Анастасия Курехина

Анастасия Курехина – жена, друг и соратник главы русского авангарда 1980-х Сергея Курехина. После смерти мужа в 1996 году она вместе с друзьями учредила международный фестиваль его памяти – SKIF, Sergey Kurekhin International Festival, который пройдет в апреле уже в тринадцатый раз. А недавно выдвинула идею премии имени Сергея Курехина, которую теперь будут вручать самым талантливым художникам и музыкантам.

Откуда такой интерес к искусству? Ведь он появился у вас еще до встречи с Сергеем Курехиным.

Это наследственное. Мой дедушка, Николай Фурсей, был скрипачом и художником. Его репрессировали в 1930-е, но даже на Соловках он занимался творчеством: был редактором газеты «Соловецкая жизнь». В Музее Ахматовой, кстати, недавно проходила посвященная ему выставка. Мои родители – университетские люди, представители научной интеллигенции. Мама – химик, отец – физик, вице-президент Российской академии естественных наук, глава Лиги защиты науки и культуры. А сестра Даша – известный современный художник.

А вас в детстве, кажется, интересовал спорт?

Да, я десять лет занималась фигурным катанием, мечтала быть фигуристкой. Я и сейчас иногда встаю на свои старые коньки. Ни на что их не променяю! Но родители настояли на том, чтобы я пошла учиться в университет, на географический факультет.

Сможете с ходу вспомнить, где находится Земля Франца-Иосифа?

Положение на карте представить могу, но вообще память у меня девичья. Если бы я решила преподавать, пришлось бы все повторять. А так – сыну с географией помочь сумею.

Как вы познакомились с Сергеем Курехиным?

Это было в 1982 году в гостях у Бори Гребенщикова, с которым я очень дружила. Сергей тогда работал с группой «Аквариум». Он был очень известной личностью в узких кругах – про него говорили, что наконец-то в группе появился настоящий профессионал, джазовый музыкант, пианист экстра-класса, у которого в Лондоне вышла пластинка. Я его представляла себе высоким, худым, в очках и лысым. И когда увидела, очень удивилась – настолько этот легкий и красивый человек не соответствовал моим представлениям об академической персоне. После этого мы встречались в каких-то компаниях и он начал за мной ухаживать. Каждое утро в девять часов будил меня телефонным звонком, и мы шли гулять.

Как вы проводили время?

Из общественных мест встречаться можно было разве что в кафе «Сайгон» и рок-клубе. Поэтому чаще мы ходили в гости. Кому-то, например, присылали из-за границы новую пластинку «Пинк Флойд», и мы приходили ее послушать. Устраивали такие домашние посиделки, пили чай или портвейн, обсуждали музыку и книги с друзьями.

Можете ли вы назвать себя соавтором курехинских перформансов?

Конечно, нет. Я была его первым зрителем и слушателем. Перед выступлениями он показывал схему того, что будет на сцене. Вот сюда, к примеру, говорил он, выбежит лошадь. Я пугалась: для тех времен это было чересчур смело, необычно. Но переубедить его даже не пыталась. Все всегда получалось, как он хотел.

Вам не казалось, что за его титанической фигурой вы теряете себя как личность?

Да я и не стремилась самоутверждаться. Я была женой великого человека, и мне ничего больше не хотелось кроме как жить с ним, ради него и ради наших детей.

А после смерти Сергея вы создали фестиваль его памяти.

В 1997 году в Нью-Йорке виолончелист Борис Райскин организовал мультидисциплинарный фестиваль памяти Курехина абсолютно в концепции «Поп-механики» – проект, в котором участвовали самые разные музыканты, художники, режиссеры. Это и был первый SKIF. Обычные концерты памяти Сергея, которые проходили здесь, в России, просто не вмещали всех желающих выступить. Поэтому SKIF перебрался в Ленинград и стал главным, любимым делом моей жизни.

У вас нет ощущения, что молодежь воспринимает SKIF как самостоятельное явление, не задумываясь, чье имя носит фестиваль?

Однажды я услышала, как два молодых человека разговаривали между собой: «Пойдешь сегодня на Курехина?» – «А он сам-то будет играть?»

Вы ходите сейчас на какие-то концерты?

Хожу на концерты современной музыки, на премьеры в Мариинский театр или на те выступления, что связаны с деятельностью Фонда Сергея Курехина. Мы проводим уже шесть фестивалей, которые выросли из SKIF. Это и «Электро-механика», и «Этно-механика», только что впервые провели «Мегаполис» – фестиваль хоум-видео. Очень надеюсь, что он станет ежегодным. Плюс фонд учредил премию по современному искусству имени Сергея Курехина. Будут номинации и для визуального искусства и для музыки разных жанров.

Вы не раз говорили, что Сергей любил делать подарки. А вы любите?

Очень. Дарить стараюсь именно то, что человек хотел бы получить, и никогда ничего не передариваю. Недавно на нашем фестивале «Мегаполис» мы подарили победителям настоящие дорожные знаки, заказали их в специальной мастерской, только вместо привычных символов на них был логотип фестиваля. Все остались чрезвычайно довольны, хотя призы оказались не очень легкими.

Есть девиз, которому вы следуете?

«Какой себе жизнь придумаешь, такой она и будет». Или другой: «Никогда не будь циничной по отношению к людям – то, что мы живем в жестокие времена, не оправдание».

Чего вы никогда не смогли бы простить?

Глупости и предательства. Хотя вообще-то я человек, который почти всегда все прощает. Во всяком случае, надеюсь на это.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме