Торжество метрошика: зачем стритстайл спустился в подземку

Мы застали смерть гламура, канибализм стритстайла и зарождение«нормкора», и уверенно заявляем: пришло время метрошика. За последнее время мы все устали от моды, помогает лишь одно — относиться к ней с юмором. Как фэшн-индустрия обрела самоиронию и спустилась в метро в поисках индивидуальности — в нашем исследовании.

Смерть стритстайла

Диагноз пациент, скорее, мертв, чем жив, стритстайлу поставили еще в прошлом году, а окончательно летальный исход констатировала Сьюзи Менкес в скандальной статье «Цирк моды» для New York Times. Самый человечный из всех обозревателей честно сравнивает героев стритстайла с павлинами и отмечает, что весь спектакль модного показа переместился за его пределы — на улицу.

Справедливости ради, стоит отметить, что уличная мода изначально задумывалась как альтернатива моде глянцевой. Если первая отмечала случайные выигрышные комбинации, то вторая предсказуемо выдавала «студийное» качество. То ли в результате захватившего наш век нарциссизма (одни селфи чего стоят), то ли по причине рейдерского захвата уличной моды фэшн-инсайдерами, но стритстайл стал неотличим от глянца и сожрал сам себя. «Канибализм стритстайла» — назвал эту стадию специализирующийся на связи между уличной модой и антропологией американский ученый Брент Лаваас, автор блога Urban Fieldnotes.

Признаемся честно, мы устали от «луков» модников, что облюбовали все фактурные стены Парижа и Милана и заучили выигрышные ракурсы для фотографов. Куда интереснее выглядят, пускай и не всегда понятные, но самобытные образы прохожих на улице. Даже патриарх стритстайла Скотт Шуман, автор блога The Sartorialist, разменял модников на обычных людей, жителей Нью-Йорка.


 

 

  • Съемка журнала W Magazine на волне нормкора

  • Съемка журнала W Magazine на волне нормкора

  • Лукбук Zara осень-зима 2014

Пришествие «нормкора»  

Полгода назад New York Magazine опубликовал статью о «нормкоре». Феномене, который образовался на обломках уличной моды. Его основа — не выделяясь, выделяться. То есть, выглядеть, как человек из маршрутки — не переживать по поводу брендов, носить панамы или надевать резиновые шлепки Adidas на капроновые носочки в сеточку и относиться к себе с иронией. 

Но и нормкор не удержался на плаву из-за своей искусственности: публика устала фальшиво подстраивать себя под массу. Нормкор сгубило то же, что и стритстайл: It-boys и it-girls сменились ироничными cozy-boys и cozy-girls. Треники и беговые кроссовки надеваются не только ради комфорта, но и чтобы подчеркнуть презрение к хитами коллекций, хайпами и тенденциями.  


 

 

  • Фотографии из проекта Ханса Эйкельбуса «О людях 21 века»

  • Фотографии из проекта Ханса Эйкельбуса «О людях 21 века»

  • Фотографии из проекта Slavik's Fashion 

  • Фотографии из паблика «Мода петербургского метро»

Метрошик is coming

Метрошик — новый этап усталости от моды, которому пора найти место в фэшн-терминологии. Феномен, набирающий популярность, появился довольно недавно, но и как все народные явления, развивается стихийно и с учетом местного колорита. Если суть нормкора была в самоиронии и искусственной маскировке под серую массу, то метрошик одобряет индивидуальность в рамках этой же массы. Словом, какая разница, во что одет твой сосед: в домашние тапки, плюшевый костюм тигры или кислотное платье. Метро в этом случае выступает как олицетворение народной оригинальности — мы одеваемся как можем и, в первую очередь, для себя.   

В Европе исследователи всерьез озаботились стилем обычных людей крупных мегаполисов. Датский ученый и фотограф Ханс Эйкельбус выпустил первую в мире анти-стритстайл книгу «О людях 21 века», где подробно изучены народные тренды Европы двух последних десятилетий. В красочном фолианте заботливо собраны леггинсы, надетые под юбку, фланелевая рубашка на футболку, сумка через плечо, кошелечек Louis Vuitton на шее или розовая майка с джинсовыми шортами. Каждый из трендов метрошика Эйкельбус подтверждает внушительной подборкой луков однотипных прохожих.

В братской Украине флагманом метрошика стал проект Slavik's Fashion львовского 55-летнего бездомного по имени Славик. Мужчина жил на улице, однако умудрялся каждый день появляться в новом образе (иногда менял лук несколько раз в день). Фотограф Юрий Дячишин сделал более 100 снимков в жанре стрит-стайл, организовал несколько выставок, а после — издал книгу о своем герое, возведенном не без помощи авторитетного The Telegraph в ранг фэшн-сенсаций.

В России метрошик пошел по самобытному пути: если труд Ханса Эйкельбуса «О людях 21 века» иллюстрирует идентичность народных масс, то сила наших соотечественников — оригинальность. Это первое, что бросается в глаза при знакомстве с набирающими популярность интернет-пабликами о моде в метро Москвы и Санкт-Петербурга. Появившееся меньше месяца назад сообщество «Мода московского метро» уже насчитывает аудиторию более 15 тысяч человек,  открывшийся на прошлой неделе петербургский филиал перевалил за 10 тысяч подписчиков.

В леопардовых леггинсах, золотых и серебряных костюмах, ватниках и мокасинах на носок просвещенные читатели видят изъяны. Однако кто как не мы поем оды и добавляем в свои «пинтересты» и «тумблры» ugly-design во всех его проявлениях (в европейском понимании этого слова — то есть, выглядывающие из-под штанов трусы или короткие «топики» с огромными логотипами). Мы чураемся торжества собственного метрошика — телесных колготок почти оранжевого цвета, кед на каблуке и меховых тотал-луков. Ничего не напоминает? Попробуйте снять эти вещи с героев метрошика и надеть на модель, к примеру, London Fashion Week — и вот мы уже скупаем жуткие, но такие очаровательные фрагменты российских «нулевых», на которые мы фыркаем свысока.  


Что еще важно знать о метрошике

  • Ежесезонно, два раза в год в рамках Берлинской Недели моды Mercedes-Benz Fashion Week проходит дефиле альтернативной моды Underground Catwalk. Место действия показов — метро.

  • 84-летний усач Али из Берлина. C 2012 года официантка кафе, мимо которого мужчина проходит каждое утро, фотографирует мужчину — каждый день он наряжается в собственноручно сшитые костюмы, бейсболку в тон и вязаную шапочку Nike.

  • Для шоу коллекции весна-лето 2015 дизайнерский дуэт Meadham Kirchhoff устроил народный кастинг с примечанием «Typical model looks not required» в объявлении. На приглашении значилась фраза «Отрицай все» — и мы увидели это в коллекции: модели, которыми стали обычные прохожие, показывали платья из мешков для мусора, топы из тюля и пиджаков из материала, напоминающего о полотенцах. Все это мы могли встретить и в российском метрополитене — но увидели на London Fashion Week.

  • The Guardian выводит новый подвид стритстайла — «peep style». Тайно сфотографированные шпионами-блогерами луки обычных горожан, не стремящихся к высокой моде, рассматривать любопытнее, чем «павлинов» недель моды. Пионером «peep style»-фотографии принято считать французско-американского фотографа Давида Люроши.  Все снимки он публикует в своем Instagram.

Текст: Михаил Стацюк, Алена Галкина


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме