Анна Квирия: «Петербуржцы любят тотал-блэк, но грузины любят его еще больше»

 СВЕТСКИЙ ВЫХОД 

Владелица клиники эстетической медицины, по совместительству врач-стоматолог, с хирургической точностью составляет луки из взыскательных вещей грузинских дизайнеров, носить которые любая другая it-girl не рискнула бы: они требуют характера и предельно яркой внешности. Как хорошо, что у Анны есть и то и другое.

  • Платье и браслеты Tatuna Nikolaishvili

Я родилась в Грузии, а когда мне исполнилось десять лет, мы переехали в Петербург. И несколько лет назад в «Фейсбуке» я нашла девочку, с которой мы дружили в детстве. Она стала модельером, на ее странице были фотографии просто потрясающих коллекций: графичные силуэты, необычный крой. Я тут же заказала несколько вещей — и Татуна Николаишвили до сих пор мой фаворит по сочетанию фактур и геометрических рисунков. Вся одежда у нее очень структурная, я бы даже сказала, рельефная. Впереди платье может быть предельно строгим, а сзади обнаружить подол в жестких сборках. Такие вещи нужно носить без украшений и каблуков, чтобы не перегрузить, они очень требовательные. Если у меня намечается важное мероприятие, я звоню Татуне, она присылает мне рисунки, мы выбираем ткани, и за неделю мне шьют наряд. Так я начала открывать для себя грузинских дизайнеров, например Давида Кома, чьи коллекции построены на подчеркивании сексуальности именно формой, причем эта броскость лишена агрессии. Самый громкий грузинский прорыв — только что назначенный креативным директором дома Balenciaga Демна Гвасалия, основатель марки Vetements. Я подсела на этот бренд, чьи вещи похожи на ранние коллекции Maison Margiela — того периода, когда Мартин еще воплощал свои сумасшедшие идеи. Суперактуальны локальные грузинские марки Lalo, Anouki, Teyo, но для меня их вещи слишком попсовые.

Петербуржцы любят тотал-блэк, но грузины любят его еще больше. У меня очень яркая внешность, если я переборщу с цветом, то буду выглядеть нелепо или привлеку слишком много внимания. Продавцы в магазинах шутят, что вытаскивают для меня все черное, серое, синее и бежевое. Недавно я потянулась к оттенкам красного: вишневому, винному, алому. Наверное, это палитра зрелости. Не зря говорят, что женщина по-настоящему открывает себя после тридцати. В школе меня увлекал рэперский стиль: широкие брюки, кроссовки, кеды. В университете захотелось классики: каблуки каждый день, юбки-карандаши, заправленные рубашки. А после рождения ребенка мое мироощущение абсолютно изменилось, я начала активно искать себя и стала миксовать вещи. Многие мужчины считают, что я плохо или странно одеваюсь. Большинство хотят видеть женщин на шпильках и в обтягивающем. Дольче с Габбаной всегда будут жить припеваючи, потому что для большинства это круто — дорого-богато.

Раньше я просматривала все модные журналы, а сейчас слежу за коллекциями в Интернете. Чтобы унять свой шопоголизм, делаю скрины и сохраняю их в отдельный альбом на сезон — вишлист. Туда складываю все, что мне подходит: верхнюю одежду, платья на выход, часы, обувь. Я начала это делать, когда поняла, что у меня множество вещей, которые я не ношу, — как-то обнаружила в шкафу около десяти парок. Такой подход очень систематизирует гардероб.

 

Интервью: Наталья Наговицына
Фото: Даниил Ярощук
Визаж: Наталья Воскобойник
Благодарим Никиту Мурузина за помощь в проведении съемки

Комментарии (0)
Автор: sobaka
Опубликовано:
Люди: Анна Квирия
Материал из номера: Декабрь 2015
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также