Екатерина Иванчикова: «Начинали с выступлений на улице с коробкой для денег»

ОТКРЫТЬ СПИСОК ВСЕХ НОМИНАНТОВ

музыка

Солистка дэнс-группы IOWA реанимирует российскую поп-музыку: только она может так небанально и свежо спеть про романтическую встречу в маршрутке. Дебютный альбом коллектива, Export, вышедший осенью, возглавил чарты iTunes. В рамках нон-стоп-тура каждые выходные коллектив дает в очередном российском городе шоу-концерт с элементами стендапа, акробатическими трюками и полетами Кати над сценой на кольце. А «Простая песня» группы стала неофициальным гимном хоккейного клуба СКА

  • Блуза Celine, платье Stella McCartney (все — ДЛТ)

  • Майка и брюки Dirk Bikkembergs, босоножки Stuart Weitzman (все — ДЛТ)

  • Майка и брюки Dirk Bikkembergs, босоножки Stuart Weitzman (все — ДЛТ)

За прошедший год случился ваш прорыв, увековеченный хитовым дебютным альбомом Export.

Хотя альбом вышел лишь в ноябре, мне кажется, что это было вечность назад! Мы так много с ним ездим, и я так концентрированно его пою, что уже абсолютно точно хочу новый. Но, как говорит наш продюсер Олег Баранов, еще не все сто сорок миллионов россиян слышали наш первый диск. Кроме того, мы с гитаристом Леонидом Терещенко и барабанщиком Василием Булановым сделали новое шоу, наш большой сольный концерт.

Это то шоу, где вы летаете на кольце над сценой и публикой, как акробатка, и поете «Только улыбайся, улыбайся, невесомости поверь и отдайся»?

Ага. Хотя не все декорации могут ездить с нами всюду. Например, у нас есть макет автобусной остановки, так он слишком большой для перемещений на серьезные расстояния. Люди пишут нам после выступлений, насколько они удивлены, что состав из трех человек может создать такое удивительное зрелище. Когда зрители восклицают, что благодаря нам они попали в другую реальность, я даже немного недоумеваю, потому что у нас, конечно, не шоу м-м-м… иллюзионистов братьев Сафроновых с голубями. (Смеется.)

Вы теперь молодая российская поп-звезда, в одночасье стали нужны всем. Получаете только предложения о концертах или были экзотические запросы?

Сколько стоит поужинать со звездой Иовой, Йошей, Ловой — как только не коверкают наше название! (Смеется.) Зовут в сериалы и в какие-то ток-шоу. А в Белоруссии даже появился клон группы IOWA, но нам пока не удалось поймать эту троицу.

Пожалуй, зрители телешоу «Голос. Дети» могли даже подустать от того, что конкурсанты на отборочных выступлениях регулярно поют именно ваши песни.

Понятно, что детям нужны ориентиры, и уж лучше это буду я, чем кто-то другой. Я вижу это по своим племянницам: очень комично выглядит, когда дети при тебе изображают твое пение и снимают твои движения.

На данный момент IOWA довольно тинейджерская группа. Как вас воспринимают фаны?

Поклонники со мной на короткой ноге, когда зовут меня, кричат: «Катька, Катька, сфоткайся с нами!». Им непонятно, сколько это — двадцать семь. Для них я такая, наверное, старшая сестра. Но есть и более взрослые пары, которые считают своим долгом зайти в гримерку и сказать, что они вот под такую нашу песню познакомились и теперь на этом концерте под нее танцевали.

Какие музыканты вызывают у вас интерес?

Я слежу за европейскими уличными музыкантами на YouTube — совершенно безымянные, ни на что не претендующие, но это живое творчество. На концерт люди идут целенаправленно, выбрав конкретного артиста, чтобы получить эмоцию. А на улице они ни к чему не готовы, в их планы не входило никого слушать, и уличные музыканты дают им возможность переключиться. При этом музыкант понимает, что нужно быть на высоте и выложиться, только так можно обратить на себя внимание. Я испытала это на себе: прийти туда, где тебя никто не ждет, дарить музыку, которую никто не просил.

В Интернете есть видео, где IOWA поет на Малой Садовой. Дело было в 2011 году, еще до вашего взлета.

Да, на Малой Садовой мы тогда выступали не раз и не два. Потрясающий опыт! Сначала мы смущались и жались с бонго и акустической гитарой к скамейке. Через пару часов люди стали останавливаться, а на третьем-четвертом выступлении мы уже узнавали слушателей, это была наша первая постоянная публика. Мы находили у себя в коробке копейки и купюры разных стран. В ближайшем будущем мы планируем сделать акустическую программу, чтобы играть ее на небольших площадках.

IOWA изначально из Могилева, но стартовали вы в Петербурге. Логистика проекта не требует переезда в Москву?

В Петербурге мы уже пустили корни, купили недавно квартиру недалеко от аэропорта. Но я редко провожу здесь время, и это, скорее, хорошо: приезжаешь на два дня и понимаешь — вот он, момент, вот оно, солнце, вот Исаакий, давай остановимся здесь, давай пройдемся там, давай зайдем в Эрмитаж. Это ценность, которую у тебя постоянно забирают.

Теперь вы связаны с Петербургом еще и благодаря вашему проекту для хоккейной команды СКА.

Мы часто говорим, что Питер выбрал нас, и это правда. Наша история началась с того, что с нами, группой из Могилева, связался организатор из Петербурга и сделал несколько наших квартирников. Теперь то же самое случилось со СКА. Прежде я никогда не интересовалась хоккеем, а «Простая песня», оказывается, долго крутилась на домашних матчах клуба. Теперь она, как говорят сотрудники СКА, стала гимном их победы в Кубке Гагарина. Мы немного адаптировали слова и лично представили песню на чествовании команды в Ледовом дворце. Это было потрясающе! Ребята бережно передавали друг другу кубок, по очереди поднимая его над головой. Они дарили всем такую мощную эмоцию, надежду, что каждый может стать победителем в собственной жизни. Я в это время пела, а откуда-то сверху летели блестки, шарики, раздавались крики людей — такое не забывается!

В своем предыдущем интервью нашему журналу вы рассказывали, что почти всю карьеру вам удалось выстроить, работая над собой с помощью плаката желаний. Сейчас вы его обновляете? 

Я столько заложила в старый плакат, что могу долго им пользоваться. Хотя, конечно, у меня появляются новые желания: например, заняться мультипликацией или дизайном одежды. Зачем менять старый плакат желаний, если все идет хорошо? Молитва, йога, дыхание мне помогают.


Первое Российское страховое общество
Большая Морская ул., 40 (1899–1900)

Здание построено по проекту Леонтия Бенуа, и заказчики-страховщики не скупились — неоренессансный фасад облицован натуральным камнем: желтым песчаником, розовым и красным гранитом. Интерьеры до сих пор частично сохранились. Все здание насквозь пронизывают две спиральные лестницы, которые в советское время были поэтажно перекрыты. Шесть лет назад здание покинул Архитектурностроительный колледж, и теперь оно пустует.


Текст : Дмитрий Первушин
Фото: Полина Твердая
Стиль: Вадим Ксенодохов
Визаж: Анна Ярым

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также