки в досудебном порядке урегулирования спора подготовил проект, согласно которому наша профессия теперь называется «специалист по маникюру». Эта маленькая победа уже изменила отношение к мужчинам-мастерам, которые оставляют отзывы в моем регулярном Instagram-флешмобе #НеМаникюрша. 

Текст: Полина Лаврентьева

Фото: личные архивы героев 

Алина Малютина,
Комментарии

Наши проекты