Достоевские, Фрейндлих и Шостаковичи – как проводят карантин потомки знаменитых династий

Алиса Бруновна Фрейндлих научилась новым технологиям, праправнук Федора Достоевского сейчас на Валааме, а сын Дмитрия Шостаковича строго соблюдает карантин – «Собака.ru» узнала у потомков знаменитых петербуржцев, как на них повлияла самоизоляция и что помогает им сохранять оптимизм. 

  • Семья Достоевских —отец Алексей Дмитриевич дочери Вера и Маша, сын Федя и мама Наталья.

  • Вера и Маша

  • Дмитрий Достоевский

Достоевские

Кто: Правнук писателя Дмитрий Андреевич, его сын Алексей, жена Алексея Наталья, дочери Анна, Вера, Маша и сын Федя 

Наталья Достоевская

Мы с детьми сейчас в городской квартире в Петербурге, хотели поехать на дачу, но финальная стадия ремонта требует нахождения здесь. Поэтому дождемся возвращения папы. Алексей – капитан монастырского флота на Валааме и застрял сейчас там: работает четыре вахты без выходных уже два месяца. Когда он вернется, отправимся на дачу. Естественно, мы сейчас перезваниваемся – связь есть. Папа нам присылает валаамские пейзажи и фото местных котов, среди которых есть интереснейшие личности.

Дмитрий Андреевич, дедушка наших детей, тоже собирался на дачу, но пока сидит в изоляции. Они с бабушкой живут рядом на соседней улице, мы до них периодически доходим. Наша дочь Аня, кстати, поможет Дмитрию Андреевичу провести в воскресенье стрим во «ВКонтакте». Раньше мы жили все вместе, но когда дети подросли, все восемь человек просто перестали помещаться в коридоре. Честно говоря, мы привыкли, что у нас какой-то тусень все время. Приходят в гости дети, взрослые с детьми, дети со взрослыми, взрослые взрослых, дети детей. Все набиваются в кухне – постоянно чай, разговоры, ночевки, пижамные вечеринки у девчонок бесконечные. И вдруг с карантином нам все это выключили – стало странно. Сидишь в квартире, а тишина и пусто – народу никакого: всего-то шесть человек.

Я, Алексей и дочь Вера – это часть фолк-группы «Птица Си». Но мы условно сейчас музицируем. Это всего три инструмента из шести, которые там участвуют, что мы так наиграем? И комплект странный – домра, флейта и бас-гитара. Но Вера теперь все время в обнимку с домрой – слушает лекции в музыкальном училище, записывает, как она играет, отсылает преподавателям. Старшенькая Анна работает за ноутбуком – она занимается анимацией. Мелкие Маруся и Федя закончили учебу, поэтому у них сейчас дураковаляние с пользой: занятие музыкой и почитушки. Мы обложились книжками – достали из закромов все самое любимое: от Нарнии до Муммий-троллей. Вообще, у меня дети в жизни столько в компьютере не сидели, сколько пришлось из-за самоизоляции. Только это напрягало, а так мы привыкли вместе все время быть. В этом плане проблем вообще никаких. Я выхожу на улицу – до магазина и обратно. Дети мне иногда составляют компанию.

На майские праздники мы хотели поехать по кладбищам – навестить и привести в порядок могилы родственников. Это пришлось отложить. 9 мая мы традиционно участвовали в акции «Бессмертный полк» – шествии нашего Кировского района. А потом шли семьей пешком до Красненького кладбища, там моя родня: дедушка  и бабушка – блокадники и папа, и есть два захоронения  времен Великой Отечественной. А по дороге много мемориалов, которые детям уже как родные: блокадный трамвай, памятник Маринеско и памятная доска зенитчикам. От этих традиций пришлось отказаться.

Сложности, конечно, тоже есть. Мы сейчас живем только на папину зарплату – я работу в частном детском саду, так как он закрылся, потеряла. Я стараюсь далеко не заглядывать, но у нас есть заготовки. Вот когда они кончатся, надо будет думать уже о печальном. 

  • Алиса Бруновна и Аня Тарасова

  • Алиса Бруновна Фрейндлих танцует с внуком Никитой Владимировым

  • Алексей, Анна и Варвара Игоревна

Фрейндлих

Кто: Актриса Алиса Бруновна Фрейндлих (дочь артиста Бруно Фрейндлиха), ее дочь Варвара Владимирова, внучка Анна Тарасова (Мышинская), муж Анны Алексей Мышинский и правнучка София

Анна Мышинская (Тарасова)

Стараемся себя развлекать перемещениями между городом и дачей. В данный момент находимся в Комарово всей семьей. Я слежу за атмосферой и настроением и когда понимаю, что пора сменить локацию, возвращаемся ненадолго в Петербург. Ведь все привыкли жить отдельно друг от друга – мы с мужем и ребенком в своей квартире, бабушка и мама – в своих.

В новых условиях мы стали чаще подстраиваться друг под друга и деликатнее относиться к интересам каждого. Хотя это и началось чуть раньше – с появлением ребенка – но когда жили порознь и приезжали на дачу на два дня, то не успевали выстроить быт, как приходилось ехать обратно. Теперь мы лучше чувствуем друг друга. Здорово, что есть такой опыт. Что касается самого быта, это совсем не сложно: у каждого свои обязанности: кто-то готовит, другой – накрывает на стол, третий – сидит с ребенком.

Может быть, вы знаете, что бабушка любит играть в кинга (карточная игра – Прим. ред.). Когда в июне прошлого года появился ребенок, мы играли с Алисой, пока дочь спала. Со взрослением ребенку нужно все больше внимания – поэтому придумываем разные способы, как и развлечь ребенка, и поиграть самим при этом.

Конкретные планы у нас не сорвались из-за карантина, хотя мы давно с мужем хотели съездить на море. Единственное – очень надеюсь, что пандемия стихнет и годик дочери в июне мы сможем отпраздновать большой компанией, со всеми близкими.   

Когда все закончится, схожу на массаж – для здоровья очень его не хватает. В кино мы реже бывали с появлением ребенка, а вот по театру скучаем. Хотя сейчас наблюдаем мини-театр: бабушка и муж записывают для проекта «БДТ Digital» рассказы, песни и тренируются на нас. Алиса с удовольствием заходит на этот портал, изучает его - ей интересно. Мы давно помогаем бабушке с освоением iPhone. Сейчас на это есть много времени. Бабушка все чаще пользуется компьютером и реже задает вопросы, как что включить и куда нажать.

Не скажу, что нынешние времена даются мне легко. Как и на многих, иногда нападает апатия. Но для меня ребенок, семья и близкие – сильная поддержка. Мы надеемся, что скоро все закончится.  

  • Мария Шостакович

  • Максим Шостакович и его супруга Ксения

Кто: Сын Дмитрия Шостаковича Максим, жена Максима Дмитриевича Ксения, внук Дмитрий, внук Максим, внучка Мария, ее сын и правнук Сережа

Мария Шостакович

Мы все проводим изоляцию в нашем семейном доме в Павловске. А конкретно я – в гостевом домике, потому что там никого нет, и я могу решать свои задачи. Вообще, для творческих людей изоляция – идеальное состояние, которое раньше приходилось добиваться каким-то ухищрениями. Как ни странно, музыку я сейчас не пишу (Мария – звукорежиссер по образованию – Прим. ред.), а занимаюсь онлайн-учебой – прохожу курс по созданию спецэффектов и анимации в Skillbox. Раньше мне казалось, что это какой-то кошмар: сидеть целый день перед компьютером. Я вообще аналоговый человек: на четыре года выкидывала iPhone и пользовалась кнопочным телефоном, мне казалось глупым, что люди пишут лонгриды друг другу, хотя встретятся через полчаса на работе, виртуальная реальность в играх, пока я это не попробовала, казалась злом. Теперь, когда я изучаю то, что мне интересно, поняла, как здорово, когда тебя не отвлекают и ты полностью сосредоточен – удобнее, чем в обычном университете. Уверена, в будущем виртуального обучения и работы будет все больше.

Максим Дмитриевич никому не разрешает никуда выходить. Это строго запрещено. Но мы иногда сбегаем в магазины – это приравнивается почти к светскому выходу. Не то, чтобы у нас появились новые традиции, но мы теперь чаще садимся все вместе смотреть кино на большом телевизоре. Например, из последнего –  фильм «Зов предков», чтобы это было и для детей, и понравилось взрослым. Я вот наблюдала за цифровой собакой оттуда и мечтала, как буду создавать такие же классные образы.

Моему сыну Сереже через месяц 11 лет. Он в 4 классе. Весь этот год он учился в государственной школе в Пушкине. Ровно до того момента, когда не началась самоизоляция. Все ушли на удаленное обучение и оно выглядело так: раз в неделю педагог присылал на почту темы и задания, которые нужно было пройти самим. Мы поняли, что самостоятельно проходить все это не получится. Поэтому мы Сережу срочно перевели обратно в школу семьи Шостаковичей, которая находится на 6-линии Васильевского острова. Там – настоящее онлайн-обучение. Оно стартует в 9 утра, все включают Zoom и учатся в классе.

Из планов, которые расстроились из-за коронавируса – мероприятия проекта Classic Electric. В нем академические композиторы из консерватории объединяются с электронщиками вроде меня. Но, значит, и не надо было торопиться. Для меня карантин и изоляция не стали чем-то, что сломило мою жизнь. Хотя у друзей разные ситуации – у Полины Милославской не вышел альбом, у Тоси Чайкиной сорвались планы.

Когда все закончится, очень хочется устроить тусовку дома, чтобы все могли прийти и никто не боялся. Но каких-то конкретных планов на окончание карантина нет. Вот у моего брата Максима есть целый список, куда он хочет пойти и что съесть. Меня это смешит. Я убеждена, что это не будет продолжаться долго и вечно. Изменения, которые в мире произойдут, будут и позитивные, а не только негативные. А настрой – зависит от самого человека. 

Фото: Жанна Галай, Александр Овчинников (ТАСС), Антон Рудзат

sobaka,
Комментарии

Наши проекты