Андрей Резников: «Ради нас МС Хаммер снял рясу и исполнил "U сan't touch this"»

Завтра в СКК состоится «Супердискотека 90х» — одно из самых массовых шоу в Петербурге, собирающее 25 тысяч человек ежегодно. «Собака.ru» поговорил с генеральным директором «Радио Рекорд» Андреем Резниковым о ностальгии по 90-м, непобедимости лоходэнса, истории и техническом оснащении фестиваля.


Андрей Резников,
генеральный директор «Радио Рекорд»:

 Это чуть ли не единственное питерское событие, которое снимают и транслируют на всю страну несколько телеканалов, в том числе Первый. Вся ТВ-техника, декорации, техническая бригада приезжают из Москвы. Шоу дорогостоящее, затраты составляют более 1 млн евро. Спонсоров нет, мы окупаемся исключительно продажей билетов. Фестивалю сейчас исполнилось 11 лет, и на Западе давно существуют подобного плана шоу, но все же для России 90-е — особенная эпоха. То поколение очень сильно оторвалось от своих родителей, в стране произошел мощный ценностный перелом и все, что напоминает нам о том времени имеет бóльшее значение, чем взгляд в прошлое.

Интересно, что иностранцев принимают не так тепло, как российских артистов. Лоходэнс конца 90-х непобедим, прямая бочка и — вперед. Ванилла Айс или Ace of Base проигрывают «Рукам Вверх». В Питере, в отличие от Москвы, хорошо принимают «колбасную» музыку начала нулевых — Klubbheads и диджея Аллигатора. Еще одна важная вещь для «Супердискотеки» — мы строго говорим артистам, что нужно исполнять песни именно в том варианте, в котором они звучали в 90-е. Еще в самом начале шоу мы опытным путем установили, что новые аранжировки и неизвестные треки проваливаются.

Сейчас отношение людей к музыке поменялось. Мы привозим Swedish House Mafia в Москву и Скриллекса в Петербург. Это два громких имени на современной мировой сцене, но я сталкиваюсь с тем, что даже самые осведомленные в индустрии люди — диджеи, журналисты, — могут не понимать, о ком идет речь. То же и с подростками. Аудитория все больше сегментируется. У людей из 90-х есть общий бэкграунд: хочешь-нехочешь, а The Prodigy, Nirvana, Ace of Base, Земфира, Scooter и «Руки вверх» были общеизвестны.

Мы привозили на фестиваль практически всех суперзвезд девяностых, возрождали группы и артистов специально для фестиваля. Даже МС Хаммер ради нас снял рясу священника и исполнил свое «U Can't touch this», правда, за приличный гонорар. Конечно, есть вещи, которые еще не удалось воплотить: Ивана Демидова никак не заполучить, потому что он ушел в политику и не хочет ассоциироваться с шоубизом, хотя там он смотрелся куда уместнее, на мой взгляд. Я жалею, что мы не привезли Скэтмэна Джона, — его больше нет в живых. Жаль, что у нас не получилось собрать распавшихся Yaki-Da. Очень бы хотел, чтобы выступающие у нас на шоу Лемох и Титомир все-таки вышли на сцену вместе.

Я контролирую всю программу лично, проживаю ее посекундно, несмотря на то, что мы работаем с передовыми режиссерами. Она длится три с половиной часа, но проработать ее сложнее, чем любой многочасовой ночной танцевальный фестиваль. Трехэтажное фойе СКК превращаются в мир детства, мы строим множество интерактивных зон с аниматорами. Люди играют в наперстки и вкладыши, прыгают через резиночку, рубятся в Dendy. Они фотографируются с реальным Леней Голубковым и покупают акции МММ. Они попадают в школу 90-х, в столовку 90-х, квартиру 90-х и узнают там себя много лет назад.»

Читать по теме:

Андрей Резников, самый молодой медиамагнат Петербурга объясняет, почему рокера не отличить от рэпера, а диджея из первой десятки — от тинейджера из Кройцберга.

Комментарии (2)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 6 авг., 2014
    Комментарий удален
  • Гость 19 июля, 2014
    Комментарий удален

Наши проекты

Читайте также