Юлия Корабельник

За шестнадцать лет ее усилиями семейный бизнес из одного магазина вырос до ювелирного холдинга Diamant Group, представляющего марки Audemars Piguet, Palmiero, Vhernier, а с осени и бразильский бренд Brumani.

Расскажите о своей семье. Я коренная ленинградка. Моя мама в раннем возрасте пережила блокаду. Родить меня она решилась довольно поздно. Мама, равно как и папа, всегда оставалась бойцом — умение выживать в любых условиях воспитывалось во мне с детства.

Наверняка вы были отличницей. Абсолютно верно. Папа говорил, что в нашем роду дураков не было, все перескакивали через класс: и он, и его брат. Словом, одни «ботаники». Мне ничего не оставалось, как тянуть эту же лямку, так что из школы я вышла с золотой медалью, а Институт текстильной и легкой промышленности по специальности «Модельер-конструктор-технолог» окончила с красным дипломом. Он помог мне при распределении: в Ленинградском доме моделей было всего два места, и только для круглых отличников. Я проработала там три года и потом еще долго встречала на улицах женщин в пальто, сшитых на «Большевичке» по моим лекалам. И тут началась перестройка.

Сократили штат? Просто смысл потерялся. Все узнали, что такое кооператив, и почувствовали свободу. Сначала подруга предложила открыть небольшую мастерскую частного пошива, а муж — сделать это семейным бизнесом. На тот момент он тоже ушел с завода «Большевик», где был проектировщиком двигателей для летательных аппаратов, и мы решили заняться одним делом. Уже двадцать девять лет мы вместе и за это время вырастили прекрасных сына и дочь.

1990-е были хорошим временем для бизнеса? Время было дикое, но мы ничего не боялись, может, в силу молодости. Очень быстро поняли, что торговать выгоднее, чем производить. Как грибы после дождя стали появляться коммерческие магазины, где продавалось абсолютно все — от батончиков «Марс» до кипятильников и трусов. Мы открыли несколько таких точек, и на пороге возникла казанская группировка. Надо знать моего мужа, он отказался платить им дань, за что в буквальном смысле поплатился головой: на него напали в парадной и жестоко избили. В итоге у нас остался единственный магазин на Московском проспекте, совсем крошечный, с которым было непонятно что делать. И здесь очень важную роль сыграла моя мама. Она всю жизнь проработала в «Ювелирторге» и подала идею заняться именно этим бизнесом. Буквально с нуля мы узнавали, что такое драгоценные сплавы, пробы золота, огранки и прочее.

Коллекции отбирали сами? Да, и очень быстро поняла, насколько это мое. Я старалась искать необычные украшения, которых у нас никто не видел. Отсматривала коллекции из Европы, Америки, всегда стремилась к тому, чтобы любая вещь вызывала удивление. Кстати, иногда это рождало сложности. Конечно, проще идти на поводу у клиентов и продавать то, что нравится им, но я никогда этого не делала. В то время женщины носили на каждом пальце по тоненькому колечку, сережки-кольца в ушах и браслетик на руке. Так и говорили: «Дайте нам кольца в уши и цепи на руки!» Наши украшения поначалу не воспринимались всерьез. Никто не знал, что золото может быть белым. «Это что у вас, бижутерия?» — правда, так и спрашивали.

Интенсивный график не мешал общению с детьми? Я перфекционист и стараюсь успеть все. Как обезьяна в советском мультике, у которой десяток детенышей, а она одной лапой гладит белье, другой готовит обед. Я стараюсь за всем наблюдать и все держать под контролем. Наверное, из-за этой черты я не всегда правильно вела себя с сыном, многое мне хотелось сделать за него. Но все сложилось удачно, сейчас у меня уже две внучки. Нашей младшей дочери пятнадцать лет, есть еще шанс потренироваться. Если на сына мы достаточно сильно давили, ставили ему высокую планку — гимназия, школа олимпийского резерва, английское образование, то дочери мы стараемся дать большую свободу и время понять, чем именно она хочет заниматься в будущем.

У вас семейное предприятие. Вы разделяете работу и личную жизнь? Это очень сложно. У нас дома круглые сутки производственное совещание. Даже дочь иногда не выдерживает: «Сколько можно про это говорить?!» — а мы не можем остановиться. Я в этом смысле совсем не гибкий человек, только в последние годы стала несколько сдержаннее. Всю жизнь я стояла на броневике и боролась за феминизм. При этом в нужный момент я сама пойду на баррикаду за мужем, а не буду сидеть у окошка. Помню, мы ездили на «диалог» с бандитами. Я сидела в машине с включенным двигателем и ждала, что в любой момент, если что-то пойдет не так, муж впрыгнет в нее и мы стартанем на максимальной скорости.

а еще важно знать, что Компания Diamant Group была основана в 1994 году. Немецкое название было дано в знак благодарности Генриху Дустману из Германии, который предоставил торговое оборудование для первого магазина в кредит на дружеских условиях. Юлия Корабельник много лет занимается конным спортом и владеет двумя лошадьми латвийской породы: конем по кличке Леруа и кобылой Фаустой.

ИНТЕРВЬЮ: ДАРЬЯ СОКОЛОВА. ФОТО: ГИ ЙОХАНСОН. ВИЗАЖ: ЕЛЕНА КРЫГИНА


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также