«Важно провоцировать дискуссию»: зачем петербурженки создали феминистские карточки

Группа активисток из Петербурга выпустила уже три серии карточек, с помощью которых они предлагают по-новому посмотреть на привычные вещи: пожелания нежности и улыбок на 8 марта, главенствующую роль мужчины в семье и типичные родительские реплики, которые формируют у ребенка ограниченный образ мира. Мы поговорили с Асей Сеничевой, Дарьей Холодовой и Анастасией Новкунской о том, можно ли поменять мир с помощью постов «ВКонтакте» и как они справляются с негативом.

  • Фото: Анна Голубцова

Ася Сеничева

26 лет, социолог, координирует образовательный проект «Трава»

Раньше у меня были довольно патриархальные представления об обществе: пять лет назад я жила в Испании и думала, что там женщины ходят ненакрашенные и ненарядные, а в России лучше, потому что все красивые. Я училась на соцфаке СПбГУ, у нас был курс по гендерным исследованиям, но более глубоко погружаться в эту тему я начала уже позже, общаясь с подругами из Европейского университета, с которыми мы сейчас делаем карточки.

Конечно, когда задумываешься о неравенстве, начинаешь замечать несправедливость: почему женщина и ребенок обязаны носить фамилию мужчины? Почему мужчина, заходя в комнату, здоровается за руку с другими людьми своего пола, игнорируя женщин? Почему я иду по улице поздно вечером и боюсь прохожих, оглядываюсь и выбираю людные места, тогда как у мужчин этого страха нет?

Мы решили сделать карточки, потому что мне случайно дали «Прометея» «Вконтакте» – это алгоритм, который находит страницы с интересным контентом и начинает их продвигать. У меня была неделя на то, чтобы на максимально широкую аудиторию рассказать о своих взглядах и проектах. Я не могу сказать, что до этого была активисткой, но подумала, что вопросы, которые меня волнуют, было бы неплохо поднять, пока есть такая возможность. Был конец февраля, приближалось 8 марта, поэтому я посоветовалась с подругами, и мы решили приурочить пост к празднику и рассказать о пожеланиях, которые нам не хотелось бы слышать в свой адрес.

Мы хотели поднять тему, которая почти не обсуждается: все желают девушкам быть нежными, красивыми и чаще улыбаться, и в этом проявляется позитивная дискриминация – вроде бы хорошими словами людей ставят в менее статусное положение. И это абсурдно, потому что 8 марта – это день борьбы женщин за их права, а не повод подарить мимозы и напомнить о «предназначении».

Судя по тому фидбэку, который мы получаем, у нас получается доносить свои мысли до людей: мне и другим девушкам пишут знакомые и незнакомые, репостят, оставляют комментарии, в которых признаются, что теперь смотрят на вопрос по-другому. Повседневность поддается переосмыслению: мне кажется, даже с помощью такого простого формата можно менять отношение к завтрашнему дню, закладывать фундамент рефлексивного отношения к тому, что нас окружает.


Повседневность поддается переосмыслению: даже с помощью такого простого формата можно менять отношение к завтрашнему дню

Конечно, мы получили и много негатива: после акции к 8-му марта его была примерно половина. Мы недостаточно подумали над формулировками, было много придирок не к содержанию, а к словам. Были те, кто желал нам поскорее найти мужей, нарожать детей и не заниматься этой ерундой. Я уверена, что и это хорошо: если бы не было критики, не было бы и такого активного обсуждения. Негатив – это ожидаемо, но я все равно из-за него переживаю, кажется, что эти слова обращены лично ко мне. Но желания бросить все нет – есть только мотивация лучше, понятнее доносить свои мысли, думать над форматом, который был бы понятен большему количеству людей.

Мы примерно понимаем, какие у нас будут следующие инфоповоды: например, к 1 сентября мы хотели бы поговорить на тему неравенства в школах – у нас, например, до сих пор мальчики на уроках труда должны забивать гвозди, а девочки варить макароны, и выбора у детей нет.

  • Фото: Анна Голубцова

Дарья Холодова

26 лет, социолог, занимается поддержкой девушек в техническом образовании в IT-компании

Я заинтересовалась темой феминизма, начав учиться в Европейском Университете, у нас был курс по гендерной социологии. После него у тебя появляется специфическая оптика, которую потом сложно снять – набор категорий, понятий, которые можно использовать для логичного объяснения того, что происходит вокруг. Например, ты едешь в метро и видишь, что мужчины сидят, широко расставив ноги, а женщины стараются занимать как можно меньше места. И оказывается, что это связано с общей системой угнетения и существует множество исследований, подтверждающих, что так происходит по всему миру.

Начать делать карточки было спонтанным решением, у нас с подругами давно было понимание, что мы сходимся в убеждениях. Перед 8 марта кто-то из нас предложил этот формат, друг-дизайнер вызвался помочь. Это был эксперимент, мы не преследовали каких-то определенных целей, просто хотели рассказать о своих взглядах понятным, коротким и визуально привлекательным способом. Пост разошелся, мы были очень рады, что смогли пообщаться с людьми, с которыми бы в обычной жизни не пересеклись. Людям это понравилось, поэтому мы решили продолжать высказываться таким образом по другим поводам. Я читала комментарии, многие женщины писали: «Ну наконец-то кто-то это сказал!». Они признавались, что им тоже надоели эти дурацкие пожелания любви и нежности.

Провоцировать дискуссию – это важно: чем больше мы ставим что-то под сомнение, чем чаще поднимаем тему, тем выше шанс, что ситуация изменится. Поэтому репосты, комментарии и обсуждения – это уже вклад, благодаря этому многие люди смогут по-новому посмотреть на привычные вещи.

Наша задача не в том, чтобы переубеждать тех, кто пишет «Вам просто надо нормального мужа найти», а в том, чтобы женщины поняли, что они не одни, что проблема не у них в голове – она реально существует, и есть множество людей, которые тоже это видят.

Наша работа над карточками выглядит так: мы собираемся похихикать с подружками и заодно придумываем новый пост. Поэтому нас так много – это просто тусовка. Мы договорились, что у нас не будет главного человека, который будет всем управлять, исправлять тексты и все лучше всех знать, поэтому даже посты мы делаем по очереди.

У нас много идей: например, мы размышляли над трусами-недельками с текстами про секс. Пока нам просто нравится собираться вместе, но, конечно, мы хотели бы и развиваться: сделаем сайт с красивым разделом «Пресса – о нас», придумаем себе классное название. Еще мы хотели сделать брошюрку FAQ, в которой собрали бы ответы на самые часто встречающиеся вопросы – с примерами и списком литературы. То есть если мне в очередной раз скажут, что женские гормоны не позволяют заниматься точными науками, я смогу сразу открыть эту книжку и зачитать исследования, подтверждающие, что женские гормоны влияют на способность к математике ничуть не больше мужских.

Мне эти карточки дали ощущение солидарности, раньше мы меньше обсуждали феминистские темы, а теперь для этого есть повод. А еще появилось ощущение полезности.

Анастасия Новкунская

28 лет, социолог, научная сотрудница программы «Гендерные исследования» Европейского университета

После учебы в Смольном я поступила в магистратуру Европейского университета под руководством Анны Темкиной – одного из лучших гендерных социологов в стране, тогда и начала активно изучать эту тему. С 2011 года я занимаюсь академическими гендерными исследованиями. Не могу сказать, что до этого я сильно страдала из-за неравенства: чем больше я изучаю этот вопрос, тем лучше понимаю, что мне очень повезло – и с родителями, и с мужем.

Сейчас я провожу исследования, посвященные изменению системы родовспоможения (оказание медицинской помощи женщине во время беременности, родов и после них — прим. ред.) в России. Это уже законченный диссертационный проект, который я пока не могу защитить, потому что у Европейского университета нет лицензии. В роддомах и женских консультациях я общалась с пациентками и медицинскими работниками и изучала проблемы, конфликтные ситуации или наоборот что-то интересное и неожиданное, что в этом поле может возникать.

В нашей группе горизонтальная ответственность, у нас нет одного лидера. Я стала куратором серии карточек ко дню семьи. Конечно, можно это объяснить тем, что у меня у единственной из всех есть муж и ребенок, но на самом деле это скорее случайность – Даша и Ася уже сделали по выпуску, а у остальных просто не было достаточного количества свободного времени. Все тексты мы писали, комментировали и правили вместе.

Я ощущаю подвох в том, как мы привыкли взаимодействовать в семьях, я наблюдаю это на примере своих друзей и знакомых. Для меня карточки стали интересной возможностью высказаться об этих проблемах. Моя личная боль – что в нашей стране очень редко встречаются равные и партнерские отношения. Да, сейчас люди чаще об этом задумываются, но все равно остаются аспекты, о которых они не привыкли говорить.

Разные карточки обращаются к проблемам разного порядка: например, отчество – это не про отношения внутри семьи, а про то, как их регулирует государство. Конечно, было бы классно, если бы комитет Госдумы по вопросам семьи прочитал это и сказал: «Действительно, а не пора ли нам отказаться от отчества в паспортах в XXI веке». Но я не думаю, что в ближайшее время это может произойти.

Наверное, было бы наивно полагать, что наши посты могут всерьез изменить ситуацию – я в этом плане скорее разочаровавшийся социолог, который говорит о проблемах, но редко находит пути их решения. Патриархальный уклад воспроизводится в очень многих институтах и структурах. 

Но для меня это все равно имеет смысл: чем больше мы говорим о неравенстве, называем вещи своими именами, обращаем внимание на то, что патриархат – это не так уж естественно и честно, тем более видимыми становятся проблемы. Пока мы не будем о них говорить, они не начнут решаться. Так что для меня главная задача – повышать их видимость.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров