Максим Одноблюдов

Президент группы компаний «Оптоган», которая выпускает на петербургском заводе источники света нового поколения, планирует в ближайшем будущем вывести светодиоды российского производства на международный рынок.

Любовь к физике у вас наследственная?

Я не потомственный физик, мои родители инженеры. Да и раньше в роду никаких физиков не было, поэтому, честно говоря, не очень понимаю, откуда у меня еще в школе появился интерес к этому предмету. Нравилось решать задачи повышенной сложности, любил конструкторы, тогда вообще модно было собирать приемники из деталей, купленных в магазине «Юный техник».

Что это было за время для физиков?

В 1970–1980-е годы микроэлектроника как раз развивалась. Появлялись микросхемы, интегральные схемы, процессоры, лазеры, светодиоды, и главное — лекции читали люди, которые стояли у истоков технологии, сами разрабатывали, соревновались с иностранными коллегами, кто что первым сделает. Я видел, как люди мыслят, когда придумывают чтото новое, сами приходят к новым идеям, — совсем не так, как преподаватели в университете, которые рассказывают о чем-то, что придумано за сто лет до них. Нам читал лекции Жорес Алферов. Всегда есть теоретики и экспериментаторы. Теоретики — бородатые, заросшие люди в клубах дыма. Экспериментаторы тоже существуют в клубах дыма, тоже зачастую бородатые и заросшие, но гораздо более подвижные. Теоретику нужна усидчивость, чтобы писать длинные формулы, а экспериментаторы ближе к коммерсантам науки. Алферов — типичный пример экспериментатора, харизматичный, увлекательный рассказчик, человек с драйвом, не мечтатель, а практик.

Как сложилась команда «Оптогана»?

Владислав Бугров и Алексей Ковш — мои партнеры и друзья, мы вместе учились на кафедре оптоэлектроники СанктПетербургского государственного электротехнического университета. Мы с Алексеем, например, в тяжелые 1990-е, чтобы хоть как-то заработать, были агентами по недвижимости, бегали искали квартиры. После окончания университета можно было пойти заниматься либо бизнесом, а для этого требовалось дополнительное образование, либо физикой с не очень понятной перспективой. В то время, чтобы заработать, физик мог поехать за границу, устроиться там в университет, потом в какую-нибудь компанию. Я уехал на три года в Швецию, в Университет Лунда. Алексей примерно тогда же трудился на Тайване, а Влади слав остался в Питере. Потом мы все встретились с убеждением, что понимаем, что нужно делать с технологией, чтобы выпускать продукт лучше, чем у конкурентов. Сформулировали идеи и принялись искать финансирование и место. Найти в России и то и другое в начале 2000-х было очень сложно. Тогда люди еще не вкладывались в технологии, в такие полусума сшедшие непонятные вещи, были другие, более доходные источники заработка.

Путь вашей компании стандартный или скорее исключительный?

Это стандартный по западным меркам путь для стартапа. За границей все очень жестко: финансируется только то, что нужно. В американском агентстве, которое выдает гранты на исследования, есть поговорка: «Мы не финансируем развлечение ученых». Так и в России: нужно смотреть, на что есть спрос, и выводить на рынок те разработки, на которые существует заказчик. В отличие от других технологичных штучек светодиод — это продукт очень понятный российскому рынку.

Что такое светодиод на практике?

К примеру, раньше люди использовали лампу накаливания. Но если вдуматься, то в лампе накаливания свет — побочный продукт, потому что он возникает в результате нагрева вольфрамовой нити. Лампа накаливания — это отопительный прибор, эффективность преобразования электричества в свет чрезвычайно мала. Энергии много, света мало. А светодиод — это кристалл, который создан специально для того, чтобы преобразовать электрическую энергию в световую с максимальной эффективностью, без промежуточного этапа нагрева.

Что вы больше всего цените в своей работе?

Для меня важно видеть результат не только по показаниям приборов, но и как что-то реальное. Например, атомами и молекулами в кристалле светодиода можно манипулировать, по-разному укладывать: уложишь одним образом — получится синий светодиод, уложишь иначе — получится зеленый.

В каком режиме живут физики-бизнесмены?

Большую часть времени я провожу в командировках, но стараюсь разумно распределять время, все-таки у меня две дочери. Если отдых — то хорошо покататься на лыжах. Застолья не люблю, но если строишь бизнес в России, без этого не обойтись.

Текст: Михаил Боков
Фото: Виталий Коликов


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме