Данила Ипполитов: «Пляжный футбол начинался как хобби»

Вратарь сборной России по пляжному футболу в прошлом году вместе со своей командой выиграл чемпионаты Европы и мира. Тренеры называют двадцатитрехлетнего Данилу нашей главной надеждой на ближайшие годы. В беседе с чемпионом принял участие его отец — искусствовед и писатель Аркадий Ипполитов, номинант премии «ТОП 50» прошлого года.

Аркадий Ипполитов: Как ты относишься к тому, что тебя в этом году назвали в числе пятидесяти знаменитых людей Петербурга? К тому же в своей номинации ты еще и самый молодой.

Данила Ипполитов: Если честно, мне неудобно. Я же понимаю, что это не только из-за того, что мы выиграли чемпионат Европы, чемпионат мира, хотя все это, конечно, было здорово, по всем каналам показывали. Но известность родителей, думаю, добавила интереса и ко мне. (Мама Данилы — режиссер и ведущая программы «Школа злословия» Дуня Смирнова. — Прим. ред.)

Аркадий: А тебе не осточертело, что тебя все время сопрягают с мамой и с папой?

Данила: Нет. Если бы я работал в кино, тогда бы говорили: «Ну понятно, династия». А так никто же не скажет, что моя мама — чемпионка Европы по женскому футболу или папа играет в «Зените».

Анна Петрова: В вашей среде знают, кто есть кто?

Данила: В команде? Кто-то знает, кто-то нет, комуто все равно. Но мы не говорим об этом.

Анна: Аркадий Викторович, а у вас на работе, в Эрмитаже, спрашивают про Данилу?

Аркадий: Конечно. И когда задают вопросы, я в ответ могу, как «Википедия», рассказать всю историю пляжного футбола. Страшно горжусь, спрашивая своих знакомых, многих ли отцов чемпионов мира они знают. До меня — ни одного!

Анна: Когда вы освоили правила пляжного футбола?

Аркадий: Не то чтобы я знал все тонкости, но Данила меня просвещает. Он еще с детства любил такую игру, когда я называл ему имена художников, а он мне в ответ — футболистов. Но художников всетаки больше.

Анна: Смотрите ли вы матчи большого футбола?

Данила: Когда я был маленьким, я как-то повел папу на игру «Зенита».

Аркадий: Это был первый и последний раз, когда я дошел до стадиона, подозревал, что мне не понравится. Но понравилось очень. Воодушевила одержимость болельщиков, охваченных одним страстным порывом. Я столько народу видел лишь на демонстрациях, но те люди ничем никогда одержимы не были. На стадионе же время пролетело незаметно. «Зенит» играл с «Торпедо», и в воздухе витало чувство опасности: болельщики «Торпедо» были ограждены от остальной толпы. Данила знал, где достать билеты, и указывал, как правильно реагировать, когда, например, после забитого гола тинейджеры бросались ко мне обниматься.

Анна: А на Данилины матчи вы ходите?

Аркадий: Нет, он еще в детстве мне запретил.

Данила: Единственный, кто ходит, — мой дедушка Андрей Смирнов. Мама была пару раз, но она необъективно все воспринимает. Если я плохо сыграю и буду недоволен собой, она начнет убеждать, что на самом деле виноват тренер, а я был великолепен. Дедушка же абсолютно нормально реагирует, отлично разбирается в футболе. Но друзья, подружки ходят, их я рад видеть.

Аркадий: Мы с бабушкой смотрим матчи по каналу «Спорт». Она становится просто вакханкой с бокалом валерьянки.

Анна: Когда вы заметили, что у Данилы есть спортивная хватка? Когда поверили в него как в футболиста?

Аркадий: Я всегда в него верил, чем бы он ни занимался. Когда Даниле было лет шесть, мы купили ему дорогой мяч, и большие мальчишки в деревне брали его в игру вместе с этим мячом. Потом мы отдали его в большой теннис, чтобы занимался спортом…

Данила: Но мне не понравилось. Я сам ушел в футбольную школу «Локомотива», потом в футбольную школу «Зенита».

Анна: А вы сами занимались спортом?

Аркадий: Плаванием. Разряд есть. Но желания играть в футбол никогда не испытывал. Так вот, однажды мы гостили с Данилой в Англии, в Оксфорде, и наша приятельница показала его знакомому профессионалу. Они поиграли, и она передала, что Данила в свои десять лет абсолютно не боится мяча, что ему немного не хватает техники, но он способнее, чем его сверстники-англичане, и чтобы мы относились к этому серьезно. Эта лестная профессиональная оценка, идущая из самой… мм…

Анна: Колыбели?

Аркадий: Нет, колыбель футбола все-таки Италия со своими палио.

Анна: Для вас Италия обязана быть колыбелью еще и футбола?

Аркадий: Непременно. Так вот эта оценка лишь подтвердила то, о чем мы догадывались.

Данила: Но в своей детской футбольной жизни я не горел, как мои одноклубники, желанием обязательно стать профессиональным футболистом. И когда в шестнадцать-семнадцать лет надо было делать выбор, я выбрал учебу. А пляжный футбол начинался уже как хобби. Четыре года назад меня позвали в одну команду, можно сказать, на стадии зарождения этого вида спорта у нас, и я не думал, что он может стать моей работой, заработком.

Анна: Насколько футбол подчиняет себе? На что еще остается время?

Данила: Сезон длится с мая по ноябрь, это постоянные переезды, поскольку мы сразу участвуем в играх за клуб и за сборную. Летом с семьями проводим меньше времени, чем друг с другом. Зимой мы свободны, тренируемся, но по своим городам.

Анна: Требует ли ваш тренер соблюдения режима?

Данила: У нас отличные отношения, тренер моложе нашего самого возрастного игрока. Есть правила, но нет никакого диктата. Все же взрослые люди, все знают, что надо победить. Что касается режима, пляжный футбол — не легкая атлетика, где следят за набранными граммами, пиком формы и прочими вещами.

Анна: Тяготят ли пляжников «национальные обязательства», что они непременно должны защитить «честь Родины»?

Данила: Когда ты выходишь на поле, не думаешь о том, что это, финал чемпионата России или мира. Мандраж одинаковый.

Анна: В большой футбол в нашей стране вливают невероятное количество денег, но результатом гордиться трудно, а в пляжном Россия последние годы стабильно на первых позициях. Что это, стечение обстоятельств? Школа хорошая?

Данила: Футбольная школа хорошая, но, к сожалению, наша система выбраковывает многих талантливых спортсменов в шестнадцать-семнадцать лет, когда они еще не раскрылись. Потому что тренерам результат нужен сейчас, а не в перспективе. И такие парни часто уходят из большого футбола к нам. Или вот, например, наш лучший игрок, признанный и лучшим игроком мира, — Дмитрий Шишин из Саратова. Он играл в большой футбол, но его команда обанкротилась, и ему было некуда идти. А он мегаталантлив, была бы возможность — он бы и в большом футболе блеснул.

Анна: Большой футбол снисходительно относится к пляжному?

Данила: Мы никогда не обгоним его по популярности и по деньгам. Наш соперник, скорее, минифутбол.

Анна: Замкнем разговор тем, с чего начали: а вас, Данила, в прошлом году не удивило, что отца номинировали на премию «ТОП 50»?

Данила: Нет. У него же вышла замечательная книга!

Анна: И в целом: как вы относитесь к подобным смотрам и резонансу от них?

Аркадий: От внимания медиа все же есть польза. Если первая моя книга об Италии — «Особенно Ломбардия» — была воспринята издательством «Аттикус» настороженно, то вторая — про Венецию, она только что вышла, — уже иначе. Если попросят написать третью, наверное, я уже смогу диктовать какие-то условия. А свобода условий означает свободу творчества. Так что отношения с глянцем у меня — как у Венеции с туризмом: хорошо, что они есть, но надо знать и честь.

Данила: Мне такое внимание приятно, хотя немного смущает. Если это добавит популярности пляжному футболу, я буду только рад.

СПРАВКА

Отец Данилы, Аркадий Ипполитов, — хранитель итальянской гравюры в Государственном Эрмитаже, куратор проходивших в этом музее выставок Ирвинга Пенна, Тимура Новикова, Роберта Мэпплторпа, а также разно образных экспозиций в галереях Петербурга и Москвы. Автор многочисленных рассказов и эссе для различных изданий, собранных в книге «Вчера. Сегодня. Никогда». В 2012–2014 годах вышли его книги «“Тюрьмы”и власть. Миф Джованни Баттиста Пиранези», «Особенно Ломбардия. Образы Италии XXI» и «Только Венеция. Образы Италии XXI». Мать, Авдотья Смирнова, — сценарист («Мания Жизели», «8 1/2 долларов», «Дневник его жены», «Прогулка»), режиссер («Связь», «Отцы и дети», «Два дня», «Кококо») и ведущая телепрограммы «Школа злословия». Дед, Андрей Смирнов, режиссер «Белорусского вокзала» и исполнитель роли пожилого предпринимателя в «Елене» Андрея Звягинцева.Сам Данила с отличием окончил продюсерский курс Сергея Сельянова в петербургском Университете кино и телевидения. Работал ассистентом у деда на съемках фильма «Жила-была одна баба» и координатором у мамы на площадке фильма «Кококо». В качестве вратаря играет в пляжном футбольном клубе «Локомотив» (Москва) и в сборной России по пляжному футболу.

 

Текст: Анна Петрова
Фото: Саша Самсонова

Стиль: Вадим Ксенодохов
Визаж и прическа: Юлия Точилова
Брюки Diesel, браслеты Stephen Webster (ДЛТ) , кулоны Bjork (Laboratory).
Благодарим загородный клуб «Скандинавия» и спа (Сестрорецк, Парковая ул., 16, тел. (812) 434-1100) за помощь в организации съемки


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме