Юлия Бунакова и Евгений Хохлов: «Непонятно, зачем ежегодно выпускать столько модельеров, когда нет производств»

к списку всех номинантов

Дуэт, отвечающий за деми-кутюрную марку Bunakova Hokhloff, в 2013 году превзошел Кристиана Лакруа и Джорджо Армани: спроектированная дизайнерами форма сотрудников «Аэрофлота» была признана лучшей в мире, победив одежду для пилотов и стюардесс AirFrance и Alitalia. Удачным оказался и театральный опыт — сюрреалистические наряды к «Золушке» Славы Полунина в Цирке на Фонтанке и костюмы к перформансу по случаю открытия выставки Михаила Шемякина «Тротуары Парижа».

Сколько лет вашему тандему?

Двадцать.

Как вы сами идентифицируете торговую марку Bunakova Hokhloff?

Когда-то латвийский L’Officiel озаглавил статью про нас так: «Русская элегантность». Пожалуй, это самое точное описание.

Чьи дизайнерские работы были для вас ориентиром?

Творчество Ива Сен-Лорана — образец гармонии.

Назовите самое важное качество творчества.

Идея и достижение ее максимальной выразительности простыми способами.

Почему вы перестали устраивать показы?

В какой-то момент понимаешь: кажется, будто ты бежишь вперед, а на самом деле стоишь на месте и ничего вокруг не происходит. Когда в середине 1990-х директор знаменитой парижской школы моды Studio Bercot Мари Рюки пригласила нас к себе на учебу, она сказала, что в России нет индустрии моды. Нам тогда было обидно. Ну как же так? Вон у нас один модный дом, второй модный дом. Как же нет, когда есть? Потом стало понятно, что она имела в виду. Прошло уже восемнадцать лет, и ничего не изменилось: индустрии как не было, так и нет. Мы поняли, что нужно идти по какому-то собственному пути. Есть один дивный французский дизайнер, плывущий против течения, на которого мы хотели бы ориентироваться. Это Аззедин Алайя. Он устраивает показы, когда считает нужным.

Вам никогда не хотелось преподавать дизайн?

Юля учила студентов после окончания «Мухи», а сейчас нам это неинтересно. Если бы мы и стали преподавать, то открыли бы собственную школу со своей системой обучения. А вообще, непонятно, зачем ежегодно выпускать столько модельеров, когда нет производств, в них нуждающихся.

Вы следите за тем, что сейчас происходит в мировой фэшн-индустрии?

Мы определили для себя около шести марок, которые нам интересны и по которым можно уловить изменения в моде. Их имена раскрывать не будем.

А за кем из российских дизайнеров вам интересно наблюдать?

За Татьяной Котеговой.

Как вы восприняли победу сделанной вами форменной одежды «Аэрофлота» над «конкурентами» — униформой авторства Лакруа и Армани?

Надо сказать, что до этого ни одна российская компания не имела такого международного признания в том, что касается формы сотрудников. И это событие важно не только для самой авиакомпании. Ведь сегодня, когда ситуация в мире заставляет многих взглянуть на Россию под другим углом, образ стюардессы «Аэрофлота» становится еще более содержательным, в какой-то степени символизирующим лицо страны.

С чего началось ваше сотрудничество с Цирком на Фонтанке?

Когда Вячеслав Полунин стал художественным руководителем цирка, мы сами пришли к нему и предложили сделать чтонибудь интересное. И случился прорыв в виде костюмов для спектакля «Золушка». Кстати, до этого у нас были и другие совместные работы. Например, костюмы для «шествия мусора» с участием Полунина, которое открывало выставку Михаила Шемякина в Русском музее, или новый вариант знаменитого желтого комбинезона главного клоуна страны.

Чувствуется, что для вас важно общение с Вячеславом Полуниным.

Для нас было важно все: и поддержка с его стороны, и ощущение того, что мы делаем что-то новое для себя. Все, что говорил этот гениальный артист, было значимо для нас. Иногда так и слышится его «не волнуйся».

Над каким костюмом для «Золушки» было интереснее всего работать?

Над нарядом Глашатая, которого играл Анвар Либабов. Он представлялся нам самым любопытным конструктивно и художественно.

А над каким сложнее всего?

Мачехи в исполнении Николая Терентьева. «Лицедеи» играют в давно найденных для себя образах, к которым привыкли и актеры, и публика. А здесь новый и непривычный облик. Казалось, что мы поймали этот гротесковый имидж мачехи — яркий, плакатный, а актер видел его в полутонах и более статичным. Это как игра на сопротивление.

С кем бы вы хотели поработать?

С Филиппом Декуфле, например, художником, хореографом и выдающимся постановщиком нового европейского танцевального театра. Горизонты бесконечны.


Текст: Алена Галкина
Фото: Саша Самсонова

Благодарим Гатчинский авиационно-спортивный клуб (аэродром Сиворицы, пос. Никольское, 60-й км Киевского шоссе, тел. (812) 961-6206) за помощь в организации съемки
Стиль: Вадим Ксенодохов
Ассистент стилиста: Евгений Юминов
Визаж и прически: Ольга Фокс

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также