Сергей Светлаков: «У российского кино пропало ощущение ментальности страны»

Перед выходом фильма  «Выпускной» о последнем школьном дне мы пообщались с его продюсером и автором сценария Сергеем Светлаковым о жанре «народной» комедии и веселой российской действительности.

«Выпускной» — первая картина, где вы выступили со-продюсером и автором сценария, но сами в кадре так и не появились. Какого было не участвовать в процессе, а наблюдать за ним со стороны?

Я чувствовал себя достаточно комфортно. Когда ты придумываешь сам шутку и проговариваешь ее, то не можешь оценить. А здесь, можно было смотреть на все со стороны и поправлять по ходу. Позиция наблюдателя более выигрышная, меньше нервничаешь на площадке что ли. Ведь когда понимаешь, что ты это писал и сейчас тебе играть эту роль, то проконтролировать все кажется недостижимой целью. Не играя, я чувствовал себя более уверенно и надеюсь, качество фильма от этого только выиграло.

Вместе с вами сценарий писал ваш коллега по телеканалу «ТНТ», Александр Незлобин. Удалось с ним сработаться в новом качестве?

Помимо всех пересечений по работе, мы давно дружим семьями. Я рожден в Екатеринбурге, Саша — в Полевском, между ними 30 минут езды, то есть мы земляки, и многих вещей не надо объяснять друг другу. У нас детская и юношеская база — одна и та же, оба прошли КВН-овскую школу, и юмор нам один и тот же нравится. Мы заранее решили, что никто кроме нас не сможет написать это кино. Конечно, проще было бы что-то придумать и на откуп отдать какой-то профессиональной группе людей, но, как мы видим, исходя из того, что появляется в наших кинотеатрах — таких групп просто нет. Мы мечтаем найти единомышленников и создать небольшую индустрию из нескольких параллельных проектов. У нас сейчас заканчивается работа над одним фильмом, а мы пишем сценарии еще для двух. Очень надеюсь, что это станет началом совместного творческого и большого пути.

Вы побывали в последние годы в разных амплуа: актером, продюсером, сценаристом, ведущим. Какое из них вам ближе всего?

Любой творческий человек движется волнами, тебя бросает из одного в другое. Когда долго  занимаешься чем-то одним, тебе обязательно хочется выпрыгнуть во что-то кардинально противоположное. У меня долгое время не было возможности заниматься профессионально сценарной работой, которую я периодически практиковал и на Первом канале, и в КВН. Последнее время пошел какой-то перекос: я много снимался в кино и на телевидении, мне не хватало времени что-то создавать. Не осуществлять то, что придумали другие, а начинать с нуля. Мне интересна именно эта точка «ноль». Поэтому у меня сейчас дикий азарт в придумывании новых проектов и создании их от начала до конца. Я вот в «Выпускном» не снялся, и это позволило мне целиком отвечать за сценарное качество и вообще за юмор и мораль. Как бы это «высоко» не звучало, нам нравится, что в кино получился симбиоз нашей жизни, юмора и вечных ценностей, которых нам порой не хватает. Ну и вопрос «отцов и детей» тоже поднимается — все это было тяжело засунуть в визуальную и стилистическую народную «ржаку», но мы старались, чтобы это был не набор «гэгов», а какое-то настоящее кино с душой. И, по моему, у нас получилось.

Вы последнее время показываете в кино какой-то определенный срез российской действительности, который оказывается близок и смешон каждому. Это действительность такая смешная или вы ее такой преподносите?

В этом и была моя цель — в создании некого народного кино. То, чего сейчас нет, и что упущено в российском кинематографе. Весь кинорепертуар последних лет, после распада Советского Союза, занимают подделки либо подражание американским фильмам. Я ничего не имею против них, но у российского кино пропало ощущение ментальности страны, в которой ты живешь. Фильмы, которые выходят десятками каждый год, не имеют своего лица и похожи друг на друга как калька. Смысл нашей продюсерской группы, которая создавала «Горько» и движется дальше в этом направлении, именно в создании картин, которые будут понятны каждому: богатым, бедным, взрослым, молодым, чтобы мы узнавали свою действительность, могли смеяться сами над собой и обязательно о чем-то мечтать и чего-то добиваться.

А насчет «действительности» — да, она сама по себе такая смешная. Важно под каким углом ты смотришь на жизнь, и есть ли у тебя позитив внутри. Можно замечать какие-то вещи и говорить, какая мы ужасная страна и какие мы никчемные люди, а можно думать, что все люди очень разные и принимать эту разность. Так и жить веселее, и, наверное, мы большего добьемся.

Вы давно работаете в комедийном жанре. Юмор 10-ти летней давности и юмор сегодня сильно отличаются друг от друга?

Изменений каких-то я сильных не вижу вообще, кроме того, что меняется номер очередного гаджета, который выходит. И в России дураки и дороги как были, так и есть. Есть вещи, которые в крови, и которые не переделать. Единственное сильное изменение произошло с появлением Comedy Club и появлением других аналогичный проектов на телевидении с собственным лицом, к некоторым я имел счастье быть причастным. Это было пост-советское изменение в ментальности, когда исчез железный занавес не только в головах, но и на экранах, молодежь стала более дерзкая, а шутки на телевидении и в реальной жизни максимально приблизились друг к другу. Если раньше на сатириков смотрели как на небожителей, и они говорили придуманные вещи, то последние 5 лет самые смешные вещи, которые возникают, приближены к быту людей, к их мыслям. Сейчас создается большое количество новых отечественных юмористических проектов, и у меня есть желание, чтобы их стало еще больше — кстати, это отлично вписывается в рамки существующих санкций.

А в этом новом, дерзком и реальном стиле юмора, который вы пропагандируете, есть какая-то грань, за которую переходить нельзя ни при каких обстоятельствах?

Безусловно, есть. Это внутренний опыт и моральные ценности, вложенные родителями еще в детстве, который существует внутри каждого автора. Иногда, когда мы с Сашей (Незлобиным — прим. ред.) что-нибудь придумаем, потом понимаем, что это надо убирать из сценария. В компании над этим еще можно посмеяться, но точно нельзя выносить на экран. Есть какие-то святые вещи, вроде 9-го мая, например. Мы не хотим подходить к этой теме с альтернативного взгляда или шутить по этому поводу. Нашей новое кино под кодовым названием «Майские» как раз про несколько компаний, которые выехали на турбазу, чтобы отпраздновать День Победы. Через призму обыденных вещей, мы потом подведем к мысли, когда на салюте люди понимают, что большая победа — это много маленьких побед.

Не знаю, успеваете ли вы следить за последними, так скажем, «государственными» событиями в сфере кино. Вышло несколько новых законов, в частности, запрет на мат в кино. Как вам такое влияние на индустрию?

Наверное, государство должно как-то влиять на кинорынок. Но воздействие должно быть не в плане ограничения творчества. Я сам против мата в фильмах, но есть куча фильмов — произведений искусства, где слов уже не выкинешь. Переделывать творца, конечно же, глупо. С другой стороны, у каждой картины есть ограничения, и если стоит «18+», пусть в зале не будет молодых людей, которые меньше этого возраста. Пусть создаются отдельные кинотеатры, которые будут заниматься фестивальным и арт-хаусным кино или программы по поддержке молодых режиссеров, выпускников ВГИКа или что-то еще. Регулирование кино государством — очень тонкий вопрос, не хочется чтобы вроде бы благие мысли, в итоге, служили барьером. Нельзя грести всех под одну гребенку, все-таки кино — одно из любимых видов искусства у людей, и не хочется, чтобы какой-то правильной птице подрезали крылья.

Александра Козлова,
Комментарии

Наши проекты