Рейдерский захват бренда Asya Malbershtein: что известно на данный момент

За три года дизайнер Анастасия Швачко, номинант нашей премии «ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга» превратила свой бренд Asya Malbershtein из небольшого ателье по производству кожаных аксессуаров во внушительных размеров мануфактуру, на двух этажах которых шьют пальто, косухи и идеальные рюкзаки. Сейчас, по словам Анастасии, партнер по бизнесу незаконным путем вывела ее из учредителей компании, закрыла доступ к производству и к офису бренда, а оборудование и сырье увезла в неизвестном направлении. Специально для Sobaka.ru дизайнер рассказала о сути конфликта. 

  • Дизайнер Asya Malbeshtein — номинант нашей премии «ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга», 2015 год

О новом партнере

Бренд Asya Malbershtein я придумала в 2008 году. Тогда с помощью иллюстратора Анны Ситниковой из Парижа разработала логотип, товарный знак и зарегистрировала их. Имея архитектурное образование, я сменила профессию и стала дизайнером. Начала работать с кожей и делать лекала. Производства у меня еще не было, поэтому приходилось искать частных швей и шить образцы у них. Изначально марка заявила о себе кожаными аксессуарами, в частности рюкзаками.

В 2010 году я поняла, что нужно расширяться, хотелось купить пару машинок и запустить собственное производство. Я искала деньги, и несколько заемщиков посоветовали обратиться к Марии Слиньковой. Я взяла у нее деньги под процент. Два года спустя я снова искала финансовые вложения для расширения бизнеса, и тогда Мария предложила дать эти деньги и стать моим партнером, зарегистрировав ООО с равными долями. Тогда я согласилась, и это была ошибка на стадии фундамента: доли не могли быть равными, потому что моих вложений в бренд было на порядок больше. Тем не менее в течение трех лет после этого у меня не было к Марии претензий: она стала гендиректором, взяла на себя делопроизводство и бухгалтерию.

  • Лукбук бренда Asya Malbeshtein

  • Лукбук бренда Asya Malbeshtein

  • Лукбук бренда Asya Malbeshtein


О конфликтах с новым партнером

Проблемы начались в 2015 году, когда выручка начала расти. Но мне говорили, что компания не приносит доходов, у нас нет денег не то что на рекламу, а даже на стилиста для съемок. Сейчас я осознаю: выручка была такой, что мы могли открыть свой монобрендовый магазин в центре. Первым сомнительным моментом было наличие продукции Asya Malbershtein в магазинах, которых нет в нашей базе. Я приходила к бухгалтеру и спрашивала: откуда у них вещи, разве эти магазины есть в нашей базе? Нет. Тогда я выясняю у магазинов, откуда у них наш продукт. Оказывается, представители магазина общались с Марией в социальных сетях или мессенджерах, деньги за товар на сумму 400-500 тысяч рублей перечислялись на ее карту или на карту ее помощницы, но на нашем расчетном счету ничего не появлялось. Эта схема стала нормой.

Средства выводились еще и с помощью сторонней курьерской компании: она принимала наличные от покупателей, но не выдавала никаких финансовых документов: за 2016 год сумма с этих продаж составила 20 миллионов рублей, но я этих денег не видела. Как только мы запустили систему 1С, все стало очевидно. Мария даже просила ее удалить, потому что «лучше excel-таблицы ничего нет». Тогда я пошла на курсы аудиторов, сделала собственный аудит и недосчиталась миллионов. Я поймала партнера за руку, посадила перед собой и сказала, что больше не хочу с ней работать.

О том, почему всё это напоминает разборки из 1990-х

28 февраля я приезжаю на работу, а все замки на предприятии и в офисе сменены. Сотрудники говорят, что Мария запретила меня пускать. Тем временем в нашем офисе появились два «антикризисных специалиста», очень напоминающие бандитов из 1990-х (как выяснилось позже, один из них неоднократно попадался на мошенничестве). У меня забрали доступ на сайт бренда, а также к страницам в «ВКонтакте» и Facebook, которые я раньше вела. Были косвенные угрозы жизни, а утренние «прозвоны», как в криминальных сериалах, уже стали нормой. Когда я на законных основаниях приезжаю в офис за документами и своими вещами, меня выпихивают или подставляют: например, выдают коробку (якобы с нужными документами), а когда я выхожу из офиса, вызывают милицию и говорят, что я совершила ограбление.

В соответствии с уставом компании я созываю собрание учредителей: в назначенный день приезжаю по адресу и вижу голые стены. Нет ни сотрудников, ни оборудования, ни сырья. Все вывезли за два дня, не выплатив миллионный долг арендодателю помещения. Сайт по-прежнему функционирует, принимаются заказы, даже появляются новые съемки (с вещами по моим лекалам), но где сейчас находится производство — неизвестно. Я узнаю, что меня незаконным образом вывели из состава учредителей: по документам с моей подделанной подписью я якобы отказалась от своей доли. Это решение я буду оспаривать в суде.

 

Здесь был наш офис, вывезли все!!! даже мои поношенные туфли #truemalbershtein

Публикация от ASYA_MALBERSHTEIN (@asya_malbershtein)


О будущем бренда Asya Malbershtein

Псевдоним Asya Malbershtein, лекала, товарный знак и логотип — моя интеллектуальная собственность. Без моего ведома и подделав мою подпись, Мария зарегистрировала товарный знак на ООО, а возвращать его себе я буду в суде. Юристы говорят, что шанс вернуть свои 50 процентов есть. Но также есть доля риска, что сейчас все деньги компании выведутся: можно, например, признать себя банкротом или списать оборудование. Что нужно Марии и ее сообщникам? Чтобы я свалила. У нас прекрасное поставленное производство полного цикла, которое может существовать и без меня. А сырья и фурнитуры на складе хватит, чтобы обеспечить производство еще на год. У меня на данный момент нет денег и нет собственности, потому что финансы, которые у меня появлялись, я сразу вкладывала в бизнес. Я буду бороться за свой бренд и продолжать заниматься любимым делом. А если понадобится, то создам новую марку и начну заново.
sobaka,
Комментарии

Наши проекты