Татьяна Азарова: «Глупая модель не будет востребованной — сломается»

Фотограф, скаут, букер, стилист и педагог, основав Tann Model Management, сделала ставку на моделей-мужчин из России и заключила контракты с топовыми мировыми агентствами, включая d'management — оплот успеха Клаудии Шиффер, Кейт Мосс и Моники Беллуччи.

Модельное агентство Tann долгое время было темной лошадкой в фэшн-индустрии, в том числе никто не знал имени владельца. Расскажите историю его создания.

В выпускном классе я начала снимать альтернативную музыкальную историю: репортажи с концертов и промо групп. Но поняв, что в этом нет развития, переключилась на моду. Находила девочек на улице — мне нравилось работать с непрофессионалами, так я пыталась избежать шаблонности и получить искренний взгляд в кадре. Со временем у меня накопилась база моделей, которые нигде не работали. Тогда я стала сотрудничать с топовыми агентствами России в качестве скаута. Но в каждом из них мне что-то не нравилось: где-то девушек трудоустраивали в эскорт, в других отправляли конвейером за границу, не рассматривая их персонально. Друг выделил мне стол в своей ИТ-компании, так и появилось Tann Model Management. Мне стукнул двадцать один год, инвестора не было, английского языка я не знала и поначалу из-за отсутствия денег даже жила в офисе. На тестах мы использовали вещи с «Уделки», а ночью я скидывала их на пол и спала на этой куче. Причем я была достаточно известным фотографом, но Tann пиарила инкогнито. Ни одна душа не знала, кто владелец агентства, на чьем сайте представлено десять моделей магической красоты, которых никто никогда не видел. Получилось, о нас начали говорить еще до первой отправки девочек за границу.

Tann стало известно благодаря успешным моделям-мальчикам.

В 2012 году все агентства, включая моего работодателя Andy Fiord, закрыли мужские борды. Россия — это женский рынок, мужской — Лондон и Польша. В тот период на Западе все закрылись от наших моделей-мужчин: многие русские манекенщики плохо себя вели, например, им открывали визы за три тысячи долларов, а они не приезжали. Репутация была испорчена, их окрестили «русской мафией». В результате мальчикам было абсолютно негде работать, и они пришли в Tann. Для плодотворного сотрудничества с Европой нужно было наладить личные отношения, поэтому мы с моей напарницей — букером Дарьей отправились в Париж, Милан, потом она поехала в Лондон, Нью-Йорк. Тогда я показала модному миру Юджина Иванова, которого захотели взять все. В первый же сезон он сделал показ Jil Sander эксклюзив, Louis Vuitton, закрыл показ Kenzo. И уже в следующем сезоне русских парней на подиумах было намного больше. Мне кажется, именно Юджин прорвал блокаду недоверия к моделям-мужчинам из России. Сейчас все агентства открыли мужские борды, даже Avant или Star System, которые никогда этим не занимались.

У вас в агентстве очень много приезжих. Как вы их находите и выстраиваете рабочий процесс?

Некоторых сама нахожу в соцсетях, остальных — скауты из разных городов. По приезде в Петербург ребята живут у меня дома, чтобы не залезать в долги. Это позволяет мне лучше узнать их и помочь им преодолеть психологический барьер. Элементарно: приезжие из маленьких городов привыкли делать по три дела в день, а здесь нужно справляться с сумасшедшим графиком с утра до ночи. Сейчас в моей небольшой квартире-студии живут пять человек. Я выстраиваю прозрачные отношения, не позволяю им капризы только потому, что они приносят деньги. Меня пугают люди, с порога заявляющие, что сделают все ради этой карьеры, в том числе бросят институт. Это нестабильная профессия, здесь необходимо здраво оценивать свои возможности. Глупая модель не станет супервостребованной. Она может стартануть, выстрелить в одном сезоне, а потом сломаться. Дальше такие находят себе богатых спонсоров или уходят в пиарщики, где достаточно быть красивыми и статными. Выбиваются в топ только те, кто умеет воспринимать критику. Представьте: десятки человек ежедневно говорят вам в лицо все, что о вас думают. Я учу своих ребят относиться к себе проще. В итоге их не удивляет статус человека, они адекватно общаются со звездами. Профессия модели основывается на понимании, где нужно промолчать, где улыбнуться, а где максимально себя показать.

Вы сказали, что в модной индустрии очень важны личные отношения. Как вы налаживаете профессиональные контакты?

Я не могу специально подойти, например, к Риккардо Тиши, дизайнеру Givenchy, и сказать: «Привет, я Таня из России, у меня есть модельное агентство, давай дружить». Но все же я с ним знакома: мы многократно видели друг друга на профессиональных тусовках и просто начали здороваться, так и подружились. Считаю, главное в работе не дружба по расчету, а энергетика. Люди в этом бизнесе очень тонко чувствуют друг друга, поэтому ценят честность, которой чрезвычайно не хватает этому миру. Мне самой искренне нравится быть серым кардиналом, получать опосредованный результат. Моя подруга-пиарщик имела возможность протолкнуть мои фотографии в лучший глянец, но я отказалась, потому что в тот момент ничего не могла дать ей взамен. Я не беру деньги в долг и никогда не откладываю дела — все делаю сегодня.

Текст: Наташа Наговицына
Фото: Алексей Костромин
Стиль: Елена Головатая
Визаж: Анна Булгакова

Комментарии (0)
Автор: sobaka
Опубликовано:
Люди: Таня Азарова
Материал из номера: Май 2015
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также