Василий Вакуленко: «Петербуржцы без лишних эмоций берут бутылку и сразу бьют по голове»

Василий Вакуленко так проникся мрачным и сложным Петербургом, что презентует у нас «Лакшери» — новый альбом Ноггано, своего хулиганского альтер эго при лиричном Басте. Мы поговорили с музыкантом о любимых местах города и местной рэп-культуре. 

Все, что по-настоящему связано с культурой, должно начинаться в Петербурге, поэтому первый концерт-представление новой пластинки Ноггано я решил устроить здесь. В «Лакшери» 35 треков, которые длятся почти два с половиной часа – это диск для разных настроений: под него можно и выпить, и погрустить. Хотелось, чтобы он звучал, как сборники «Союз» из 1990-х, где рядом можно было услышать «Ляписа Трубецкого», Серова, Николаева и группу «Ария». Не отношусь к числу авторов, у которых «разверзлись небеса, и снизошло благословенное вдохновение». Я написал песни, свел, чтобы нормально звучали, сделал обложку и выложил. Сложно придумать более скучную характеристику музыки, чем «цельный, монолитный, концептуальный» альбом. Каждая песня должна быть переворотом, обманом и аферой.

 

Первый раз я приехал в Петербург больше десяти лет назад. Это сложное и мрачное место, но на его сцене я чувствую себя настоящей звездой. Непонятно, откуда в местной публике столько огня, потому что иногда посмотришь за петербургское окно — и плакать хочется. При этом мне нравится город. Особенно тем, что его не должно было быть вовсе, а он появился только благодаря авантюре Петра I. Это наш бриллиант и жемчужина — немного Европы у нас, варваров.

Петербург нельзя сравнивать с другими. Якобы схожесть с Амстердамом и Берлином — это стилистические натяжки. Подобный эмоциональный фон не дает больше ни одно место в мире.


Мы с женой спорили из-за выставки Яна Фабра в Эрмитаже. Она говорит, что я просто ее не понял.

Культура в Петербурге сейчас переживает ренессанс благодаря отстаиванию своей позиции. У искусства появляются мускулы, поэтому оно способно создавать новые формы. Хотя мы с женой спорили из-за выставки Яна Фабра в Эрмитаже. Она говорит, что я просто ее не понял, но для меня, парня из Ростова, подвешенные чучела — это слишком.

Самое удивительное архитектурное предложение Петербурга — дворы-колодцы, а моя любимая локация — Васильевский остров. Только я бы на нем не умирал по заветам Бродского, а жил: поехал писать мемуары, как я это делаю в «Твиттере», — с орфографическими ошибками. А из здешних ресторанов мне очень нравится Duo Gastrobar.

  • Жак-Энтони

  • Oxxxymiron

Местные жители особенные: сдержанные, хладнокровные и опасные. Они без лишних эмоций берут
бутылку и сразу бьют по голове. Может, это сериал «Бандитский Петербург» так повлиял на менталитет? Поэтому и рэперы здесь настоящие — половина сидит в колонии, как Yung Trappa.

 Хотя долгое время город ничего не показывал в хип-хопе, все изменилось с появлением Oxxxymiron. К нему можно по-разному относиться, но это явление. Из петербургской молодежи мне нравится Жак-Энтони, который недавно написал саундтрек к «Притяжению» Федора Бондарчука.

Концерт-презентация альбома «Лакшери» 4 марта в клубе «А2»

Комментарии (0)
Автор: Елена Анисимова
Опубликовано:
Дата события:
Люди: Василий Вакуленко
Места: А2
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также