Как набережная Карповки стала одним из лучших пространств в городе и как она будет меняться дальше?

20 сентября официально завершаются работы на участке от улицы Чапаева до Первого медицинского университета на набережной реки Карповки. Еще недавно это был безлюдный пустырь, а теперь здесь круглосуточно кипит жизнь. Новое общественное пространство стало первым в городе, в проектировании которого приняли участие сами жители района, подробно о том, как оно планировалось и обсуждалось, «Собака.ru» писала здесь. А теперь мы собрали вместе главу администрации Петроградского района Ивана Громова, модератора городских сообществ, координатора команды «Друзья Карповки», участницу экспертной платформы «Открытая лаборатория город» Ольгу Мнишко и директора ландшафтной мастерской «Нескучный сад» Ольгу Маяцкую, чтобы они рассказали, как им это удалось и как набережная будет меняться дальше.

  • Набережная сейчас

  • Набережная до лета 2019

Как и почему начались обсуждения реорганизации набережной?

Ольга Мнишко: «Еще до начала истории с Карповкой мы делали на Петроградской стороне соседские мероприятия, акции, то есть у нас, с одной стороны, были налаженные отношения с администрацией района, а с другой – кредит доверия от жителей. В 2017 году мы обратили внимание на эту территорию – она находится в красивом месте в центре города, здесь растут деревья, но при этом вместо троп была куча земли и полумертвый газон, горожане сюда не ходили. Мы решили провести исследование, чтобы доказать, что эта набережная имеет перспективы стать центром Петроградского района. С этой идеей мы начали ходить к главе администрации Ивану Александровичу Громову.

Почему Карповка все-таки получилась? Когда активисты приходят в администрации других районов и пытаются общаться с чиновниками, то встречают сильное сопротивление, хотя, очевидно, не предлагают ничего плохого – просто новое. Да, у нас был долгий диалог до этого, но Иван Александрович нас услышал и доверил часть задач. Очень важно, чтобы разные заинтересованные лица умели делегировать обязанности тем, кто в этом лучше разбирается. С «Нескучным садом» мы тоже постоянно были в контакте – в Петербурге такого точно не было, чтобы архитектурное бюро приходило на встречи-обсуждения. Это же страшно! Но в нашем случае звезды сошлись и все были заинтересованы в хорошем результате. Если бы кто-то из акторов не был так вовлечен в проект, вряд ли бы все получилось сделать так быстро».

Иван Громов: «Петроградский район организован не так эффективно, как хотелось бы. Для нас было очевидно, что набережная Карповки должна стать проходной. Но я, как прожженный чиновник, еще пару лет назад был уверен, что какие-то вещи просто не могут быть реализованы. Например, не мог поверить, что можно уговорить КРТИ укрепить берег, а Ольга меня убедила, что это возможно. Между органами и администрациями города присутствовали противоречия в рамках этого проекта. Они не исчезли, но мы уже дошли до той стадии, которая казалась мне недостижимой. Чтобы довести проект до конца, мы должны были сделать первый красивый, яркий шаг с поддержкой общественности, интересной идеей и красивой реализацией».  

  • Набережная сейчас

  • Набережная до лета 2019

Почему администрация Петроградского района делегировала исследования и обсуждения проекта активистам?

Иван Громов: «Гениальных людей не существует, особенно во власти, это миф. Гуру от архитектуры, урбанистики у нас точно нет, поэтому самое важное при создании общественного пространства — иметь опыт посещения красивых мест за пределами страны, понимать, что мир меняется, и слушать людей.

У всего чиновничьего блока есть одна общая проблема — мы не умеем общаться с людьми, нет практики, правил, специалистов, которые умеют делать это хорошо, умения презентовать материалы. Это новая для нас наука, сознание людей изменилось, а мы все еще живем в парадигме пленумов ЦК КПСС, где все слушают и аплодируют. Вопросы и живые диалоги — сложная история для сотрудников любых администраций. При этом в районе всегда есть сообщества, которых многие чиновники боятся, но на самом деле они генерируют идеи, до которых ты сам никогда не дойдешь, и помогают, если ты честно работаешь.

На Карповке еще до начала создания проекта были использованы все инструменты, которые только были возможны: опросы людей, технологии привлечения, фокус-группы, постановка задачи — всем этим занимались «Друзья Карповки». Я сознательно свалил все это на них, чтобы потом заехать на белом коне, и все были довольны. И общественность, и администрация, и исполнители были нацелены на результат, но готовы к компромиссам. При этом я лично участвовал в проекте на всех этапах — иначе бы ничего не получилось».

  • Фото: Елена Насибуллина

  • Фото: Елена Насибуллина

  • Фото: Елена Насибуллина

Как проект обсуждали с жителями района?

Ольга Мнишко: «Помимо исследований и опросов, мы провели несколько встреч соучаствующего проектирования. Конечно, мы не ставили вопрос в формате "Что нужно поместить в данном пространстве?". Мы спрашивали людей, что они хотели бы делать в этом месте, как они уже проводят здесь время. А придумать, как все это оформить – это задача дизайнеров, которые лучше знают, как удовлетворить тот или иной запрос. Человек говорит: "Я хочу сидеть у воды", а эстетические решения остаются за специалистом.

Но наши встречи – это не только про хотелки, это про то, чтобы люди несли больше ответственности за принятие решений, понимали, как они будут участвовать в жизни пространства после реализации проекта. Теперь это их территория, и то, какой будет ее дальнейшая жизнь, тоже зависит от них».

Ольга Маяцкая: «Конечно, необходимость вести долгие обсуждения с пользователями пространства усложняет работу, надо уметь разговаривать с людьми. Часто проектировщики ревностно относятся к своим творениям, им обидно, когда их идеи не оценивают или не понимают. Но мы старались слушать и впитывать – это было волнительно, но интересно. Ну и, конечно, важно, чтобы было время – если сроки сжаты, не получится многое проработать.

Мы предлагали, например, разные варианты спортивного оборудования, и люди сказали, что им интереснее силовые тренировки, workout – мы не могли этого предположить. Или у нас была отличная идея, мне она очень нравилась: сделать подиум для диджейства – кладешь на него телефон и музыка транслируется вокруг. Но люди решили, что это место должно быть тихим. Интересен и сам диалог, поиск компромиссов между разными группами населения – от мамочек с детьми до владельцев яхт». 

Насколько петербуржцы оказались готовы к обсуждению проекта и взвешенному диалогу?

Иван Громов: «Люди постепенно учатся принимать участие в принятие решений и договариваться. У нас есть сообщество представителей домовых советов, то есть старших по дому. Оно активно растет — раньше было 100 домов, а сейчас уже 400. Они собираются раз в полгода, и я с удовольствием наблюдаю, как эволюционирует это сообщество: три года назад на собраниях стоял жуткий крик, а сейчас орут один-двое, потому что просто любят это делать, остальные вовлечены в диалог, понимают, чего хотят, для чего пришли, внимательно слушают других. Общество, вопреки опасениям, развивается очень быстро — нужно только объяснить людям, как устроен город, и убедить, что их голос ценен. Процедура вовлечения жителей мне кажется очень важной, и, конечно, нужно, чтобы горожане понимали, что все это делается именно для них. Нам нужно показать людям, как быть активными, дать удобный инструмент и постоянно использовать его в работе».

Ольга Мнишко: «В России есть огромное недоверие к голосовательным инструментам – хотя бы потому что все видят, как, например, проходят выборы. Поэтому нам нужно долго и поступательно взращивать культуру диалога. Сначала люди орут, потом кричат чуть тише, а потом начинают слушать друг друга. И одним онлайн-голосованием не обойдешься – нужно учиться говорить в живую».

Иван Громов: «Были большие сложности с пользователями этой территории — яхтсменами. Они хранили там свои лодки незаконно, но привыкли к этому, так что их мнение тоже нужно было учитывать. Диалог с ними оказался самым непростым, они не хотели уходить, говорили: "Нас 350 человек, мы завтра перекроем дороги". Приходилось искать компромиссы. Даже при наличии законных оснований, нельзя просто брать и убирать чьи-то лодки к чертовой матери — мы должны договариваться. Сейчас они присматривают за результатами нашей работы, так как все время там находятся. До последнего военный институт не давал нам снести жуткий бетонный забор — из-за него даже задержалась стройка. А когда работы были закончены, люди в погонах позвонили и сказали: "Мы даже не могли подумать, что будет такая красота". Была и такая сложность: на набережной росли два дерева, внешне они выглядят хорошо, но специалисты сказали, что те болеют, с них будут падать ветки, а через три года и вовсе умрут. Мы решили их срубить и посадить новые, но появились активисты, выступившие против. В итоге мы уступили. Мы столкнулись со множеством сложностей, которые ставили под угрозу весь проект. Но главное, что мы поняли — диалог нужно вести до начала любых реальных действий».

Что удалось сделать на набережной Карповки?

Ольга Маяцкая: «Все, что мы планировали, получилось сделать, кроме навесов на набережной, которые оборудовать не удалось, потому что почва оказалась очень рыхлой. На Карповке появились цветник, спуски к воде, скамейки, арт-объекты, велодорожки, амфитеатр, фотозона, детская площадка, велопарковки с ремонтной станцией, кинетическая скульптура с дополненной реальностью, кормушки для птиц и спуски для уток. Мы посадили много красиво цветущих деревьев – яблони, вишни, черемуху, сливы. Но эта территория – живой организм, она может меняться, если этого захотят ее активные пользователи».

Ольга Мнишко: «Это не идеальный проект, мы все еще учимся – есть маленькие недочеты, но здорово, что все мы продолжаем общаться, и жители могут озвучить свои замечания и проблемы будут устраняться. Следующий участок будет еще сложнее, и нам нужно учитывать все ошибки, чтобы не повторить их в дальнейшем».

Что еще будет сделано на набережной?

Иван Громов: «Важно понимать, что Карповка — всего лишь один из элементов глобальной системы развития района, где мы создаем непрерывные пешеходные маршруты. Изначально такая цель была и у этой набережной. Вся пешеходная сеть должна обладать общими признаками: хорошее дорожное покрытие, благоустроенные фасады, безопасность, Wi-Fi, визуальный ряд.

Работы на Карповке будут продолжаться до 2021 года – часть за Иоанновским монастырем не оборудована береговыми укреплениями, поэтому такие сроки. Но у нас есть документы, подтверждающие, что задуманное будет осуществлено, и преобразится вся набережная, а не только тот кусок территории, на котором были проведены работы сейчас».

Ольга Маяцкая: «В следующей части проекта набережной Карповки нам предстоит работа на более объемной территории, которая сейчас вообще никак не используется. У нас много грандиозных планов на ее счет. Мы не смогли поместить все, что придумали, на маленьком участке, который открыт сейчас. Например, зона для активной молодежи переехала в будущий проект – там будет тот самый диджейский пульт, городок для скейтбордистов не хуже, чем в Парке Горького. Мы познакомились со спортивными сообществами, и они нам рассказывают, какое оборудование сейчас считается самым крутым в мире, и постараемся, чтобы у нас было все самое современное. Также там будет парковая зона, интерактивная детская площадка с различными современными приспособлениями, которые для ребенка будут не менее интересными, чем компьютер. Мы надеемся, что появится пляж, спуски для сапсерферов, кафе. У нас нет проекта, но есть концепция – она основана на онлайн-опросе, исследованиях, наблюдениях, подсчете, но это пока наметки. А чтобы создать проект, снова будут проводиться встречи и обсуждения».

Ольга Мнишко: «В следующем году мы будем проводить проектные работы по участку за Иоанновским монастырем до Песочной набережной. А центральный участок от Иоанновского до Петропавловского моста мы оставили на последнюю очередь, потому что КРТИ не готовы делать его пешеходным. Но мы надеемся, что они поймут, что это необходимо. К тому же, скоро комитет по природопользованию будет чистить реку».

Возможно ли подобное в других районах Петербурга?

Ольга Маяцкая: «Во многих районах можно было бы сделать такие зоны, если бы люди друг друга слышали, хотели договариваться. И, конечно, важно заметить, что финансирование мы получили благодаря программе комитета по благоустройству "Формирование комфортной городской среды", которая не закончена – с ее помощью можно получить деньги на другие проекты».

Иван Громов: «С главами других районов города мы дружим и общаемся, но конкретно Карповку не обсуждали. Но 100% все понимают, что наступило то время, когда руководитель района просто обязан общаться с жителями. Я уверен, что за этим будущее, и через два-три года то, как тебя воспринимают сообщества района, будет одним из KPI эффективности работы. Мир изменился, нельзя сидеть с короной на голове, ты должен быть внизу, знать, чем дышат люди. Все сообщества хотят улучшать город и борются за ту территорию, на которой проходит их личная и общественная жизнь. Если ты им не помогаешь, то ты недостаточно квалифицированный руководитель».

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты