Интерьер. Квартира Лины Перловой

А у нас из окна — Спас

Перед тем как занять свое место в квартире, интерьерные находки Лины Перловой обживаются в ее собственной Галерее дизайна/bulthaup.

Две стороны солнца
Из огромных окон квартиры Лины Перловой открывается вид на Конюшенную улицу, которую после реконструкции справедливо было бы назвать бульваром. На самый последний этаж ведет широкая парадная лестница, которую Лина и ее муж Фаддей отремонтировали своими силами, рассудив, что дом начинается с подъезда.
Они долго готовились к переезду. Почти восемь лет квартира стояла пустой, а хозяева снимали второй этаж, потому что после расселения — а до этого здесь жили семь семей — она была чрезвычайно запущена и было совершенно непонятно, с чего начинать: крыша протекала, помещение было в ужасном состоянии. Реконструкцией занялся Фаддей — он подарил отделку Лине на день рождения, потратив на все около года. Рабочие снесли стены, очистили их до кирпича и сняли бесконечные слои штукатурки. В процессе обнаружился волнообразный рисунок потолка и были расширены окна, а те, что выходят на дворы за Конюшенной площадью, обзавелись французскими балконами. Особенно приятно, что окна освещают квартиру с двух сторон: солнечные лучи необходимы в северных краях. Центр квартиры — просторная гостиная, совмещенная с кухней bulthaup серии B3, будто подвешенной в воздухе. От него расходятся комнаты: кабинет Фаддея, детская и спальня. В гостиной помимо рояля, на котором иногда играет Лина, потрясает датская печь начала ХХ века. Ее нашли на выставке в Копенгагене несколько лет назад, связались с коллекционером, который ее представлял, и начали с ним работать. Печь была в первой же поставке. В гостиной же есть совершенно особенный уголок, из окна которого триумфально сияет куполами храм Спаса на Крови. Это любимое место Лины: «С восьми до десяти часов утра мягкое солнце поднимается и освещает собор. Если каждое весеннее утро наблюдать эту картину, распахнув окна, к июню можно стать довольно загорелой. Здесь я люблю пить кофе. Эта улица дает мне силы».

Гостиную украшают лампа Гаэтано Пеше и пятая часть композиции фарфоровых фигур Инны Олевской «Гений и злодейство — две вещи несовместные»— статуэтка Сальери, в которой присутствуют черты самой Инны, как и во всех ее работах

Центральное место в пространстве столовой отведено кухне bulthaup серии B3, будто парящей в воздухе

Личный номер
В квартире нет случайных вещей, и хотя почти каждый предмет — готовая страница из интерьерной энциклопедии, ощущения выставки не возникает. Лина смеется: «Кто-то считает эту квартиру музеем дизайна, мне же кажется, что здесь полный хаос. Несмотря на мою профессию, я не думаю, что вещи имеют такое уж огромное значение. Как это ни парадоксально, главное в интерьере все-таки человек. Да и внутренний комфорт значит для меня намного больше, чем внешний. К тому же самые любимые предметы все равно стоят в галерее: лучшим я хочу делиться». Тем не менее гостей отсюда не выгнать, собираются в любое время по поводу и без. Часто вернисажи в галерее перетекают в квартиру, а недавно здесь побывал генеральный консул Италии — с ответным визитом. Готовить хозяйка любит, но мамины и бабушкины рецепты достает нечасто, времени не хватает. Тем более что рядом появился серьезный конкурент: в шоу-руме британской марки AGA, что производит самые красивые и умные в мире чугунные плиты, стали устраивать кулинарные вечера. По словам Лины, после того как попробуешь приготовленную в них рыбу, невозможно есть что-либо другое. Хотя хозяйка утверждает обратное, дизайн начинается прямо с прихожей, где гости норовят поставить сумки на культовый столик Эйлин Грей. Но в этом и есть магия квартиры: никто не бегает здесь с криками «Не дышите на шедевр!» — все предметы именно служат жильцам, как, собственно, и задумывалось их авторами. Пожалуй, Лине удалось осуществить мечту идеологов немецкого течения Bauhaus, предполагавших, что авторские вещи могут и должны украшать быт любого человека, с той лишь разницей, что они пытались тиражи- ровать свои объекты для масс, а в этой квартире некоторые изделия имеют свой номер. Например, в комнате Фаддея стоит «Кабинет архитектора» Эйлин Грей, знаковая вещь, лимитированное издание, каких в мире всего девятнадцать. Этот имеет номер восемнадцать. Бросается в глаза и количество книжных полок. Их занимают как коллекционные альбомы, так и детские книги, которые Лина просто обожает. Одна из самых любимых — про слоненка Элмера, который родился в клетку и из-за этого попадал в проблемные истории. Особое место отведено книгам об Иосифе Бродском, для них выделена отдельная полка. Издательство Perlov Design Center, которое основала Лина, сейчас готовит к выпуску двухтомник «Бродский в ссылке». «Мне повезло, что я знаю нескольких его друзей, замечательно, что у нас есть возможность издавать подобные вещи под их редакцией. Важно, чтобы эти знания дошли до публики», — говорит хозяйка.

  • Бутылка Carlo Scapa, фигура носорога мануфактуры Nymphenburg XVIII века и небольшой бестиарий — пример того, как классическая скульптура может жить современной жизнью
  • Стул Nais швейцарца Альфредо Эберли
  • Обезъяна работы Studio Job
  • Диван Fredericia Борге Могенсена 1949 года — на нем Лина рассаживает гостей
  • Персонаж на старой африканской скамейке перед книжным стеллажом — тотем с датского острова Борнхольм
  • Датскую печь начала ХХ века хозяева облюбовали еще до возникновения проекта этой квартиры и теперь топят каждую зиму
  • Кресло Gaetano Pesce limited edition, совместная работа со Swatch, гармонично смотрится с картинами Кати Медведевой
  • Эскимоска с медведем случайно нашли друг друга и стали парой
  • Объект Sein — дело рук культового итальянского дизайнера и архитектора Гаэтано Пеше
  • Бра coffee-light, дизайнера Бернарда Стеллмахера, Anthologie Quartet
  • Над игрушечной фигуркой верблюда расположились работы Кати Медведевой — одного из любимых художников Лины

Текст: Ксения Гощицкая

Фото: Игорь Симкин

Комментарии (0)
Автор: Лена
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также