Лев Лурье: «Петроградская сторона моего детства была похожа на голландский сыр – вся в дырках»

Историк и культуролог Лев Лурье пишет мемуары «Записки петербуржца». Публикуем отрывок из будущей книги, в котором Лев Яковлевич рассказывает о своем детстве на Петроградской стороне – как притворялся диктором Левитаном и прогуливал школу, чтобы посмотреть на самоубийцу.

Петроградская сторона моего детства была похожа на голландский сыр – вся в дырках. Строительство здесь закончилось в 1914-м. В послевоенное время построили сталинские жилые дома только там, где немецкие бомбы разрушили старую застройку – в основном на Кировском и Большом проспектах. А на месте деревянных домиков, еще во множестве существовавших со времен Первой мировой войны и сожженных в Гражданскую и Блокаду, были многочисленные полусадики-полупустыри. Дворы – лабиринты дровяных сараев. Вся жизнь во дворах проходила – они сложным образом соединялись, перетекали друг в друга. Можно было путешествовать и по подвалам, превращенных в бомбоубежища. Словом, рай для детей.

Рядом с домом был огромный полусад-полупустырь между Кировским (Каменностровским) проспектом, улицами Льва Толстого и Рентгена. Его называли «За сеткой». Там было огороженная площадка, где мы играли в футбол. Напротив парадной – огромный парк больницы им. Эрисмана, рядом – «Поповский» садик, где стоит до сих пор статуя изобретателя радио.

Ни особых социальных, ни особых национальных проблем в школе у меня не было. Я был живым мальчиком. Больше всего мне нравился такой трюк: время от времени мы открывали окно, дети меня выставляли на подоконник, и я громко объявлял голосом диктора Левитана: «Граждане города Ленинграда, через пять минут с вами будет говорить фюрер немецкого народа Адольф Гитлер». Война закончилась недавно. Под окном школы собиралось довольно много народа, одноклассники были очень довольны.


Сильнейшее впечатление произвели Фидель с Хрущевым и Де Голль с Косыгиным

Наша школа выходила на правительственную трассу, и перед проездом важных делегаций мы должны были их приветствовать. Сильнейшее впечатление произвели Фидель с Хрущевым и Де Голль с Косыгиным.

Важное событие для школы – сумасшедший, забравшийся на крышу соседнего дома (напротив ДК Ленсовета, там сейчас располагается «Макдональдс»). Безумец грозился спрыгнуть, а милиционеры вели с ним переговоры. А мы все прогуливали и наблюдали – интересно же. Но потом стало скучно и стремно, большинство, и я в том числе, вернулись в классы. А в это время этот персонаж прыгнул и разбился. Как мы завидовали тем, кто дождался, увидел!

Отметки у меня были средние. По истории, географии и литературе – «пятерки», по остальным предметам –  «тройки». Помню, меня корила наша классная руководительница, милейшая Люция Павловна. Надо было придумать причину своих неудач, и я, не обинуясь, заявил «Люция Павловна, не вызывайте родителей в школу, они меня страшно колотят. Мать о холодильник, а когда устанет – за дело берется отец, бьет о батареи парового отопления». Люция Павловна все же позвонила родителям и попросила прекратить садистские издевательства. Эта история долго еще вспоминалась у нас дома, как пример моего безудержного вранья.

Елена Анисимова,
Комментарии

Наши проекты