Как добиться от чиновников разрешения на мытье парадной в объекте культурного наследия – опыт краеведов «Гэнгъ»

18 августа краеведы ячейки «ГЭНГЪ» провели очередную акцию – отмыли настенную плитку и керамические вставки в дверях доходного дома В.П. Кончиелова на Исполкомской улице, 5. Керамика в парадной была закрашена несколькими слоями краски. Акция отличалась от других – волонтеры в этот раз работали в объекте культурного наследия регионального значения. Ксения Сидорина, согласовавшая акцию с Комитетом по охране памятников, составила для «Собака.ru» инструкцию: что делать, если вы хотите улучшить состояние своего (или чужого!) исторического дома.

  • Ксения Сидорина и Максим Косьмин в доходном доме В.П. Кончиелова

Позавчера мы с волонтерами сделали то, о чем другие краеведы даже говорить боятся – работали на объекте культуры регионального значения. Этот дом известный, в него водят экскурсии толпами – но никто дальше оплаченных экскурсантами вздохов не шел. Я решила попробовать. Вот пять советов, которые я могу дать желающим повторить мой опыт.

Заручитесь поддержкой

Если в среде ваших коллег принято чего-то не делать, то вы можете даже и не думать, что действие вообще возможно. Это частая ловушка: «я не смогу, потому что никто не может». Неправда. Многие даже не пытаются и если вы приложите минимальное усилие – все получится. Меня брать этот адрес в работу отговаривал даже друг про «ГЭНГЪ» Леша Шишкин – говорил, что это невозможно, что объем работы слишком большой, что волонтеры не смогут, что мы не купим нужной химии, что КГИОП не разрешит и так далее. Как видите, он оказался неправ.

Узнайте, какие законы регулируют вашу деятельность

Мне повезло: я специалистка в сфере охраны памятников, и хоть выпустилась уже несколько лет назад, руку на пульсе держу, что можно делать, а что нельзя – знаю. Законы действуют, даже если вы не в курсе, что они существуют, и то, что кажется вам безобидным, на деле может стать причиной проблем. На объектах культурного наследия любого статуса (их три) нельзя проводить работы без согласований с комитетом по охране памятников, их полный список можно найти здесь. Ряд работ можно проводить только после дорогостоящей историко-культурной экспертизы и только если у вас есть специальная лицензия. Когда 73 ФЗ делали таким строгим, это было необходимо. В 1990-е дома сносили, перестраивали, исторический облик при этом никого не интересовал, закон помог приостановить это. Сейчас его строгость становится причиной утрат: действовать согласно букве закона очень сложно и, что скрывать, очень дорого. Это заставляет обычных людей идти на мелкие хитрости, а крупных инвесторов отказываться от приобретения памятников – это просто невыгодно. Здания тем временем погибают. Мешает строгость 73 ФЗ и мне – я не могу даже просто мыть витражи или печи в парадных домов-памятников без предварительных согласований, несмотря на то, что с нами всегда работает профессиональная реставратор и перед каждой акцией она неизменно подробно рассказывает, что и как делать. 

Попробуйте отнестись к чиновникам как к людям

Поверьте, у них тоже есть душа (ну, или у большей части). В меня поверил немецкий канал MDR: он приехал снимать сюжет про город, пригласил меня в качестве одной из героинь. Журналисты попросили устроить акцию, чтобы они могли снять ее, предложили выбрать любой объект – я подумала про Исполкомскую. Русская продюсер пообещала помочь согласовать адрес, сославшись на опыт работы с комитетом. Дальше произошло странное: комитет написал мне с просьбой остановить звонки продюсера и предложением обсудить мои идеи лично. Оказалось, что продюсер начала очень активно звонить везде-везде, и все понимали ее по-разному – акция была на грани срыва. Я пошла в комитет и за 10 минут диалога на понятном языке согласовала помывку. Выяснилось, что никто из комитета не был против затеи, просто агрессивность подхода вкупе с незнанием специфики их сразу насторожили. 

Используйте электронные ресурсы

«Ксюша, а как вообще достучаться до чинуш?» – постоянно пишут мне в директ. Все просто: во-первых, не воспринимайте их как «чинуш», воспринимайте их как союзников. Во-вторых, пишите обращения через электронную приемную. Их получают живые люди, и если вам в ответ сыпятся отписки, попробуйте менять формулировки. По моему опыту, лучше всего работают простые письма без канцелярита и с фотоприложениями. На любое обращение вам обязаны предоставить ответ в течение 30 дней.

Не пытайтесь быть Зорро – таинственным и благородным

Последний совет, но самый важный: не пытайтесь делать что-то ужасно благородное и тихое в сфере охраны памятников. На кону очень много– неподходящей химией можно испортить лепнину, строительный фен перегреет печь и глазурь лопнет, а абразивные средства поцарапают витраж. Если у вас получилось наладить контакт с комитетом, чиновники подскажут вам и технологию, и список допустимой химии, и предоставят реставратора, который будет рядом на протяжении всей работы – чтобы помогать и страховать. И это верно, ведь наша главная цель – не отмыть прям-щас-на-камеру, а сохранить.

Кстати, 1-го сентября мы вернемся в дом, чтобы закончить работы – в этот раз времени не хватило.

 

Текст: Ксения Сидорина

Фото: Алиса Хваткова


Команда «ГЭНГЪ» – о причинах «краеведческого бума», мытье парадных и следующем фестивале «Крайкон»

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты