Amos Rex — подземный музей в Хельсинки, куда нужно съездить на майские праздники на выставку Магритта

В центре Хельсинки в прошлом году открылся частный музей современного искусства формата 2 в 1: выставочный зал под землей и общественное пространство на поверхности. «Собака.ru» поговорила с его директором Кайем Картио о том, как Amos Rex привлекает туристов со всей Европы, почему музею обязательно нужен ресторан и зачем показывать молодых финских художников.

  • Amos Rex снаружи

  • Amos Rex снаружи

Amos Rex на площади Ласипалатси в самом центре Хельсинки — музей, который маскируется под общественное пространство. Когда вы подходите к нему, то видите белые купола-холмы с окнами-иллюминаторами, по которым ползают дети, а горожане и туристы сидят и пьют кофе. Многие не сразу догадываются, что эти волнообразные конструкции — крыша выставочного зала, где прямо сейчас показывают выставку сюрреалиста Рене Магритта и голландского tech-art дуэта Studio drift.

Хай-тек комплекс Amos Rex назван в честь бизнесмена, газетного издателя и мецената Амоса Андерсона. Он не только собрал коллекцию из 400 произведений от Средневековья до модернизма, но и оставил свое состояние фонду, который после смерти магната открыл два музея его имени — в центре Хельсинки и на ферме Андерсона на острове Кимито. Первый просуществовал рядом с торговым центром Forum до 2017 года, когда было решено, что музею нужно новое здание — обязательно в центре города и обязательно подходящее для мультимедийных работ 21 века на стыке техники, науки и визуального искусства.

  • Lasipalatsi сейчас

  • Площадь Lasipalatsi в 30-е годы

  • Крыша Amos Rex как общественное простраснтво

Еще 13 лет назад на месте футуристического подземелья работал автовокзал, который спрятали под фундамент торгового центра Kamppi, а в 19 веке тут жили в казармах солдаты русской армии. В 1936 году на площади появился так называемый «Стеклянный дворец» (Lasipalatsi) — комплекс с большими окнами в стиле функционализм с офисами, кафе молочной компании Valio, рестораном и кинотеатром Bio Rex. Он проектировался как временное торгово-развлекательное пространство к Олимпиаде 1940 года. Однако, после начала Второй мировой войны олимпийские игры решили отменить, а «Дворец», к счастью не снесли, хотя власти города планировали сделать это в 70-е. В 1998 году Lasipalatsi реконструировали и он спокойно работал с кинотеатром и ресторанами пока сотрудникам музея Амоса Андерсона не пришла мысль приспособить шедевр модернисткой архитектуры под современное искусство. Быстро стало ясно, что торговое здание 30-х не подходит для демонстрации искусства, особенно масштабных инсталляций. Строительство нового помещения музея прямо на площади разрушило бы сложившийся облик места, поэтому было решено копнуть глубже — в прямом и переносном смысле. В итоге проект подземного комплекса во дворе Lasipalatsi воплотило бюро JKMM Architects. Amos Rex унаследовал первую половину названия от имени основателя Амоса Андресена и вторую — от кинотеатра, с которым буквально сросся корнями. Получилось, что музей стал новым местом встречи горожан и туристов в центре города, сидя на крыше Amos Rex они заглядывают в окна выставочного зала. Поблизости работают музей современного искусства Kiasma и главная художественная галерея Финляндии Атенеума — получился музейный квартал.

  • Кай Картио — директор Amos Rex на лекции, организованной командой «Манежа»

Теперь Amos Rex — самое близкое к Петербургу новое место с выставками современного искусства (помимо Kiasma), а его директор Кай Картио регулярно приезжает с лекциями о том, как сделать музей, который понравится и горожанам и туристам. Перед его выступлением в рамках проекта «Манежа» "New Now" мы узнали у руководителя новой институции о принципах, которые делают Amos Rex современным музеем.

Ресторан и магазин в «Храме искусства»

Взгляд на музей как на «Храм искусства» долгое время преобладал в Финляндии, как и во всей Западной Европе в целом. Amos Rex для меня — тоже храм, но одновременно это и место, где посетитель может отдохнуть. Ресторан и магазин в музей должны быть не только с экономической точки зрения, но и для того, чтобы посетитель получил комплексный опыт, музей сейчас — это не только искусство, которое можно там увидеть. Музей начинается с сайта, который должен быть красивым и функциональным, с того, насколько легко купить билет на выставку, с удобного гардероба, что сейчас для Amos Rex особенно важно: за 6 месяцев мы приняли 400 000 посетителей. Я не вижу противоречий между идеей о том, что музей — это храм искусства и тем, что в нем должен быть развлекательный компонент. Уверен, в современном музее должен быть полноценный ресторан, кафе недостаточно. Кроме того у нас есть кинотеатр и множество образовательных программ на финском и шведском языке. Мы дублируем все наши буклеты и экскурсии на английский, потому что к нам приезжают туристы, возможно, если поток из России в Хельсинки увеличится, они появятся и на русском языке.

О выставочной политике и смелых решениях

Петербургу повезло с Эрмитажем, который хранит и выставляет коллекции египетского, античного искусства, в Финляндии этого нет. В нашем музее есть условные «картины в рамах»: в собрании Амоса Андерсена были и импрессионисты, и финские художники 20 века, но кроме того привозим мультимедийные проекты, которые раскрывают архитектуру именного нашего пространства и они становятся «блокбастерами». Например, сейчас идет выставка голландских художников Studio drift и они собирают публику не хуже, чем Рене Магритт, хотя зрителей старшего поколения модернизм привлекает больше. Мы продвигаем современное искусство, особенно северное: летом покажем художников-номинантов финской арт-премии Ars Fennica из Швеции, Исландии и Финляндии. А осенью зрители познакомятся с пионером модернизма в нашей стране — Биргером Карлстедом. В 20-е годы он создал интерьер первого кафе в духе модернизма в Хельсинки и мы воссоздадим облик заведения прямо на выставке, но самое главное — это будет настоящее кафе, где будут продавать кофе и десерты. Мы работаем с произведениями из нашего собрания поэтому все проще: обычно рядом с картинами не разливают напитки. Но в случае с конкретным художником интервенция работает на идею экспозиции, поэтому, на мой взгляд кафе будет уместно.

Зачем давать площадку молодым художникам
Каждый год Amos Rex делает всего 3 выставки. В следующем году среди них окажется проект «Generation 2020» с работами финских авторов от 15 до 23 лет, которые еще не сделали карьеру. Жюри рассматривает 500 полученных заявок и уже ясно,что уровень художников очень высокий, получится отличная, очень большая выставка. Такой конкурс проходит каждые три года, предыдущая выставка была еще в старом здании в 2017 году. Да, давать свои пространства под проект студентов — это риск для музея, но он того стоит. Я уверен, что мы привлечем молодую аудиторию, ведь ей хочется видеть, какое современное искусство делают их ровесники.

Что смотреть в Amos Rex на майских праздниках?
До 19 мая в подземном музее две выставки: Рене Магритт и голландский tech-art дуэт Studio drift.

Рене Магритт
Life Line

до 19 мая

Пока Бретон дописывал вторую редакцию «Манифеста сюрреализма», Рене Магритт создал картину «Вероломство образов», где изображение курительной трубки провокативно подписано «Это не трубка» и в этом образе, возможно, — вся суть направления. Магритта не интересовал психоанализ, зато привлекали словестные игры и загадки, недаром он предлагал искать ключ к своим работам-ребусам в поэме «Бросок костей» Малларме. Магритт в Amos Rex открылся практически синхронно с Роберто Матта в Эрмитаже: оба в искусствоведческих текстах отмечены как сюрреалисты, хотя сами отмежевывались от этого ярлыка, оба стали национальными брендами, но благодаря фигуративности и мемности образов, Магритт прописался еще и в поп-культуре: кто не видел его джентльмена в котелке и с яблоком вместо лица? В Хельсинки собрали работы со всеми растиражированными персонажами: в наличии мужчины в шляпе, яблоко, еле вмещающееся в комнату, облака, бюсты и трубка — в формате эскиза к холсту-загадке. Кроме того: рекламные плакаты, которыми художник зарабатывал себе на жизнь в 20-30-е годы, экспериментальные короткометражки и скульптуры.

Studio Drift
Elemental

до 19 мая

Кураторы Amos Rex соединили в одном здании сюрреалиста и дуэта из Голландии Studio drift и получился оммаж — то, что Магритт изображал на холстах, медиахудожники воплощают в реальности. На картинах бельгийца в воздухе зависают каменные глыбы (вспомним «Замок в Пиренеях»), а под сводами Amos Rex левитирует настоящий бетонный блок. Кай Картио рассказывает, что эту инсталляцию под названием The drifter уже показывали публике, например, на Armory show в Нью-Йорке, но никогда еще она не попадала в столь подходящее, космическое пространство. Бетонный объект вдохновлен книгой Томаса Мора «Утопия» о будущем с гендерным равенством и без частной собственности, которая дала название литературному жанру. В 1516 году писатель не только оформил идеал коммунистического общества, но и «предсказал» появление бетона, как легкого материала будушего. Судя по instagram, серый параллелепипед в качестве фона для селфи популярнее, чем знаменитые яблоки и облака Магритта. Studio drift умеют делать и зрелищно и концептуально, например для амстердамского Рейксмузеума они придумали парящие на лестницей бутоны-светильники, имитирующих раскрывающиеся и закрывающиеся цветки. Кроме летающего бетона в Amos Rex покажут световую скульптуру Fragile Future, в которой переплетение металлических конструкций совмещено с десятками головок белых одуванчиков: к каждой прикреплен светодиод.

«Собака.ru» благодарит команду «Манежа» и лично Дарину Грибову за помощь в организации беседы. Лекция Кая Картио была организована «Манежем» в рамках программы New Now — cерия встреч с ведущими деятелями международного культурного процесса познакомит слушателей с современными музейными и художественными практиками, а также с актуальными аспектами мировой арт-сцены. Фотографии предоставлены музеем Amos Rex.

Александра Генералова,
Комментарии

Наши проекты