Известная модель plus size Эшли Грэм: «Каким бы ни был твой размер, ты — секс-богиня»

Эшли Грэм доказала модному миру, что размер одежды, начинающийся с цифры 5, не повод отказываться от модельной карьеры. Девушка, чья любовь к себе заразительна, а успех не вписывается в общепринятые рамки, написала автобиографию. Книга с жизнеутверждающими выносами в содержании (наши любимые: «Ты достаточно хороша, чтобы все, чего ты хочешь достичь, стало возможным» и «Каким бы ни был твой размер, ты — секс-богиня») выходит в издательстве «Бомбора». «Собака.ru» публикует отрывок из пятой главы, где Эшли рассказывает о рекламе нижнего белья, которую запретили показывать в часы прайм-тайм (и объясняет, почему это сделали).

Весной 2010 года в Техасе по пути к месту съемок для каталога JCPenney я получила от друга эсэмэс-сообщение: «Твои сиськи на всю 2-ю страницу в The New York Post». «Что???» — ответила я немедленно. Он в ответ прислал страницу с моим фото в красном кружевном бюстгальтере, который я демонстрировала в недавней рекламе Lane Bryant, с заголовком: «Модель из запрещенного клипа: большая ошибка ABC». Съемки этого рекламного ролика были одним из главных событий моей карьеры. В клипе я примеряю несколько разных кружевных комплектов из бра и трусиков, резвясь в роскошном особняке, пока телефон не напоминает мне, что пора «встретиться с Дэном за обедом». И, как поступила бы любая другая девушка, я надеваю поверх красного белья пальто-тренч (и ничего больше) и отправляюсь на встречу. Я, конечно, не Мерил Стрип, но получила колоссальное удовольствие, играя в этой рекламе.


Я, конечно, не Мерил Стрип, но получила колоссальное удовольствие, играя в этой рекламе.

Однако эта реклама была запрещена к показу в часы прайм-тайм и ABC, и FOX, почему Post и разразилась статьей, в которой были приведены мои слова: «Я была очень удивлена... [ABC] не способна переварить большие размеры, большую грудь у женщины нормального размера на телеэкране». Телесети трактовали эту историю иначе. Причина, по которой показ рекламы был запрещен, заключалась в том, что ее сочли слишком рискованной. Конечно, она была полна намеков, но в контексте современного телевизионного ландшафта мой ролик с Lane Bryant был совершенно безобидным. Так что же на самом деле происходит? На что в действительности отреагировали эти телесети? Никто никогда не говорил мне об этом прямо, но стало очевидно, что в представлении телевизионных менеджеров женщина 54–56-го размера никак не годится для показа в «семейные» телечасы.

Как я и сказала репортеру Post, бренд Victoria’s Secret выставлял своих «ангелов» в гораздо более откровенном белье и гораздо более компрометирующих позах в самый что ни на есть прайм-тайм, так что «излишне сексуальной» меня делали именно мои формы. Никто не говорил мне, что это так, но об этом свидетельствовал весь мой жизненный опыт. Пройдя пубертатный период и обретя округлости, я сразу стала привлекать мужское внимание. И чем больше становились округлости, тем больше мне доставалось внимания. Если одеть модель, у которой нет ярко выраженных груди, ягодиц или бедер, в самые крохотные лифчики и трусики, она все равно будет казаться... этакой девочкой, модной, изысканной. Но возьмите пышнотелых женщин вроде меня, оденьте их в любое белье — и мы тут же попадаем в категорию агрессивных самок.


Но возьмите пышнотелых женщин вроде меня, оденьте их в любое белье — и мы тут же попадаем в категорию агрессивных самок.

Все просто выставляется на всеобщее обозрение. Существует множество теорий, касающихся культурных и сексуальных смыслов женских форм, не важно, худых или толстых. На протяжении всей человеческой истории крупная женщина символизировала богатство, желанность и плодородие. Теперь же в наши головы вдалбливают, что невозможно быть слишком стройной или слишком богатой. Может быть, Твигги и была первой моделью, которая превратила эту идею в бренд, но этот бренд уже много лет продолжают девушки стандартных размеров. Да, это высокая мода, но неужели же все считают их сексуальными? Меня всегда считали более сексуальной, чем моделей стандартных размеров. Может быть, потому, что грудь Меня всегда считали более сексуальной, чем моделей стандартных размеров. Может быть, потому, что грудь у меня больше. Не знаю, в чем дело. Лично я полагаю, что я просто чертовски хороша!

 

Когда распространился слух о запрете показа рекламы Lane Bryant, все новостные издания подхватили эту историю. Мне позвонил мой агент и сказал: «Это, может быть, твой звездный час». Репортеры засыпали его просьбами об интервью со мной. «Возможно, именно это переведет тебя на следующий уровень», — добавил он. В то время как меня эта ситуация ошеломила, моя мама была от нее в восторге. Она считала, что я прекрасно выгляжу в этой рекламе, и ничуть ее не стыдилась. Единственный совет, который дали мне родители, — слушать своих агентов. А единственным советом моих агентов было «не терять позитивности». Вот и весь мой медиатренинг! (И по сей день к нему больше ничего не прибавилось.)

Прежде я ни разу в жизни не давала интервью, а теперь просто повторяла себе снова и снова: «Ладно, поняла: быть позитивной». И я была позитивной, и это оказался действительно очень хороший совет. Я оставалась позитивной везде — от Национального общественного радио до передач «Доброе утро, Америка» и шоу Джея Лено. Я высказывала свои мысли, подвергая сомнению логику, по которой столь оскорбительным оказался вид женщины 54-го размера, танцующей в нижнем белье в клипе, который показывают во время рекламных пауз «Танцев со звездами» — шоу, где большинство женщин тоже танцуют практически «без ничего». Единственное отличие конкурсанток из этой программы — то, что размер их одежды начинается с цифры 4. Единственным комментарием, не понравившимся моим агентам, были слова о том, что «Америка становится пышнее, и поэтому модели плюс-сайз на самом деле становятся нормой». Но мои агенты не хотели, чтобы я затрагивала эту тему. «Не нужно поднимать вопрос ожирения, — говорили они мне. — Ты не специалист. Ты всего лишь модель».


«Не нужно поднимать вопрос ожирения, — говорили они мне. — Ты не специалист. Ты всего лишь модель». 

Они были правы. Я не эксперт по демографическим сдвигам или эпидемии ожирения в нашей стране. Но когда меня начали заставлять надеть на съемки шоу Джея Лено платье от массового ритейлера, для которого я часто работала, решительно встала на дыбы. Я хотела надеть платье от Нарциссо Родригеса, на поиски которого у меня ушло два дня. Облегающее, классическое черное платье из ткани в рубчик, чуть прикрывавшее колено, подогнанное точно по мне... Оно было самим совершенством! Но мне заявили: если я не надену их дурацкое платье, компания-клиент больше никогда не наймет меня.

Конечно же, у меня не вызывали восторга ни вдруг повисшая на волоске карьера, ни платье, выбранное клиентом, но я надела его и постаралась максимально утянуть по фигуре. Ничто не должно было испортить мой выход в шоу Джея Лено! Едва ли этот эпизод сильно отличается от тех, что каждый день переживают большинство женщин моей комплекции. Мы часто не можем надеть то, что нам нравится. В моем случае причиной служит работа, в то время как обычно эти ограничения связаны с минимальным выбором больших размеров и тем, что нам авторитарно предписывают жесткие рамки стиля из-за наших пышных форм. Если ты толстушка, тебе наверняка приходится носить одежду брендов плюс-сайз, которые не выпускают того, что ты ищешь. Не стоит отчаиваться! Сделай одежду мечты своей, подогнав по своим меркам так, чтобы показать свои лучшие акценты, — как я поступила с платьем, в котором снималась для телешоу.


Мои агенты не ошиблись: споры о той рекламе прибавили моему имени популярности. 

Мои агенты не ошиблись: споры о той рекламе прибавили моему имени популярности. Меня начали узнавать в аэропортах, на улицах, в поездах — повсюду. «О, это же вы — та модель плюс-сайз!», «Это вы, та самая, что в белье». Это случалось не слишком часто, но достаточно для того, чтобы Джастин, с которым я начала встречаться, говорил мне: «Я так рад, что познакомился с тобой до всей этой истории, потому что иначе мы не смогли бы встречаться так, как встречались». Из-за этого противостояния стали расти и мои гонорары. Я стала более узнаваемым лицом, а значит стала более желанной. Желая сделать капитал на своем «звездном часе», я примерно в это время решилась основать собственную линию белья для женщин, подобных мне.

Я почувствовала в себе силы создать что-то прекрасное, может быть, даже важное. Пусть люди пока не запомнили мое имя, зато они знали меня в лицо — и это лицо ассоциировалось с бельем. Я была уже не просто «бельевой» моделью плюс-сайз, но теперь официально стала моделью бельевой моды плюс-сайз. Кроме того, пришла пора пересмотреть явно ошибочное представление о том, что я не чета моделям, фото которых публикуют на обложке или страницах модных журналов. В начале карьеры я восхищалась своей подругой Кристал Ренн, которой предлагали работу в мире высокой моды — эдиториал в журналах V и французском Vogue, а на обложке Glamour она появилась в бикини вместе с Алессандрой Амбросио и Бруклин Декер. Когда Кристал стала первой в истории моделью плюс-сайз в масштабной кампании высокой моды, модельное агентство закатило в ее честь великолепную вечеринку — вот насколько большое это было событие.

Поздравляя Кристал с этим праздником, я спросила, сколько ей заплатили за эту кампанию, думая, что гонорар составил, должно быть, сотни тысяч долларов. Не стану называть точную сумму, но, скажем так, она была на порядок меньше той, которую я предполагала, — настолько маленькой, что я даже не поняла, почему Кристал согласилась на эту работу. «Для того, чтобы она катапультировала меня в следующий этап», — пояснила подруга. Кристал подходила к своей карьере с умом. Она не жила просто изо дня в день, подобно стрекозе из известной басни. В ее голове всегда присутствовала более масштабная стратегия — и тем она отличалась от большинства моделей, включая и тогдашнюю меня. Пару дней спустя я пересказала этот разговор своему агенту. Я знала, что удача меня любит, потому что у меня всегда был стабильный поток работы для каталогов и кампаний крупных ритейлеров. Но я все же спросила агента, не думает ли он, что мне следовало бы соглашаться и на менее денежные, но связанные с высокой модой предложения, повышая свой уровень.


— Знаешь что, Эшли? — ответил он. — В конце концов, пусть Кристал — моя звезда, но ты приносишь мне деньги. Тогда этот ответ меня не обидел.

— Знаешь что, Эшли? — ответил он. — В конце концов, пусть Кристал — моя звезда, но ты приносишь мне деньги. Тогда этот ответ меня не обидел. Зато привел в ярость Джастина, который с самого начала был убежден, что мне не следует ограничивать себя одной только работой для каталогов. Однако я восприняла слова агента как конструктивную критику — которая, как с самого начала твердил мне папа, является единственным способом стать лучше в любом деле, — и продолжила идти тем же курсом. Мое обращение к нему насчет работы с журналами было попыткой делать свое дело лучше.

Эшли Грэм «Новая модель. Автобиография самой известной модели plus size». 

Благодарим издательство «БОМБОРА» за предоставленный отрывок.

Фото: shutterstock.com

Подписывайтесь на наш канал о моде в Telegram — подборка главных новостей о фэшн-индустрии за день.

 
Наташа Лыбина,
Комментарии

Наши проекты