Неопубликованное интервью с Еленой Образцовой

12 января в Германии умерла великая оперная певица. Мы размещаем ранее неопубликованное интервью с Еленой Васильевной.

Главной темой модного мартовского номера журнала «Собака.ru» в 2012 году стал русский кутюр и его герои — от Славы Зайцева и Татьяны Парфеновой до Игоря Чапурина и Яниса Чамалиди. Платье каждого из дизайнеров представляла его муза, и Елена Васильевна выступила в качестве модели для наряда Тани Котеговой. Основное внимание в материале тогда было уделено модельерам, потому интервью со звездой оперы на тему ее предпочтений в моде не было напечатано — теперь мы исправляем эту ошибку.

Платье Tanya Kotegova, мейк-ап Елена Крыгина

Свое первое концертное платье я получила от государства, когда в 1962 году поехала на фестиваль молодежи и студентов в Хельсинки — нас тогда всех одели. Второе — досталось мне в подарок от Галины Павловны Вишневской, когда я закончила Ленинградскую консерваторию и была сразу принята в труппу Большого театра. Затем я отправилась в Нью-Йорк, где состоялся мой дебют в «Метрополитен-Опера», оказавшийся настолько успешным, что мне тут же предложили выступить там с сольным концертом. А у меня с собой не было ничего подходящего для такого вечера и тогда мне сшили совершенно незабываемое синее шифоновое платье с накидкой у знаменитого кутюрье Джорджа Ставропулоса, который одевал Элизабет Тейлор, Марию Каллас и Барбару Стрейзанд. В нем я пела потом и свой первый концерт в «Ла Скала», а затем оно перешло к моей дочери Елене.

На зарубежных гастролях в советские времена у меня были огромные гонорары, но почти все деньги мы тогда отдавали государству. На то, что мне оставляли, я могла купить в лучшем случае диски. О приобретении нарядов или даже о том, чтобы пригласить зарубежных друзей на ужин в ресторан и речи не могло быть. А ведь они этого не понимали, думали, что я получаю бешеные деньги и при этом жадничаю. Я же просто не могла им ничего объяснить.

Мне много дарили платья, шубы и даже драгоценности богатые поклонники и поклонницы, в том числе моя подруга великая певица Рената Тебальди — мы с ней были одного роста и размера. Особенно много шила она у Ханае Мори, поэтому у меня в итоге оказалось много платьев именно этого дизайнера. Помню, поначалу я оскорблялась, даже рыдала из-за того, что мне дарят что-то по бедности. Но потом, когда стала самостоятельной, тоже стала часто дарить свои платья.

Когда меня познакомили с Марией Каллас в ложе Гранд-Опера, я вошла и была поражена, что она сидит в какой-то заячьей курточке — это была шиншилла, о которой мы в те времена и понятия не имели. Однажды, лет тридцать назад, друзья-итальянцы, работавшие у Fendi, принесли шубу — я была в ней просто царица. Они сделали максимальную скидку и даже при этом я расплачивалась за нее потом несколько лет — работала только на шубу. Несколько лет назад ограбили мою московскую квартиру и унесли в том числе и эту шубу — я ее как раз перед этим сдавала в чистку в Милане, как новенькая была (Смеется).

Долгие годы в Москвы мне шила платья никому неизвестная бывшая балерина Машенька — из ничего делала прекрасные наряды. Когда я однажды приехала в ее платьях в Лондон, моя ничего не подозревающая подруга сказала «Ну вот фирма есть фирма, сразу видно!» (Смеется). Однажды космонавт Валентина Терешкова, с которой мы дружили, посоветовала обратиться к Славе Зайцеву, клиенткой которого она была. И Вячеслав Михайлович сшил мне потрясающее платье в русском стиле, в котором я пела программу романсов.

Затем я перешла в руки Игоря Чапурина — у него очень много заказывала, была одно время поклонницей его фантастического стиля. Сотрудничала с талантливым петербургским дизайнером Стасом Лопаткиным. Как-то раз приятель пригласил меня на показ Татьяны Котеговой — и тут я влюбилась раз и навсегда. Я эту женщину просто боготворю, все в ней великолепно — и то, как она говорит, и как одевается, и даже как просто сидит. Она для меня теперь как наркотик — не могу без нее жить. Шью у нее платья и для повседневной жизни, и для концертов. До встречи с Танечкой, я почти всегда самостоятельно рисовала эскизы будущих платьев, а вот ей я полностью доверяю.

Что касается цветовых предпочтений, то они меняются с годами — был у меня период любви к бежевому и коричневому, к серому, к белому, носила я платья и василькового, и зеленого цветов. А сейчас особенно люблю черный и в этом мы тоже совпали с Татьяной Котеговой.

Я покупала и готовую одежду, но конечно только за границей — у нас то ничего и не было в магазинах. Предпочитала марки Escada и Fendi. К сожалению очень часто красивая одежда других брендов мне не подходила — почти все шьется почему-то только для маленьких женщин.

Никогда не меняю платья во время концертов, считаю это моветоном — я же выхожу петь, нести эмоцию, а не моды демонстрировать. Показы моды очень люблю, а вот светские рауты ненавижу. Абсолютно спокойно всегда относилась к бриллиантам, а бижутерию вообще терпеть не могу. Всегда обожала шопинг — особенно покупку сумок и обуви. Помню муж однажды сказал: «Еще одни туфли и Господь тебя накажет!» (Смеется).

Интервью: Виталий Котов
Фото: Guy Johansson


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме