Александр Баширов

Баширов – выходец из деревни Согом Тюменской области. Но характер у него совершенно не сибирский – неспокойный, ищущий человек. Из Тюмени поехал в Москву – учиться кинорежиссуре во ВГИКе у Таланкина и Васильева. Потом отправился в нью-йоркскую киностудию "Бергхоф". Наверное, поэтому очень образован: с уверенностью цитирует классику и философствует по поводу "научной организации труда".



Подобно великому актеру, в реальности Баширов не похож на своих киногероев: нетрезвого майора Бабакина из "Ассы", дилера из "Жестокого времени" и бандита из фильма "Мама, не горюй". Хотя тоже привык вести себя эксцентрично. Неожиданно крикнуть малознакомой девушке: "Эй, иди сюда!", а потом однотонно засмеяться и потребовать поцелуев. Сейчас он особенно нервозен. После громкого успеха фильмов "Железная пята олигархии" (1998) и "Белград, Белград!" (1999) Баширов опять в съемочном процессе. Ставит 15-серийный фильм "Удачи тебе, сыщик!" по милицейской повести Николая Леонова.
Почти от всех комментариев воздерживается – ездит по городу в синем фургоне, отмечая места для съемок и обедая, где придется. На интервью для нашего журнала Александр Николаевич согласился. Сначала назначил встречу в ДК "Выборгский", потом в кафе "Мангал" на Лесном проспекте, а потом предложил приехать в конюшню на Крестовском острове. О своем новом фильме рассказывал, когда стемнело. На пустыре тревожно кричали вороны.

– Я, как всякий большой художник, тщательно готовился к этому. Это миссия. Очередное послание человечеству. Я все-таки открою людям глаза на суть и смысл их жизни. Все просто жуют свой борщ перед телевизором... А здесь мы – как ахнем! Я напрягся – и решил все,таки сделать в своей жизни этот решительный шаг. Люди запутались во мраке своих низменных пороков и их удовлетворении. Я считаю, я не такой – я чище. На этой панели я не в розовых чулочках. Мой танец является, как у Моцарта, – волшебной флейтой.


– В кино вы обычно исполняете роли негодяев. Играли сутенера, бандита, дилера, гэбиста. За вами плотно закрепилось амплуа отрицательного персонажа еще со студенческих времен во ВГИКе, когда в учебном спектакле вы играли Мефистофеля.
– Я играл собачку. Вы же помните "Фауста"? Там появляется черный пудель. Я как раз играл черного пуделя с эрегированным… м-м-м органом. На мне была черная шкура с маленьким подстриженным хвостиком... Я занимаюсь высокой культурой. Меня интересует в настоящем то, что филигранно отточено. Нежность душевных порывов, которые очевидны у тех персонажей, которых вы назвали. Поэтому нюансы, нюансы...

– То есть, эти персонажи, по-вашему, нежные?
– Конечно! Мы все хотим быть как зефир. Жизнь из нас делает кубики пластиковые. С этим я не согласен, надо сопротивляться. То, что я вам сказал выше, все это неправда. И то, что я дальше буду говорить, тоже будет неправдой. Потому что зачем вам говорить правду? Я ее не знаю, и все это большое художественное исследование самого себя. Знаете, чем отличается правда от истины?

– Ну как: правда – одна, а истина – в вине.
– Вот какие у вас банальные мозги! У вас, наверное, одна хорошая извилина!

– Я вообще слышала, вы очень недоброжелательно относитесь к прессе. Вот и в "Железной пяте олигархии" у вас есть образ "продажной писаки" – безграмотной и "попавшей в жернова".
– Нет – это уже ваши домыслы. Я отношусь к ней со всей нежностью. Потому что смысл и суть русской культуры – это страдание. И нормальный художник, русский, занимается состраданием. Люди, которые работают в любом шоу-бизнесе, в прессе и на телевидении – во всем том, что называется "манипулированием общества", они сами манипулируемые. Они теряют свой человеческий облик. Превращаются в прекрасных намакияженных монстров.

– Вы, Александр Николаевич, тоже манипулируете как режиссер – актерами, съемочной группой, зрителями.
– Я занимаюсь не манипуляцией, а игрой. Поэтому я сразу открываю правила игры – и кто хочет участвовать в этой игре, тот получает удовольствие. Истина безусловна, а правда – важнейшая и единственная часть русского ментального анализа.

– Почему правда – только русская? Например, у Джека Лондона тоже, наверное, своя правда была.
– Ничего не знаю про Джека Лондона. В "Железной пяте" использованы его цитаты. Я считаю, любой несостоявшийся мелкий буржуа становится революционером. Любой несостоявшийся интеллигент становится левым или правым. Любой социалист является человеком, который согрешил и хочет как-то объяснить или оправдать собственный грех. Медный пятак! Заячьи тулупчики с барского плеча раздаются! Поэтому и есть такие очевидные изгибы якобы мыслящих людей – таких, как Гамсун. Они были "правыми", фашистами. Были такие же левые – Маяковский. Ну и тому подобное.

– Все-таки с правдой тяжело. Джеку Лондону, например, так и не удалось "открыть глаза" людям. Конец его, как известно, печален.
– Человек существует не в социальном – в духовном кризисе. Все остальное – игра терминами. Тем более, я не хочу и не имею права обсуждать чужую жизнь. Свою – тем более!


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме