Александр Вайнштейн

Директор по развитию площадки «Скороход» на Московском проспекте сделал ее важным центром современного танца и театра, приютил «Ахе» и даже получил от Еврокомиссии грант на морское путешествие.

Расскажите о вашей семье.

Петербургская, еврейская, интеллигентная. Мои папа и мама всегда ходят парочкой, они мне и привили любовь к семейным ценностям — я не люблю разгул и беспорядочные связи. Папа — ленинградец, по профессии военный инженер. Он долго служил на Курилах, там и познакомился с мамой: она родом из Владивостока. Потом они вернулись в Ленинград и родился я.

В школе хорошо учились?

Я никогда не был отличником, но меня за это особенно не ругали. Поступил в «Макаровку» — академию торгового флота. Я тогда любил одну девушку, а ее папа был очень успешным предпринимателем в сфере логистики. Хотел пойти по его стопам.

То есть ваша жизнь никак не была связана с искусством?

В детстве я выучился играть на саксофоне и в академии нашел себе отдушину: руководил оркестром. Мы хреначили всякий джаз. Но после выпуска все это закончилось, и остался только бизнес — торговая компания, импорт мяса.

Как вы от мяса перешли к культурным проектам?

Заскучал я в офисе. Как-то одна подруга мне и говорит: «Нашла крутую тему — курсы актерского мастерства». Я сразу среагировал: «Круто. Я пойду». И попал на курс Татьяны Прияткиной, моей нынешней жены и худрука «Скорохода», — она как раз оканчивала Театральную академию и пробовала себя в преподавании. У нас была потрясающая группа: днем кто-то возглавляет отделение ВТБ, кто-то продает краденые мобильники, кто-то учится в вузе, но вечером мы собираемся и мы все актеры. И Таня мне очень понравилась: она чрезвычайно притягательный человек. Я ходил на спектакли в ее театре Dzampano. Они жаловались мне на свои проблемы: «Мы такие бедные, ничего толком не зарабатываем, а нужны деньги на новую постановку». Таня в шутку сказала: «Напиши-ка бизнес-план». А я ей: «О'кей, напишу ко вторнику». Сел и написал. Возникла идея: мы открываем курсы актерского и ораторского мастерства, танца, вокала, а на собранные деньги будет существовать театр. В августе 2009 года открыли школу «Легкие люди».

Пока не очень понятно, откуда же взялся «Скороход».

Нынешний финансовый директор «Скорохода» Саша Кондратенко (он еще и руководитель школы Bye Bye Ballet) нашел это помещение у метро «Московские ворота». Сначала мы хотели перевести сюда учебные классы и разделить залы перегородками, но наши друзья из «Студии 44» сказали: «Тут такой простор, воздух, не трогайте это место». Так и возникла идея площадки. К тому же в городе ничего подобного не было и нет.

Ориентировались на московские аналоги негосударственных свободных площадок?

Да, мы штудировали сайты «Платформы», «Мастерской». Но настоящее вдохновение принесло знакомство с опытом хельсинкской Korjaamo Factory и ее директора Рауля Грюнштайна: бывшее депо было превращено в колоссальный центр современного искусства. Мы завязали с Раулем деловые отношения. Все, кто занимается сходными проектами в разных странах, сталкиваются с одинаковыми проблемами: государство не поддерживает, артисты бедные, голодные.

У вас в афише появились спектакли знаменитых петербургских авангардистов «Ахе». Как вы подружились?

Мы вообще приглашаем выступать бездомные театры: «Этюдтеатр», Post, «Крепостной балет». А с «Ахе» вышло так. Их директора Вадика Гололобова я знаю давно, они играли у нас на открытии, а недавно и говорят: «Нам в этом году исполняется двадцать пять лет, хотим устроить юбилейный фестиваль. Подали заявку в Комитет по культуре, а нам отказали». Ну мы и позвали их к себе. В ноябре проведем юбилей: будут и восстановленные старые спектакли «Ахе», и новые работы.

В чем ваша задача как директора по развитию?

Я занимаюсь командой, чтобы не было такого, что люди работают под одной крышей и не знают, как друг друга зовут. А еще моя задача — как можно ярче представить «Скороход» зарубежным партнерам, и у меня есть козыри: фактически мы — единственная площадка в городе, профильно занимающаяся экспериментальным и перформативным искусством. Я рад, что масштаб наших дел растет. Сейчас главная гордость — международный проект «Одиссея», в котором в течение нескольких лет примут участие театральные деятели из двенадцати стран. Я вместе с партнерами из Европы написал заявку в Еврокомиссию и получил грант — миллион двести тысяч евро. Тема такая: мы арендуем парусник, и интернациональная команда создает спектакли. Первая премьера — «Память жизни» шведского режиссера Марии Линдстрем — запланирована в мае в «Скороходе», потом ребята сядут у Петропавловки на корабль и отправятся играть ее в Хельсинки, Ханко, Таллине, Копенгагене — и так далее до Греции.

Зрительный зал «Скорохода» рассчитан на 150 мест. В ближайших планах — фестивали современной культуры Швейцарии и Южной Кореи. Новый проект «Легких людей» — актерские курсы для пенсионеров. Александр Вайнштейн и Александр Кондратенко — лауреаты премии «Прорыв». В мае в «Скороходе» пройдет презентация фильма-лекции Вячеслава Полунина «Странствующий театр».

 


Текст: Андрей Пронин
Фото: Алексей Костромин


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 19 мая, 2014
    Горжусь своим сыном!!!Успехов!!!!

Читайте также

По теме