Юрий Каспарян: «Песни группы „Кино“ являются частью меня»

к списку всех номинантов

В компании композитора Игоря Вдовина гитарист групп «Кино» и «Ю-Питер» записал новые версии хитов Виктора Цоя в оркестровых аранжировках. Проект «Симфоническое кино», cпродюсированный президентом компании NCA Михаилом Шурыгиным при поддержке сына лидера легендарной группы Александра Цоя, триумфально стартовал в БКЗ «Октябрьский», затем больше года гастролировал по стране, а в декабре финишировал концертом в большом зале Филармонии.

Если бы Игорь Вдовин в свое время не сочинил симфонические миниатюры на песни вашей группы, которые стали почином для проекта, могло бы «Симфоническое Кино» состояться?

Игорь мой друг, мы работали с ним вместе и раньше — меня потрясают его талант и профессионализм. Именно он предложил мне эту историю, и все в итоге сложилось удачно. Я думаю, подобные предложения рано или поздно возникли бы: сейчас с оркестрами играют все кому не лень. Но это большая удача, что реализовался самый комфортный для меня вариант.

Вы исполняли эту программу с разными оркестрами. Со всеми ли складывались одинаковые отношения?

Все коллективы, с которыми я выступал, замечательные! Спасибо им! Отношения с любым оркестром налаживает, конечно, дирижер. Фабио Мастранджело — это искрометность, мастерство, шутки. Например, на репетиции он мог сказать: «Следующая пьеса — “Это не любовь”. Мы точно не знаем, что это такое, но это точно не любовь…» С ним весело.

А почему для записи винила был выбран именно Synergy Orchestra?

Игорь когда-то записывал с Synergy музыку к фильму, и они ему понравились.

Вроде бы были какието проблемы с юридическим оформлением этой записи. Как их удалось решить?

Кажется, были. К счастью, мне не пришлось в них вникать, этим занимался наш продюссер Михаил Шурыгин.

Группа «Кино» славилась лаконичными аранжировками. А могла бы она звучать в оригинальном виде ближе к оркестровому варианту — более полифонично?

Я думаю, могла бы. Собственно, в «Черном альбоме» присутствуют, скажем так, не очень лаконичные аранжировки. Но нельзя забывать, что аранжировки рок-группы и партитуры, написанные для большого симфонического оркестра, все-таки очень разные по сути.

Насколько ваше музыкальное образование помогало вам в работе над проектом?

Знаете, называть музыкальным образованием неоконченные семь классов ДМШ было бы слишком самонадеянно. Мы все учились понемногу...

Вносил ли Игорь Вдовин изменения в партитуру в процессе гастролей?

Да, это постоянный процесс. Игорь все время что-то доводит, меняет, иногда довольно радикально, но в основном это работа над нюансами. И конечно, рождаются версии следующих песен «Кино». Материала, кстати, уже больше чем на два винила. Мы пока решили выпустить один диск — над остальными вещами еще поколдуем. Проект живет своей жизнью и развивается очень неторопливо. Все попытки форсировать, поторапливать события оканчивались фиаско. Сейчас я успокоился и с благожелательным интересом наблюдаю за его продвижением.

Открылись ли вам какие-либо песни с новой стороны?

Открытие с новой стороны, в общем-то, и было целью наших экспериментов.

Меняли ли вы собственные партии? Если да, в каких песнях наиболее радикально?

То, что я играю гитарные партии точно как в «Кино», входило в концепцию проекта. Небольшие изменения, конечно же, есть. Чаще всего, чтобы оставаться в настроении, созданном оркестровкой: больше piano, отказ от overdrive...

Чувствуете ли вы до сих пор, что это ваши песни, или симфонический статус позволяет от них дистанцироваться?

Песни группы «Кино» являются частью меня, и я являюсь их частью. Они мне нравятся, и я не хочу от них дистанцироваться.

Как отличаются ваши ощущения от исполнения, скажем, «В наших глазах» в конце 1980-х и сейчас, с оркестром?

Концерты, конечно, бывают очень разные, но все равно эмоции примерно одинаковые: собранность, ответственность, адреналин, в конце, может быть, цветочки подарят.

Что лично вам хотелось бы добавить в новые версии песен «Кино»?

Драм-машинку.

МНЕНИЯ

МИХАИЛ ШУРЫГИН, продюсер: Популярность группы «Кино» в нашей стране можно сравнить разве что с известностью The Beatles во всем остальном мире. Их объективно незамысловатые, но уникальные с музыкальной точки зрения мелодии стали для кого-то гимнами, для кого-то важным историческим фактом. Наверное, главной чертой Юрия Каспаряна помимо музыкального таланта является редкая скромность.

ФАБИО МАСТРАНДЖЕЛО, дирижер: Юрий Каспарян — восхитительный человек, музыкант величайшего уровня, а теперь еще и мой друг. На сцене он великолепен, потому что безгранично любит то, что делает, и тем более любит музыку Виктора Цоя. Дополнительное качество — его способность импровизировать. Он умел создавать трогательные моменты во время концерта, а на такое способен только великий музыкант.

АЛЕКСАНДР ЦОЙ, сопродюсер: Никто другой не мог бы выступить в качестве солирующего артиста, кроме Юрия Каспаряна. У него это получается гармонично. Мы с ним только недавно начали плотно общаться, но я имел счастье пару раз побренчать на гитарах у него дома вместе с Георгием Гурьяновым. Юрий — прекрасный, интеллигентный петербургский музыкант, я горжусь знакомством с ним.


Текст: Радиф Кашапов

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 17 июня, 2014
    Спасибо Юрию Каспаряну за верность группе

Наши проекты

Читайте также