Нина Штеренберг: «В моих платьях невесты выходят замуж во второй раз. Мужей меняют, дизайнера — нет»

Нина Штеренберг создала простые и одновременно запоминающиеся костюмы для балета «Солярис» Юрия Смекалова — а хореограф расспросил дизайнера о смысле жизни и творчества.

  • Серьги и кольцо TOUS (TOUS), платье JW Anderson (ДЛТ)

Юрий Смекалов: Мы с тобой работаем вместе очень успешно, но не так уж давно, и я мало что знаю о твоей биографии. Ты оканчивала Академию художеств, правильно?

Нина Штеренберг: Да, факультет архитектуры.

Юрий: Мечтала строить дома?

Нина: Нет, я мечтала рисовать картины.

Юрий: Почему тогда архитектурный?

Нина: Это долгая история. Дело в том, что я первый ребенок в еврейской семье.

Юрий: Так ты же тогда должна играть на скрипке! Играешь?

Нина: Играю на фортепиано.

Юрий: Ага, значит, у тебя не очень хороший слух.

Нина: Может быть. (Смеется.)

Юрий: Ну это же известно, что в еврейских семьях ребенку сначала дают скрипку, если с ней дела идут не очень хорошо, сажают за рояль.

Нина: Просто скрипка как-то пришлась маме, как мне кажется, не по душе, и поэтому мы выбрали фортепиано. Играла я старательно — даже думала после девятого класса поступать в музыкальное училище. Ходила в балетную студию и во все возможные кружки.


Дизайн одежды больше подходит для девочки, чем архитектура

Юрий: И в кого ты такая?

Нина: В папу и маму. (Смеется.) Мама серьезно занималась народными танцами, а потом решила, что хочет быть художником в театре. Училась в Пензенском художественном училище, где познакомилась с папой, и работала в кукольном театре сценографом. Потом они перебрались в Петербург, где мама хотела поступать на специальность «дизайн текстиля» в Академию Штиглица, но забеременела мной. А папа закончил факультет живописи Академии художеств и сейчас работает реставратором.

Юрий: Так у тебя творческая семья!

Нина: Да! И возвращаясь к твоему первому вопросу: я занималась всем, чем должен заниматься ребенок молодых творческих родителей. В какой-то момент вдруг почувствовала, что хочу рисовать: пошла в художественную школу и после пары лет учебы в ней призналась папе, что хотела бы подавать документы на живописный факультет в Академию художеств. Он посоветовал поступать на архитектуру, а потом уже подумать и о живописи. На факультете мне попались офигенные преподаватели, и я быстро влюбилась в свою будущую, как мне тогда казалось, профессию. Училась и даже не думала, что буду заниматься модой. Но познакомилась с ребятами, которые делали первые маркеты — барахолки выходного дня, где в том числе продаются и авторские вещи. Я придумала концептуальные двухсторонние шарфы со сторонами разного цвета — в нашем климате не могу себе представить жизни без шарфа. Купила приятную ткань, сшила, принесла на маркет — за два дня их раскупили. Потом был еще один маркет и еще — так постепенно все началось. Теперь-то я вижу, что проектирование зданий напрямую связано с конструированием одежды и со сценографией, кстати, тоже. Но дизайн одежды все-таки больше подходит для девочки, чем архитектура. (Улыбается.)

  • Балет «Солярис»

  • Балет «Солярис»

Юрий: Как ты относишься к понятию «случай»? Это было просто везение, совпадение каких-то факторов, или ты шла к этому подсознательно?

Нина: Думаю, что это промысел. Вот честно, я так чувствую. И мама как-то мне сказала: «Надо же, я вот ходила беременная тобой и хотела поступать на отделение тканей, а ты теперь этим занимаешься».

Юрий: А как ты создала свою студию как бизнес? Я вижу со стороны, что у тебя все очень продумано с точки зрения организации.

Нина: Я совершенно интуитивный человек. Но для того чтобы система работала, нужно все четко построить: хочешь шить красивые платья — сделай производство, на котором работают профессиональные люди.

Юрий: Как так вышло, что ты стала специалистом по свадебным платьям?

Нина: Я готовилась к защите диплома, когда мне написал знакомый: «Нина, знаю, что ты в запаре, но мы с моей девушкой очень хотели бы, чтобы ты сшила нам свадебное платье». Мужчина написал, представляешь?! Причем так и написал — «нам», что меня тронуло. Очень прониклась тем, что ребята доверились мне, и сразу почувствовала, что в этой сфере я хотела бы развиваться. Это же практически совершенный вид деятельности: ты точно делаешь красивую и очень важную вещь для человека.

Юрий: Ты замужем?

Нина: Да.

Юрий: Сама шила себе платье?

Нина: Да, у нас на производстве. Очень простое, закрытое и длинное. Кстати, это единственное платье, которое я часто повторяю для других невест, — многим нравится этот вариант, и его заказывают снова и снова.

Юрий: А платье для развода когда-нибудь делала?

Нина: Нет, не было такого. Но были невесты, которые во второй раз выходили замуж в наших платьях. Мужей поменяли, а меня — нет — приятно.

Юрий: Ну хорошо. Вот так все прекрасно шло: свадебные платья, потом у тебя еще появились линии базовой и вечерней одежды. А как случился первый театральный проект?

Нина: Первый как раз и не случился — пару лет назад мне предложили поработать в Театре имени Ленсовета ребята, которые хотели поставить там «8 женщин». Конечно, я вдохновилась этой историей — ведь у меня была бы возможность разработать сразу восемь интересных образов. Спектакль не вышел, но воодушевление осталось. А вот реально первым серьезным проектом стало «Видение розы» Владимира Варнавы — он был показан в Москве на вечере, посвященном танцам о любви. Это было 14 февраля 2017 года.

  • Балет «Многословность» хореографа Оли Васильевой — про красоту, взаимодействие двух людей, про аккуратность касания и точность в мелочах

  • Актриса Оля Бобкова в кружевном боди в балете «Многословность»

  • Cпектакль «F. Жюли», костюмы для которого делала Нина, — про максимализм, который хрустит на зубах безжалостных реалий

Юрий: А затем ты стала работать с хореографами Олей Васильевой, Полиной Митряшиной, Костей Кейхелем — это были постановки на разных сценах, в том числе и в Мариинском театре. Я понимаю, что у тебя было хорошее образование, уже был опыт, ты понимала крой. Но все-таки тут нужны были костюмы, которые требуют эластичности, очень вдумчивого подхода с точки зрения технологий. Как ты всему этому научилась?

Нина: В этих проектах было очень мало времени на подготовку, и в такой ситуации приходится всему учиться стремительно и прямо по ходу дела. Проблема была скорее в другом: когда ты шьешь свадебные платья, то по определению делаешь все вовремя — ведь церемонию во дворце бракосочетания не перенесут. Когда я начала работать с театром, у меня было много переживаний именно организационных: когда трудится целая команда людей, не все и не всегда зависит от тебя. Зато сценические проекты заставляют острее и быстрее реагировать на ситуации уже у нас в студии, да и в жизни в целом.

Юрий: А как ты чувствовала себя, когда мы готовили «Солярис» в театре «Приют комедианта»?

Нина: Хорошо. Когда ты предложил мне эту историю, я подумала, что наконец-то можно будет разодеть артистов как-то особенно интересно, хотелось прям шикануть. Но потом стало понятно, что ты пришел ко мне за простотой. И еще у меня была запланирована поездка в Исландию прямо перед премьерой — я очень переживала, ведь есть вещи, которые ты не можешь решить, если ты не на площадке.


Хочешь шить красивые платья — сделай производство, на котором работают профессиональные люди

Юрий: Да, но все мы чувствовали твою внутреннюю ответственность за результат. Она у тебя гипертрофирована, и это правильно. Я давно понял, что работать надо именно с такими людьми, — тогда спектакль действительно получится. Как ты видишь себе свой путь дальше?

Нина: После «Соляриса» я поняла, что хочу наконец попробовать выпустить свою полноценную коллекцию. Поняла, как именно хочу ее показать, возможно, даже на своих музах — актрисах. Но всему свое время.

Юрий: Я правильно понимаю, что пока у тебя нет желания сосредоточиться на театральной карьере?

Нина: Есть желание сосредоточиться на своем развитии. А театральные постановки это предполагают. Когда делаешь спектакль, постоянно учишься анализировать материал и работать в команде. Что-то получается сразу, что-то нет, но это невероятный обмен опытом, эмоциями и энергией. Меня всегда волнует, нравится ли костюм артисту. Обычно театральный художник думает общими композициями и в меньшей степени внедряется в артистов, мне кажется. А у меня на данном этапе как раз наоборот.

Юрий: Ты можешь занять свое место в области театрального костюма, потому что конкуренция в этой сфере очень невелика. У тебя есть определенный почерк, стиль, понимание красоты, удобства, есть художественное образование.

Нина: Ну посмотрим. Для меня очень важен материал — пьеса, которую ставят. Потому что если само произведение специфическое, то надо вообще подумать, почему такое предложение к тебе приходит, — иногда чтобы согласиться, а иногда чтобы отказаться.

Юрий: Ко всем ситуациям ты стараешься подходить философски, я вижу.

Нина: Да, стараюсь. (Смеется.)


«Собака.ru» благодарит за поддержку партнеров премии «ТОП50 Самые знаменитые люди Петербурга 2018»:

главный универмаг Петербурга ДЛТ,

Испанский Ювелирный Дом TOUS,

Nespresso,

Wellness курорт «Первая линия»,

One Trinity Place

МЕСТО СЪЕМКИ

Зимний сад химического факультета СПбГУ

Петергоф, Университетский пр., 26

Первоначальный проект Петродворцового учебно-научного комплекса разрабатывал московский институт «Гипровуз», но главный архитектор Ленинграда Валентин Каменский был против минимализма, предложенного московскими коллегами, и настоял на эстетике, приближенной к ленинградским традициям. В результате строительство, стартовавшее в 1960-х годах, было завершено только после распада СССР.

текст: Виталий Котов
фото: Валентин Блох
стиль: Эльмира Тулебаева
визаж и прическа: Алена Кондратьева
Благодарим Санкт-Петербургский государственный университет за помощь в организации съемки

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также