«Это первое поколение русских, которые работают во всем мире по специальности»

В новом выпуске нашего масштабного признания в любви петербургским гикам узнали у самых успешных из них, почему для них весь мир, как дом родной и почему эмиграция не воспринимается как трагичное прощание с родиной.

Лучшие в мире мозги прекрасно понимают свою востребованность. Такие западные и российские компании, как Google, IBM, Facebook, «Вконтакте», «Яндекс», Mail.ru Group, совершенно осознанно проводят турниры по спортивному программированию, победители которых еще на этапе обучения в вузах получают не только призовые в размере 10–15 тысяч долларов, но и предложения о поступлении на работу без всяких собеседований. Отличная зарплата, прекрасная медицинская страховка, бесплатные питание и спортзал на рабочем месте, стабильность, возможность выбрать офис в круглогодично солнечной Кремниевой долине, тихом Цюрихе или динамичном Лондоне подкупают очень многих. Можно констатировать: появилось первое в истории поколение русских, которые работают по всему миру именно по полученной на родине специальности. Такого не было ни с одной из волн эмиграции: прежде переезд в Париж или Калифорнию был почти всегда сопряжен со сменой профессии, мучительной адаптацией и ностальгией. А для гиков весь мир — дом родной. Им не приходится становиться таксистами, как бывшим царским генералам в 1920-х, и английским они, как правило, владеют более чем сносно. Родные и близкие находятся на расстоянии нескольких кликов в Skype. И, в конце концов, всегда можно вернуться — в России, как и повсюду в мире, несмотря ни на какие кризисы всегда нужны талантливые программисты.


Появилось первое в истории поколение русских, которые работают по всему миру именно по полученной на родине специальности.

«Самые лучшие уезжают за профессиональным ростом в крупнейшие западные компании, которые, как бы пафосно это ни звучало, делают будущее сегодня. Большинство — в развитые страны с более благоприятным IT-климатом и политической обстановкой, — рассказывает Илья Копылов, программист в новозеландской компании Touchtech, выпускник физматкласса школы No 258 и Политехнического университета. У меня лично идея поиска работы за границей появилась через год после окончания университета: было желание больше путешествовать и побывать в других странах не только в качестве туриста, но и резидента, тем более что наша профессия к этому располагает».

Разработчик Uber в Сан-Франциско, выпускница физматлицея No 30 и матмеха СПбГУ Анастасия Нишневич вспоминает, как оказалась в США: «Когда я была на пятом курсе, к нам пришли рекрутеры из Microsoft. Даже если искать по всей Америке, не хватит необходимых на сегодня кадров, и это стандартная практика — пытаться нанять студентов старших курсов из России, стран Европы, Китая или Индии. Для них организуются летние стажировки в крупных компаниях, и большинство моих сокурсников прошли через такие стажировки в Google или Facebook. Я выдержала пять интервью на английском по телефону и затем личное собеседование в финале — все это было довольно стрессово. После получения диплома я переехала в Сиэтл, на работу в Microsoft. Когда тебя перевозит такая серьезная корпорация, процесс получения необходимых документов проходит совершенно безболезненно — к тебе прикрепляют специалиста, который просто ведет через все бюрократические преграды. Даже покупкой авиабилетов я не занималась — в назначенное время просто приехала в аэропорт Пулково».


Для тех, кто вырос в Петербурге, американский мегаполис может показаться скучным.

Илья Копылов перебрался на работу в Новую Зеландию самостоятельно: «С чисто технической точки зрения все было очень просто. Нужно только знать язык на уровне, достаточном для чтения и переписки, и выполнить все требования иммиграционных служб, которые вполне обоснованны и логичны. С профессиональной точки зрения — чуть сложнее. Как правило, кандидату из-за границы, чтобы заинтересовать работодателя, нужно обладать качествами как минимум не ниже, чем у локальных соискателей, и хорошо владеть иностранным языком. Нужно также иметь представление об особенностях местного менталитета в общем и IT-индустрии в частности. И не строить завышенных зарплатных и карьерных ожиданий на начальный период работы, чтобы не потерпеть горьких разочарований. И наконец, с личной точки зрения все очень индивидуально. Переезд в страну с другой инфраструктурой, бытом и климатом — совершенно точно не для каждого».

Для тех, кто вырос в Петербурге, американский мегаполис может показаться скучным. «Сиэтл очень комфортный, но в сравнении с Петербургом немного провинциальный, — суммирует свои впечатления от крупнейшего города Северо-Запада США Анастасия Нишневич. — Офис Microsoft находится практически на окраине, а большинство спокойных, семейных и возрастных сотрудников обитает в отдельных домах в пригородах. Я люблю ходить по ресторанам и вечеринкам и поэтому не сразу нашла себе там место. Довольно скоро я поняла, что нужно переезжать в Сан-Франциско, где базируются все стартапы и штаб-квартиры крупных компаний. Проработала в Microsoft два с половиной года, получила грин-карту и перешла в Uber — в этой компании меня устраивает и штат молодых и энергичных людей, и скорость карьерного роста. Теперь я фанат и Uber, и Сан-Франциско». Существует и вариант переезда за границу в качестве научного сотрудника, и этим путем пошел в свое время Юрий Лифшиц: «Окончив матмех СПбГУ и защитив кандидатскую диссертацию в Институте математики РАН, я подал заявку на программу постдок в Калифорнийский технологический институт, который проводил открытый мировой конкурс. Год трудился по временному контракту, затем мне предложили перейти на позицию постоянного научного сотрудника в Yahoo Labs. Там я проработал два с лишним года и понял, что меня больше, чем наука, привлекает IT-предпринимательство в сфере образовательных компаний».

Текст: Виталий Котов

Комментарии (0)
Автор: Елена Анисимова
Опубликовано:
Материал из номера: Октябрь
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также