Давид Ян: «Искусственный интеллект сократит нашу рабочую неделю до 3-4 дней»

Создатель компании ABBYY, словаря Lingvo и программы FineReader, пионер эпохи доткомов и один из главных специалистов по искусственному интеллекту на финальной сессии Lakhta View и в эксклюзивном интервью «Собака.ru» рассказал о том, какое будущее нас ждет.

Что интересного произойдет в области технологий в ближайшие десять лет?

Сейчас происходит четвертая индустриальная революция, свидетелями которой мы все являемся. Принято говорить, что искусственный интеллект – это новое электричество. Как сто лет назад электрификация повлияла на все сферы нашей жизни, предоставив энергию более быструю, дешевую, сильную, так и внедрение искусственного интеллекта кардинально изменит нашу жизнь. Условно говоря, если раньше проблема была в том, чтобы передвинуть камень, то теперь ее решили. И главный вопрос сегодня – куда, зачем, и надо ли вообще его двигать. В этом и помогают интеллектуальные технологии. Искусственный интеллект превращает информацию, которой у нас уже очень много накоплено, в полезные знания. Уже сейчас он помогает принимать решения вернее и быстрее – например, давать ли вам кредит, и если да, то под какие проценты. Он работает во всех сферах – архитектура, городской ландшафт, медицина, финансы, энергетика, искусство. Это принципиальный, поворотный момент в истории. Наша компания, которую я с коллегами создал двадцать девять лет назад, и в которой сейчас работает тысяча человек, является одним из мировых лидеров в области искусственного интеллекта. Более пятидесяти миллионов пользователей и десятки тысяч организаций более чем в двухстах странах используют интеллектуальные решения ABBYY для автоматизации трудоемких задач, связанных с обработкой и извлечением из различных источников ценной для бизнеса информации.  Поэтому, разумеется, я вижу в происходящем новые огромные возможности – ведь искусственный интеллект избавит нас от огромного количества рутинной работы и позволит нам больше заниматься действительно интересными задачами, творчеством, любимыми делами. В ближайшие десять лет будет очень весело!

Ваш оптимизм не все разделяют. Многие боятся, что искусственный интеллект лишит их работы.

Эта паника была во все технологические революции. Считалось, что мануфактуры выгонят людей на улицы, сделают их несчастными, и так далее. А что произошло на самом деле? Семидневная рабочая неделя превратилась сначала в шестидневную, потом в пятидневную. То же произойдет и сейчас. В целом, в развитых странах повышение производительности труда и повсеместное внедрение роботов и нейронных сетей приведет к тому, что наша рабочая неделя сократится до четырех дней, а потом, может, и до трех. Чем заниматься в освободившееся время, каждый решит сам.

Кстати, тезис о том, что люди стали меньше общаться, тоже совершенно не верен, но и сказать, что больше стали общаться, тоже нельзя – общаются ровно столько, сколько им надо. Технические средства меняются, все остальное остается прежним.

У роботов отменная логика, а эмоции им знакомы?

Да, есть интересный проект BabyX – без физического представления, это искусственный интеллект с интерфейсом в виде лица маленькой девочки, у которого есть все мышцы и даже части головного мозга, и она учится воспроизводить эмоции, анализируя мимику своего создателя. Ее «папа» нарисовал ей барашка, и она начала улыбаться. А когда он порвал этот рисунок – заплакала. Никто этого не ожидал.

Будут ли наказывать роботов?

Есть этические нормы, но они эволюционируют – многое из того, что было немыслимо еще сто-триста лет назад, сейчас вполне уместно. А есть законы. И роботы в какой-то момент станут и объектами, и субъектами права. Пока к ним юридическое отношение такое же, как к собакам – ответственность за них несет владелец. Если самоуправляемый автомобиль причинил кому-то вред, то несет ответственность тот, кто им владеет – а не тот, кто создал. Аналогично – с летающими дронами. Через какое-то время это может измениться, и наиболее сложные системы станут субъектами права. Они смогут предъявлять претензии человеку, а человек сможет предъявлять претензии этим существам и применять к ним меры ограничительного характера: посадить в тюрьму, сменить прошивку, уничтожить, лишить возможности воспроизводиться.

Другой парадокс в том, что со временем произойдет некая конвергенция.В каждом человеке появится что-то искусственное: органы, импланты. И наоборот: более сложные технические устройства, скорее всего, будут иметь модули, базирующиеся на биологических структурах. В какой-то момент станет сложно провести четкую границу между биологическим и небиологическим существом.

После смерти можно будет перенести душу или разум на другой носитель?

Есть разные точки зрения. Я считаю, что информационное бессмертие возможно. Если наша сущность строго описывается физическими законами, то теоретически будет возможно клонировать сознание и перенести в другое тело. Но достигнем мы этого еще не скоро, потому что сложность нашей нейросети каждый раз оказывается на несколько порядков выше, чем считалось ранее, и это отодвигает точку сингулярности дальше в будущее.

Как должна измениться система образования?

Сейчас много говорят об эмоциональном интеллекте. Считается, что так называемые soft skills (гибкие надпрофессиональные навыки для эффективного взаимодействия – прим.ред.) будут самыми важными. И учить этим навыкам командной и проектной работы нужно еще в школе – это тренд во всем мире сейчас, так строится обучение в нашей школе «Айб» в Ереване – это благотворительный проект, которым мы занимаемся уже двенадцать лет. Hard skills (профессиональные навыки – прим. ред.) в первую очередь заменят автоматическими системами. Soft skills со временем будут разделены между машинами и людьми, но у людей всегда останется своя точка зрения на происходящее, свое эмоциональное мнение. Считается, что в будущем человек за свою жизнь сменит несколько профессий, нужно будет постоянно учиться новому. Но и процесс обучения ускорится, возможностей для обучения станет намного больше. Жизнь будет меняться все быстрее и быстрее, и человек – постоянно к ней адаптироваться. Так, hard skills в течение жизни будут набираться разные, а soft skills должны быть приобретены в детстве: умение работать в команде, эмпатия, дружба, преданность, понимание другой стороны в споре.

А что насчет формы обучения? Она полностью уйдет онлайн?

Будет гибридная система. Полностью изолировать человека от других студентов и преподавателей так же плохо, как заставлять их все время сидеть в классе.

Если hard skills легче всего заменить, и уже есть электронные переводчики – значит ли это, что профессия переводчика совсем скоро канет в лету?

Технический перевод, скорее всего, отойдет в сферу машин. Художественный перевод в ближайшие двадцать-тридцать лет, думаю, нет. Художественный перевод – это, на самом деле, новое произведение. Пока искусственный интеллект только начинает учиться писать настолько интересные оригинальные работы, чтобы люди их читали. Эксперименты такого рода сейчас активно проводят и в других областях искусства. Например, искусственная нейросеть уже написала новый концерт Вивальди, изучив все произведения композитора. Это очень любопытно.


С нетерпением жду, когда можно будет купить собаку-робота SpotMini – очень интересно посмотреть, как с ним будет общаться наш кот

Вас не удивить небоскребами – вы живете на две страны, в России и США. Сегодня вы были в «Лахта Центре» – как вам?

Это фантастика! «Лахта Центр» – удивительный проект: по своей архитектуре, по своей красоте. Это не только самый высокий дом в Европе, но и самый умный. Я сегодня получил много новых эмоций и новой информации, узнал, как устроены современные «умные» здания. Датчики интегрированы в стометровые сваи – дом чувствует себя, свои корни. Я очень рад, что такие проекты реализуются в России, в Петербурге. Конечно, его возведение даст толчок развитию инфраструктуры в этом районе: бизнесу, предпринимательству, технологиям, искусству – всему.

Вы человек очень успешный и очень занятой. Как восстанавливаетесь?

Моя перезагрузка – это сон. Шесть часов поспать – уже большая удача, у меня времени крайне мало остается. Еще я люблю варить кофе. Я сертифицированный бариста, у меня дома профессиональная историческая кофемашина Faema. Это Lamborghini среди кофемашин – одногруппная, 4 литра бойлер, давление 11 бар – все как положено. Я вручную регулирую температуру, давление, и рисую латте-арт – это своего рода каллиграфия молочной пеной по кофейному крема. Процесс требует спокойствия, иначе рука дрожит.

Не хотите снять фильм об искусственном интеллекте?

Очень интересная идея, я подумаю. Мы с Семеном Александровским хотим сделать оперу, написанную и человеком, и искусственным интеллектом, с Теодором Курентзисом. Но, правда, Теодор об этом еще не знает. (Смеется.)

текст: Виктория Пятыгина
фото: архивы пресс-служб

andrey,
Комментарии

Наши проекты