Евгений Федоров

Евгений Федоров – рок-авторитет, личность,определявшая развитие русской альтернативной музыки с момента ее зарождения. Он ужедавно перестал быть просто рок-музыкантоми является одним из наиболее востребованных композиторов, пишущих музыку дляфильмов. На счету у Федорова несколько эпизодических ролей в кино, в том числе ролькрасного комиссара в «русском ковчеге» Сокурова. У него узнаваемый вокал, оригинальноекомпозиторское мышление и яркая манераигры на бас-гитаре. Если прибавить к этому внешность космического странника и непередаваемое личное обаяние, то термин «рок-звезда» кажется по отношению к немунаиболее применимым.

– Я слышал, что ты был кем-то вроде инструктора по конному спорту…

– Одно время я работал конюхом в обычной полуспортивной-полупрокатной конюшне и в силу необходимости частенько брал на себя роль инструктора, водил в лес конные группы.

– Какие качества лошадей ты хотел бы наблюдать у людей?

– Скажу банальность: лошади не врут, хотя у них тоже бывают свои хитрости.

– А ты в детстве мечтал стать рок-звездой?

– В детстве – нет, в подростковом возрасте – да.

– А когда ты стал рок-звездой, насколько это соответствовало твоим мечтам?

– Рок-звездой в том виде, о котором я мечтал, я не стал. Мне представлялся стадион, на сцену которого я выхожу, – что-то типа Вудстока. К счастью, этого не произошло.

– Почему «к счастью»?

– Форма музицирования на стадионах отошла в прошлое. Мы выступаем на крупных фестивалях, где несколько площадок, больших и маленьких, и самое интересное всегда происходит именно на маленьких площадках.

– Ты веришь в загробную жизнь?

– Конечно.

– Как ты думаешь, там у тебя будет возможность играть на бас-гитаре?

– Надеюсь, что нет. У меня в детстве была клиническая смерть, и я кое-что помню об этом состоянии и знаю, что это место есть.

– Вы были первой рок-группой из России, которая выступала в Исландии…

– И пока последней.

– Какой опыт вы там приобрели?

– Мы были дважды в Исландии, один раз выступали сами, другой раз – в рамках фестиваля Airwaves. Эта страна показалась нам замечательной со всех сторон. Мы играли концерты, слушали выступления других групп, ходили на выставки, в музеи и находили время, чтобы кататься на автомобилях по безлюдным пустынным местам, напоминающим Луну. Уникальное место, по воздействию сравнимое с Японией. Только гораздо меньше красок.

– Ты участвовал в проекте, связанном с подъемом подводной лодки «Курск». Что ты испытывал во время работы над ним?

– Нужно сказать, что это была выставка, посвященная экспедиции по подъему «Курска». Был раздел и про саму лодку, про историю ее создания. Широкой общественности показали великое множество кадров. Но в нашем распоряжении осталось большое количество фотодокументов, так и не ставших достоянием публики. Что касается испытанных нами эмоций, то чувства были самые разнообразные: от полного онемения перед какими-то шокирующими подробностями до простого желания выполнить возложенное на нас задание. Что может сделать обычный музыкант в данной ситуации? Просто мы озвучивали эту экспозицию, постарались сделать зрелище, лишенное пафоса и в то же время утонченное. В общем, могу сказать, что это не была траурная экспозиция, это была просто экспозиция, посвященная памяти погибших моряков. Мы воздавали должное всем людям, сделавшим уникальную, титаническую работу. Мы отнеслись к этому очень трепетно.

– Ты сейчас работаешь над музыкой к очередному телефильму. Можешь об этом рассказать?

– Это многосерийный фильм – не буду называть его сериалом, поскольку Инна Михайловна Чурикова, как известно, в сериалах не снимается. Это многосерийный ретродетектив, немножко мистический, немножко ироничный. Действие происходит в начале двадцатого века в СанктПетербурге и окрестностях. Совершенно особенная атмосфера Петербурга до Первой мировой войны – в этом есть что-то акунинское.

– А как называется?

– Рабочее название – которое, я думаю, останется – «Винтовая лестница».

– А тебе всегда нравятся фильмы, для которых ты пишешь музыку?

– Не все работы были удачными, потому что проект может иной раз понравиться на уровне сценария. Дальше происходит следующее: сценарий рождает в голове определенные картинки, некие ассоциации, затем пишется музыка. Но уже несколько раз так было, что получившееся в итоге не соответствовало ожиданиям. Это зависит от множества других людей, занятых в картине: актеров, гримеров, операторов… И сами актеры часто жалуются, что недовольны результатом.

– Ты увлекаешься фотографией?

– На абсолютно любительском уровне. Поскольку наша профессия позволяет нам путешествовать, бывать в разных странах в разные времена года, было бы глупо не таскать с собой камеру, потом вторую, теперь уже третью.

– А достоянием публики это станет?

– Да, я планирую, вернее, за меня уже планируют мои друзья – довольно настойчиво предлагают устроить выставку. Когда у меня появится немножко времени, я постараюсь выбрать что-нибудь наиболее достойное из того гигантского количества отснятого материала, что у меня накопился. Но это не более чем туристические наблюдения.

– Сейчас на тебе тот же берет, что я видел семь лет назад?

– Вряд ли. У меня большая, постоянно обновляемая коллекция.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме