На Декабристов появилось заведение, где любой нуждающийся бесплатно получит еду или одежду. Как это устроено?

Летом 2019 года петербурженка Екатерина начала готовить для всех нуждающихся из спасенной еды прямо на своей кухне. Подробно об этом мы рассказывали здесь. Когда масштабы производства доросли до 500 кг в неделю, девушка решила открыть заведение, в котором любой желающий сможет получить бесплатный обед, одежду, гигиенические принадлежности, психологическую помощь или услугу парикмахера. «Собака.ru» Екатерина рассказала, как это место будет окупаться и почему для того, чтобы кормить нуждающихся, мотивация не нужна.

 

Теперь у твоего проекта «История одной кухни» есть собственное помещение. Где оно находится и как устроено?

Я сняла два больших зала в доме на Декабристов 44, мы только что закончили в них ремонт. На третьем этаже – кухня, раздача еды с собой, диванчик для ожидающих, стеллаж с предметами гигиены, кухонными принадлежностями и посудой, рейлы с одеждой – все это можно уносить бесплатно, но администратор следит, чтобы один человек не забирал слишком много. Также есть отдельный кабинет, где можно получить психологическую помощь, сделать маникюр или стрижку – работать будут специалисты-волонтеры.

Уже сейчас к нам можно приходить в понедельник и пятницу в определенное время по предварительной записи по телефону или через страницу в Instagram @istoria1kuhni. В крайнем случае, если у человека нет телефона, то он может прийти, записаться и вернуться на следующий день. Желающие помочь уже могут приносить нам любые продукты, кроме мяса и рыбы, чистую одежду и обувь, любые средства гигиены, даже открытые. Администраторами будут работать люди с инвалидностями – они, конечно, смогут получать зарплату.

На четвертом этаже – место для мероприятий, там будут проходить лекции, вечеринки, фотосессии, начнут работать психологи, а деньги пойдут в пользу проекта. Я рассчитываю, что с 1 апреля «Кухня» сможет существовать без донатов, а к концу 2020-го заработает полмиллиона рублей – примерно столько мне пожертвовали за все время существования проекта. Эти деньги я хочу вернуть в благотворительность – то есть отдать другим фондам.

Насколько это реалистичный план?

Вполне реалистичный – мне нужно зарабатывать 3 500 рублей в день, договоренности по мероприятиям у нас уже есть, плюсом мы можем предлагать кейтеринг. Мне кажется, для большого помещения в центре с белыми стенами, фотооборудованием, 50 посадочными местами и проектором это вполне реальная сумма. Я вижу, что у людей есть потребность делать хорошие дела: поэтому если у них будет возможность сходить на лекцию за 300 рублей и знать, что на эти деньги накормили пять голодающих, то они захотят сделать выбор в нашу пользу. На зарплаты людей с инвалидностями я попробую получить грант. Плюс я договариваюсь с бизнесом: официально можно часть налогов отдавать благотворительной организации.

 

Скольких людей вы планируете кормить?

Конкретных целей в килограммах еды у меня нет: я буду кормить столько людей, сколько ко мне обратится, и буду продолжать искать нуждающихся.

Как родилась идея открыть это заведение?

С лета 2019 года я дважды в неделю готовила еду для всех нуждающихся на собственной кухне, в ноябре 2019-го объем дошел до 500 кг в неделю, всего за месяц я раздала две тонны. Был день, когда хотелось все бросить. Я тогда отравилась в одном из сетевых ресторанов, ночью мне было плохо, а на следующее утро нужно было готовить – и выбора не было, «Ночлежка» и куча людей ждали от меня еды. В четыре часа ночи я сидела на кухне совершенно без сил и понимала, что через 12 часов все уже должно быть готово. Я подумала: «Все, больше я так не могу», и в эту секунду, как в фильме, мне на карту пришло 50 000 рублей.

Это придало сил, и я задумалась о том, что меня в проекте бесит. Поняла, что достало жить в завалах и то, что у меня дома постоянно есть малознакомые люди-волонтеры. Стало ясно, что если эти проблемы исправить, то можно продолжать делать свое дело. Тогда решила, что нужно искать помещение, а перевод дал уверенность, что деньги получится собрать.

Чтобы открыть такое место, нужно не так-то и много: я в свое время запускала несколько кофеен и знаю, что сколько стоит. После составления бизнес-плана я объявила в Instagram сбор на 170 000 и собрала эти деньги за четыре дня. Переводы были от 10 рублей до 50 000 – всего человек 500-600. А еще люди начали писать, что помогут с ремонтом и стройматериалами, так что сомнения окончательно отпали.

Я довольно быстро нашла это помещение, его хозяева не против социального проекта, наоборот – когда узнали, обрадовались и сказали, что принесут нам свою ненужную одежду.

Где ты берешь продукты и вещи?

Вещи отдают подписчики, а готовлю я из спасенной еды – то есть той, которую собирались выбросить из-за «потери товарного вида». Я приходила в овощные лавки и просила отдавать мне фрукты и овощи до того, как они окажутся в помойке. Сначала я договорилась с семью лавками, потом на меня стали выходить несетевые магазины и самостоятельно отдавать продукты, периодически звонят предприятия, которые закрываются, и просят срочно вывести, например, 100 кг муки. Иногда приготовленную еду вечерами отдают столовые.

Люди, которым ты помогаешь – кто они?

Я регулярно отдаю еду автобусу «Ночлежки», а еще постоянно помогаю примерно 50 людям. Лишних вопросов не задаю – если человек пришел, значит ему действительно нужно. Для меня важно, чтобы люди не чувствовали шейминга и понимали, что они не должны никому ничего доказывать. Фильтр у меня всего один: еду не получит тот, кто ведет себя плохо и грубо. Ко мне приходили люди с радикально отличающимися от моих взглядами на жизнь, и это абсолютно нормально. Во время общей работы и еды люди мирятся.

Кроме тех, кто может прийти к тебе сам, ты помогаешь людям, которые из-за проблем со здоровьем из дома выйти не могут?

Мы нашли людей с проблемами с передвижением и запустили доставку еды для них: я писала посты с просьбой рассказать мне о таких. Есть люди после операций, которые временно оказались обездвиженными, а из больницы их уже выписали, пожилые, люди с ментальными проблемами. Например, перед новым годом мне рассказали о девушке с ДЦП, маме которой 70 лет – тот еще тандем. Сейчас я сама помогаю пяти таким людям, и еще 16 ушли на попечение волонтерам. Многие писали мне, что у них нет ресурсов помогать в таком же объеме, в каком это делаю я, но они могут, скажем, кормить регулярно одного-двух. Тогда я соединяла их с тем, кому такая помощь была нужна. Мне нравится, что проект может работать и без меня. В любом доме Петербурга есть минимум одна семья, которая недоедает, и минимум одна семья, которая выбрасывает продукты. И главная проблема – что они не знают друг о друге. Поэтому социальный капитал, который есть у меня, – это очень важная вещь.

В комментариях к твоим постам в Instagram всегда много не только поддержки, но и негатива и претензий в твой адрес. Как ты думаешь, с чем это связано?

Я не вписываюсь ни в один из стереотипов, благодаря которому люди бы поняли, почему я занимаюсь этим проектом. Кто-то думает, что я православная, кто-то – что я жена мецената, которой скучно, кто-то – что я многодетная мать, которая уже воспитала детей и решила накормить всех остальных. А мне 31 год, я не верующая, у меня нет мужа, семью я заводить не собираюсь и к элите не отношусь – бывало, что мне и самой есть было нечего. Поэтому люди часто ищут подвох. А мне вообще не кажется, что для того, чтобы кормить нуждающихся, нужна мотивация. Разве она нужна для того, чтобы на улице вызвать скорую человеку с инфарктом? Это тоже самое, только с другой длительность. Голодающие от меня чуть дальше и умирают чуть медленнее – но они ведь все равно умирают. Если я знаю об этом, то не могу не помочь.

Чтобы помочь Екатерине или получить бесплатную еду, можно написать ей «ВКонтакте» или в Instagram.


Как петербурженка на собственной кухне готовит по 300 кг спасенной еды в неделю для нуждающихся

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты