Михаил Сегал: «Делать одинаковое — безнравственно»

Начав с клипов «Сплина» и «Касты», режиссер Михаил Сегал снял красивый большой метр о временах, когда барды были круче Басты, и пригласил на главную роль большого мэтра Александра Збруева.

Критики сравнивают «Кино про Алексеева», в частности, с «Оттепелью». Что для вас было целью — воссоздание 1960-х по воспоминаниям или документальная точность?

Главное действие «Кино про Алексеева» происходит в настоящем. Когда мы ныряем в 1960-е и 1970-е, это не воспоминания старого Алексеева, которого играет Александр Збруев. Это подглядывание его прошлого без него самого. Он находится в настоящем, а мы просто параллельно смотрим «как все было с героем на самом деле». Поэтому, конечно, было важно воссоздать эпоху реалистично, как если бы мы перенеслись туда на машине времени.

Изначально фильм анонсировался с названием «КСП», ведь Збруев даже освоил специально для съемок шестиструнку. Почему вы решили его сменить?

Сейчас мало кто понимает аббревиатуру «клуб самодеятельной песни». Зачем давать название, которого никто не поймет? КГБ, НКВД люди помнят, этого нам не дают забыть. А вот с КСП — напряженка. Кстати, когда люди пытались расшифровать эту аббревиатуру, лидировали варианты «Контрольно-счетная палата», «куда смотрит правительство» и «космос спасает падших».

Все три ваши фильма абсолютно разные. У вас резко меняется настроение?

Делать одинаковое — безнравственно. Так, например, после веселых «Рассказов» многие были не готовы к драме про Алексеева. Хотя, конечно, от веселья и там не удалось уйти. Все же, выбирая разные темы и экспериментируя с жанрами, режиссер не может стать другим человеком. Что-то главное остается.

А вы не боитесь, что зрительские ожидания всегда будут разными? Ваш фильм «Рассказы» на одном из фестивалей вошел в программу Laugh, хотя, как мне показалось, он совсем не смешной.

Я снимал «Рассказы» как серьезное человеческое и гражданское высказывание и не рассматривал их как комедию. Даже активно возражал, когда их называли комедией. Но внутренне, конечно, радовался, потому что комедия — самый сложный и самый благодарный жанр. От такого не отказываются.

Может, тогда сразу опишете «Кино про Алексеева», чтобы мы все правильно поняли?

«Кино про Алексеева» — ярко выраженное кино о любви. О ее поиске, о способности или неспособности ее разглядеть.

Вы как-то сказали, что у вас есть отвращение к вашему творчеству и что это вас питает.

Я говорил, что, когда чувствуешь отвращение к себе, к своей лени, необразованности, банальности, это является главной мотивацией и главной питающей силой для творчества. Недовольство миром не заставит вас так активно действовать и что-то преодолевать, как недовольство собой.

«Кино про Алексеева». С 9 октября

Интервью: Ильнур Шарафиев

Лена,
Комментарии

Наши проекты