Елена Образцова

Одна из лучших оперных певиц ХХ века все больше времени посвящает заботе о молодом поколении. К ежегодному конкурсу молодых оперных певцов Елены Образцовой в июне 2006 года прибавился первый Международный конкурс юных вокалистов.

– Что вы помните из детства?

– Мои самые ранние воспоминания связаны с войной, блокадой Ленинграда, постоянным голодом и нуждой. Это был ад. Ели ремни вареные, варили какой-то гадостный студень… Я все время хотела есть и кричала «аога» – «тревога» и «анитки» – «зенитки». После войны мы вернулись в Ленинград. Соседи по коммунальной квартире прозвали меня «певица» и жаловались маме, что я целый день завожу патефон. А я обожала петь и всегда, где только могла, что-то напевала. В первом классе пошла записываться в хор, но меня не взяли. Я ни одной песни не знала до конца. Заучивать тексты для меня было самым страшным наказанием! Но я так горько плакала, что надо мной сжалились и приняли в хор условно.

– Вы родились в Ленинграде, но всю жизнь проработали в Большом театре.

– Когда я была студенткой третьего курса, меня пригласил Большой театр, и я не могла устоять против такого искушения, тем более что Кировский театр в то время меня не приглашал. Я нисколько не жалею, что большую часть жизни прожила в Москве и пела в Большом театре, потому что это был лучший театр в нашей стране.

– Почему в этом году вы решили заняться совсем детьми, девяти–семнадцати лет?

– Жизнь моя сложилась так, что я знаю в своей профессии очень много. Пела со всеми великими современными певцами, работала со всеми великими режиссерами и дирижерами как в России, так и за рубежом. И мне хочется передать этот опыт нашей молодежи. А из-за чиновников не удается сделать это так, как задумала. Не так давно в Большом театре произошла трагедия: ни с того ни с сего выгнали всех действующих певиц и певцов. Пришел молодой дирижер и решил омолодить состав. Это была колоссальная ошибка, потому что дети попали в вакуум и не знали, куда им двигаться и что делать. Когда я пришла в Большой театр, я буквально там жила, смотрела, как певицы ходят, двигаются, смотрят на дирижера, общаются с хором. И я решила, что конкурс поможет отобрать самых одаренных детей, которые потом поедут на мастер-классы к членам жюри. Так мы сможем передать свои знания этим детям.

– В свое время вы хотели создать в Москве международный центр музыкального искусства.

– Я мечтала построить огромное здание в центре столицы, в шестьдесят–семьдесят этажей, с офисами, магазинами, концертным залом и общежитием для тех, кто будет учиться мастерству у самых великих певцов мира. Пока есть только распоряжение, подписанное Владимиром Владимировичем Путиным. Он предложил создать такой центр и в Петербурге, есть деньги и люди, готовые построить здание. Но чиновники устроили такую волокиту, что если будет продолжаться в том же духе, то я протяну ноги. Хочу вновь встретиться с президентом, иначе все так и закончится болтовней. Есть идея создать в Москве и Петербурге два пункта, вроде студии или театра, куда будем приглашать самых лучших педагогов. В Петербурге мы уже нашли площадку под театр: у нас есть договоренность с Театральным музеем, там есть возможность расширить двор и построить студию. Его рабочее название «Образцова-Hаll».

– Поделитесь рецептом успеха?

– Пробиваются самые талантливые. Для того чтобы быть певцом, недостаточно одного голоса. Нужна безумная работоспособность, если человек не умеет работать, он погибает как талант. Заниматься вокалом – это сладкая каторга. В любую погоду мы шли на занятия. Я ходила на занятия в Аничков дворец пешком из Автово: у меня не было даже трех копеек на трамвай. Большая цель – нужно сохранить то, что дал Господь. Помню, когда я начинала петь, меня ругали за грудные ноты. Но я сказала: «Мне это дал Боженька, и я пронесу этот дар через всю жизнь». Теперь все хотят петь, как я. У меня нет чувства зависти и ревности: каждому дано свое и каждому хватит места. Обязательно нужно учить языки. Первое время на гастролях я была как собака – по интонациям пыталась понять, что мне говорит дирижер, поэтому постоянно попадала в дурацкое положение.

– Вы однажды сказали, что после ваших выступлений выздоравливают люди. Это правда?

– Я много лет молилась, чтобы Господь дал мне талант лечить людей. У меня очень сильные руки, я и раньше могла снять головную боль у своих близких. Но дар лечить людей мне Бог почему-то все не давал и не давал. И потом я вдруг поняла, что он дал мне возможность исцелять голосом. У меня очень мощная энергетика, и после моих концертов люди забывают о своих болезнях. Многие мамы регулярно водили своих деток с врожденными заболеваниями ко мне на концерты, и дети полностью излечивались! Я счастлива от этого.


Наши проекты

Комментарии (2)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 4 авг., 2014
    Комментарий удален
  • Гость 18 июля, 2014
    Комментарий удален

Читайте также