«Лемондэй»: «Мы обратились к народному — это зов крови»

Две девушки гордого нрава, Женя Иль и Юлия Накарякова, начинали с кустарного полуакустического «антифолка», но затем пригласили барабанщика и заиграли мрачнее, жестче и танцевальнее всех прочих. Группа «Лемондэй» выпустила мини-альбом «Без твоей любви» и возвращается с концертами.

  • Юлия Накарякова, Антон Покровский и Женя Иль

  • Названием для группы послужил бренд адского слабоалкогольного коктейля в банках наподобие «Ягуара» или «Страйка». «Лемондэй» продается исключительно в Сибири.

  • Группа возникла в 2009 году. Переехавшие из Красноярска Женя и Юлия записывали трогательные видеоролики на песни с абсурдистскими текстами. С приходом три года спустя Антона Покровского, играющего на электронных барабанах, саунд коллектива кардинально поменялся.

  • Юлия Накарякова, Антон Покровский и Женя Иль

После выхода нового EP вас, вполне возможно, перестанут уже называть главной минимал-вейв-командой страны.

Женя: Мы всегда с трудом мыслили этими категориями. Да, пожалуй, для музыки «Лемондэй» характерен некоторый минимализм. В новых вещах появилось больше мелодического разнообразия, но я до сих пор считаю, что перегружать музыку — грех.

В заглавной песне пластинки чувствуется обращение к ориентальному фолку.

Юлия: У меня там ближе к финалу соло на синтезаторе, в которое вплетается индийская мелодия, а именно версия мантры «Харе Кришна Харе Рама». Я ее услышала на одном кришнаитском празднике, где случайно оказалась.

Женя: То, что мы обратились к чему-то корневому и народному, — это одновременно сознательный жест и бессознательный порыв, какой-то зов крови, наверное.

Кто придумал и снял психоделический клип на другую песню, «Соната»?

Женя: Видео сняли режиссеры-аниматоры Дмитрий Данилов и Анна Отнельченко. Ребята сами нас нашли, предложили накидать некий мудборд — образы и картинки, которые хотелось бы воплотить.

То есть вы контролировали визуальное оформление. Что вы вообще любите в изобразительном искусстве?

Женя: Проще сказать, что я не люблю: картины Де Кирико с их жуткой, по мне, цветовой гаммой. Любимое мое сочетание — черно-белое и, конечно, золотой цвет обложки «Без твоей любви».

Юлия: Когда Женя создавала эту обложку, я просила, чтобы она думала о золоте церквей и вообще о божественном. Меня сейчас больше всего потрясают православные иконы и церковное убранство. И религиозное чувство в этом случае не противоречит эстетическому восторгу.

А какая музыка вас в последнее время впечатлила?

Юлия: Любимый альбом за пару лет — Modern Vampires of the City группы Vampire Weekend.

Женя: Я сейчас совсем не слушаю отечественную музыку — не потому, что как-то ее презираю, просто так складывается. Слушаю в основном deep house, UK garage и совсем капельку R'n'B. Мой любимый релиз последнего времени — No More, записанный дуэтом Shlohmo & Jeremih.

Изменилась ли ваша жизнь после успеха дебютного лонгплея «Фаворит»?

Женя: Пока мы работали над ним, у меня дергался левый глаз, а после выхода альбома перестал.

Юлия: Не заметила, чтобы какой-то условный успех как-то повлиял на нашу жизнь. Чего не было, того не было. Выступать мы стали чаще, но в метро пока ездим совершенно спокойно.

Между вами возникают какие-то серьезные разногласия?

Женя: Мы очень разные сестры.

Юлия: Наш барабанщик Антон вообще отдельная песня. Это на самом деле чудо, как мы притерлись друг к другу и сосуществуем. Меня часто заносит, а Женя усмиряет меня мудрым снисходительным словом. Женя: Ну, это в последнее время мы поменялись местами. Раньше я тянула на себе ярмо «анфан террибль» коллектива.

«Лемондэй». Клуб Vanilla Sky, 22 августа

Комментарии (0)
Автор: Лена
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также