Алексей Герман-младший: «Вместо 1,5 лет будем делать фильм "Воздух" как минимум 3 года, а то и 4»

Режиссер из-за пандемии остановил съемки масштабной военной драмы «Воздух», для которой создали более десяти полноразмерных моделей самолетов начала Великой Отечественной. Алексей Герман-младший рассказал «Собака.ru», о чем фильм, почему при его производстве планируют избежать компьютерной графики, какие сейчас есть сложности и возобновится ли работа над картиной.    

  • Алексей Герман-младший, magicinfoto / Shutterstock.com

  • Сергей Безруков, Анастасия Талызина, Фото со съемок фильма «Воздух»: Facebook Алексея Германа

  • Антон Шагин, Кристина Лапшина, Фото со съемок фильма «Воздух»: Instagram @german_alekses

  • Фото со съемок фильма «Воздух»: Instagram @german_alekses

Про что фильм «Воздух»?

Это картина о девушках-летчицах, которые поступили в военный полк в начале Второй мировой войны: про их взросление, первую любовь, радости, горести, обучение. Кто-то остается в живых, кто-то — гибнет. Вполне классическая военная история.

Сценарий мы писали вместе с Еленой Киселевой (соавтор сценариев к фильмам Андрея Кончаловаского «Рай», «Грех» и «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына» — Прим. ред.). Это история, которой не было, но гипотетически она могла бы быть. У нас выдуманный полк, вымышленные герои — мы не претендуем на приписку «Основано на реальных событиях».

Главные роли играют Анастасия Талызина, актриса из Омска Кристина Лапшина, Аглая Тарасова, Елена Лядова, Антон Шагин, Сергей Безруков и так далее. Вообще это большая картина с большим же количеством действующих лиц – их около 50.  Мы довольно долго занимались кастингом, искали актеров в разных городах и совместили уже известных артистов с начинающими. Меня, кстати, не смущает, что у нас играет Сергей Безруков (почему-то есть те, кто считают иначе). По итогам работы могу сказать, что это хороший артист и утвердить его было оправданным решением.  

Какой подход к съемкам картины?

Мы фактически отказываемся от компьютерной графики. Дешевле, практичнее и качественнее ее минимизировать и использовать настоящие самолеты и их модели. Елена Окопная (художник-постановщик и супруга Алексея Германа — Прим. ред.) считает, что все рукотворное, к чему можно прикоснуться и потрогать, получается достовернее. По крайней мере, на этом этапе в России, как нам с Леной кажется, нет адекватных по цене компетенций, чтобы делать полностью компьютерный картины. 

Была создана целая серия самолетов — построено 12-13 полноразмерных моделей. Еще какое-то количество арендовали. При этом нужных нам модификаций Як, которые были массовыми до войны, практически не осталось. Художникам приходилось делать сантиметр за сантиметром обратный инжениринг. Кроме того, Лена, когда восстанавливала одежду, не просто закупала ткани того времени, но и нитки с пряжей, чтобы создать один в один летные комбинезоны, которые почти не сохранились. 

Команда придумала сложнейшие приспособления, которые позволяют снимать маневры полноразмерных самолетов в павильоне. С ними возможно двигать модели в различных плоскостях и поворачивать как угодно.

  • Аглая Тарасова, Фото со съемок фильма «Воздух»: Instagram @german_alekses

  •  Анастасия Талызина, Фото со съемок фильма «Воздух»: Instagram @german_alekses

  • Елена Окопная

Про сложности съемок «Воздуха»

Кстати, сложности были и до пандемии. Так, мы планировали, что по идее январь, февраль и начало марта – это зима, а не было ни снега, ни льда во время съемок. Зато были штормы, раскисала почва. Каждый объект спасался и укреплялся каждый же день: нас заливало, топило, сносило.

Я довольно долго отказывался от этого проекта. На душе было как-то неспокойно. Говорил продюсерам, что если они хотят сделать хорошее кино, это очень тяжело, придется изобретать новые технологии. Вместо полутора лет в итоге мы с Леной будет делать эту картину три года как минимум, а то и четыре. Это целая жизнь. Но мы подумали, почему бы не создать военное кино, но не такое, как у нас выпускают в последнее время, не постсоветское кино и не пропагандистское советское кино, а довольно пронзительную нормальную военную драму.  

На каком этапе затормозились съемки?

Мы сняли примерно 45 % картины, если судить по ее метражу. У нас довольно сложная история, потому что часть съемочных дней связана с воздушными сценами. Они в реальном времени довольно долгие, а в экранном — нет. Мы должны были продолжать снимать в Ленобласти, в городе и за границей, так как в России не осталось летающих мессершмиттов. 

Что касается смены подхода, я довольно четко сказал продюсерам, что не буду отказываться от съемок настоящих самолетов и технологических решений, которые нашли, потому что это в корне не верно. Мы не сможем обойтись и без сцен, которые должны снимать на границе Волгоградской и Саратовской областей. Тем не менее какие-то вещи, наверное, будем все же пересматривать. 

Обратно в съемки планируем входить с первых чисел сентября. Хотя ничего не понятно, что будет с курсом рубля, с финансовой ситуацией в стране. Проблема в том, что когда процесс заканчивается резко и неожиданно — в момент его разгара — то потом очень сложно его восстанавливать. Например, пришлось отправить несколько фур костюмов назад в Москву, приостановить работы по достройке декораций, складировать весь реквизит, самолеты. Это объемное и дорогое хранение. То есть на саму логистику ушли несколько миллионов рублей. Кроме того, испарились и актерские графики. Когда картина маленькая, ты можешь что-то перенести. Когда большая, но еще не начинала сниматься, сценарий переписывается на лето. Мы же уже ничего из этого сделать не можем.  

Елена Анисимова,
Комментарии

Наши проекты