Как «Голицын Лофт» из самого модного пространства города превратился во «вторую Думскую» и почему с ним воюют жители

Судьба креативного пространства «Голицын лофт» на набережной Фонтанки, 20 сегодня под вопросом: последние три года жители соседних домов пишут жалобы в полицию, комитеты и прокуратуру, потому что местные бары мешают им спать каждые выходные. Сейчас об этом узнала компания, владеющая зданием, и, вероятно, пространство будет меняться. «Собака.ru» разобралась в конфликте и будущем особняка.

Как «Голицын лофт» появился и как поменялся за время своего существования

 Дом Голицына был построен в конце XVIII века. В конце 1810-х годов на третьем этаже здания жили братья Тургеневы, к которым в гости приходил Пушкин. По легенде, великий поэт написал здесь оду «Вольность». Также известно, что особняке проходили заседания литературного общества «Арзамас». Позже дом пришел в запустение, но в 2016 году снова ожил — благодаря популярной практике отдавать особняки под креативные кластеры.

На тот момент «Голицын Лофт» стал самым масштабным из подобных проектов в Петербурге (Новая Голландия открылась на несколько месяцев позже). За последние четыре года в пространстве неоднократно менялись арендаторы, а сам он прошел путь от самого модного места города до «второй Думской». 

С первого и по сегодняшний день пятью зданиями, двором и флигелем управляет компания Александра Басалыгина BS Art Development Group, репутация которой уже на момент запуска пространства на Фонтанке была неоднозначной: в 2014 году неожиданно для арендаторов закрыли кластер «Архитектор», в 2016 — «Цархитектор» опечатали судебные приставы.

Здесь размещались бары, рестораны, магазины, кафе, помещения для проведения закрытых мероприятий и большое пространство «Цифербург». Ходили слухи о том, что помещение нуждается в капитальном ремонте. Несколько источников рассказали «Собака.ru» о связи BS Group с Александром Коноваловым — бывшим сотрудником МВД, которого СМИ называли куратором нелегальной уличной торговли в Петербурге и покровителем нарушающих закон баров на улице Рубинштейна. Более того, Коновалов этого никогда не отрицал: он давал интервью «Медузе», а в описании его страницы в Instagram и сейчас указано: «Помогаю «оптимизировать» налоги и «правильно» соблюдать законы». Собеседники «Собака.ru» уверены, что именно Коновалов — причина неэффективности жалоб жителей окрестных домов на «Голицын лофт».

Почему жители соседних домов против «Голицын лофта»?  

Марина, жительница соседнего к лофту дома: «Основная проблема — грохот по ночам каждые выходные до шести утра, уже три года (видеодоказательства есть в распоряжении редакции — прим. ред). Хозяева заведений выставляют колонки прямо во двор. Вторая проблема — нам в прямом смысле слова зассывают все дворы, валяются бутылки и окурки. Нас активных около 20 квартир, в сумме человек 100, которые борются с лофтом.

Я приходила в местные бары десятки раз, сотрудники иногда делают потише, иногда говорят: «Иди жалуйся Деду Морозу, я имею право делать все, что хочется». Поначалу в лофте была приличная публика, а сейчас там далеко не развеселые хипстеры — это гопники, и бывать там страшновато.

Полиция не выезжает по этому адресу, у них белое пятно на карте. А когда приходишь в отделение и пишешь заявление, они говорят: «Мы пресекаем нарушения федерального законодательства, а шум в ночное время регламентируется нашим местным, региональным законом, по которому у нас нет никаких полномочий». В официальных ответах полиция пишет, что нарушений нет, а лично нам говорят: «Вы теряете время. Сами что ли не понимаете? Переехали бы уже куда-нибудь, где потише». 

Одна жительница обращалась в администрацию города, а ей ответили: «Согласно нашим данным, вокруг особняка Голицына нет жилых домов». Дело в том, что у дома 18 пять литер — а, б, в, г, д, и во всех этих корпусах живут люди. А вот дом 18 без литеры — это детский диспансер, а 22 — школа. Потом в администрации Центрального района сказали, что не могут ничего сделать, потому что они работают до 18:00, и у них нет сотрудника, который смог бы ночью приехать в «Голицын». (Все официальные ответы полиции, администрации и комитета есть в распоряжении редакции — прим. ред).

Как жители пытаются бороться с лофтом — и чего они на самом деле хотят

Ани Петрс, муниципальная депутатка округа «Литейный»: «В некоторых барах колонки выставлены во двор, и музыку слышно далеко за пределами Фонтанки, 20. Я узнала об этом конфликте после муниципальных выборов. Жители ближайших домов начиная с 2017 года писали обращения в полицию и комитет по вопросам законности, правопорядка и безопасности, администрацию губернатора. На все обращения ответ примерно один и тот же: комитет пишет, что у них нет полномочий для решения проблемы, нужно обращаться в полицию. Полиция отвечает, что это не их зона ответственности, и нужно обращаться в комитет. Так они годами друг другу отфутболивают людей.

Я сама приезжала ночью фиксировать превышение разрешенного уровня шума — сначала из самого Голицына, а потом из парадной соседнего дома, и там с закрытыми окнами и дверьми слышно музыку. Есть квартиры, примыкающие стеной к кластеру, и в них люди уже который год с пятницы по понедельник не могут спать, от звука у них трясутся зеркала в ванных.

Когда приходишь в бар, некоторые делают немного потише, некоторые выключают музыку, но как только уходишь, снова включают, некоторые в открытую посылают. Однажды девушек-жительниц во время одного из конфликтов избили.

Это криминальная история, которую все покрывают, 78 отдел полиции не приезжает на этот адрес. Они не только игнорируют жителей, но и не отвечают на заявления, хотя по закону обязаны сделать это за 10 дней. Но на мое заявление, написанное в октябре, ответа так и не получено. Ходят слухи, что полиции выгодно бездействовать.

Осенью мы проводили заседание совета Литейного МО, туда пришли жительницы, люди из комитета по правопорядку, полицию мы тоже пригласили, но они нас проигнорировали. Чиновники говорят, что они бы и рады помочь, но сами ничего не могут сделать, потому что полиция с ними на связь не выходит.

Все бары в «Голицыне» работают нелегально или полулегально — у них не соблюдены элементарные требования к заведениям, нет уголка потребителя, невозможно узнать юрлицо: в чеке одно, в документах — другое, и они постоянно меняются. У бара Blackout, например, в чеке вообще не оказалось информации о юрлице.

Мы писали ребятам, которые предоставляют помещения в лофте, но они нам не ответили. 

Ни мы, ни жители не хотим закрытия баров — все понимает, что это центр города, притягивающий и местных, и туристов, что «Голицын» обеспечивает статью бюджета для округа и что в барах нет ничего плохого — но не после полуночи и не когда у вас за стенкой дети и люди, которым утром нужно на работу. Мы бы просто хотели, чтобы они работали в рамках закона.

В самом кластере есть адекватные люди: кто-то заменил большую колонку во дворе на меленькую, кто-то делает потише, если попросить. Но невозможно каждую ночь приходить и просить убавить звук — нам нужна централизованная система коммуникации, возможность договориться. Мне кажется, это для всех полезно».

Что могут сделать городские власти?

Дмитрий Эртман, муниципальный депутат округа «Литейный»: «В комитете по вопросам законности, правопорядка и безопасности регулярно получают жалобы на «Голицын» и не видят тенденции к улучшению ситуации. Сотрудники говорят, что поддержали бы законодательную инициативу о запрете работы ночных увеселительных заведений в каком-то радиусе от жилых домов. Тогда комитету было бы проще работать. Действительно, закон должен охранять граждан, и ситуация, когда жители, а среди них есть дети, элементарно лишатся сна, неприемлема. С другой стороны, я считаю, к категоричности подобного запрета стоит подходить осторожно. Не все увеселительные заведения мешают спать гражданам, но в то же время они создают рабочие места и приносят налоги в местный бюджет, за счет которых удается благоустраивать округ и выполнять социальные программы. Сейчас полиция слишком поздно передает им рапорты — когда срок наложения административного штрафа уже выходит, а для суда нужна фиксация со стороны полиции.

Я помог написать заявление в полицию от 12 жителей, приложив акты за последние несколько месяцев с указанием баров, которые не дают людям спать, планируем обратиться в мировой суд».

Что будет дальше с кластером?

Владеет зданием компания «Бронка Групп», у нее BS Group арендует весь особняк, чтобы далее сдавать его в субаренду. Представители компании-собственника рассказали «Собака.ru», что они недовольны отсутствием концепции развития пространства: «В настоящее время мы ведем переговоры как с действующим, так и с несколькими потенциальными арендаторами «Голицын лофта» по поводу принятия обновленной концепции развития этой площадки с учетом действующих ограничений, а также возможности оказывать субарендаторам и гостям комплекса услуги принципиально иного уровня качества». Также они рассказали о том, каким видят будущее места: «В любом случае, мы продолжим развивать «Голицын лофт» именно как креативное пространство и хотим, чтобы оно продолжало оставаться одним из неформальных символов Петербурга».

Владельцы заведений лофта знают о конфликте с жителями, но не думают о возможной смене управляющей компании.

Виктор Федосеев, совладелец бара «Приличное место»: «К нам подходили жители, но я всем объяснял, что у нас небольшой бар, в котором колонка направлена внутрь. Так что к нам это не имеет отношения, но чаще всего мы берем на себя удар, потому что находимся на входе. Проблема с шумом здесь действительно есть — я бы не хотел жить в соседнем дворе. Мне кажется, что проблему можно решить ограничение децибел. О том, как будет меняться лофт, я не знаю».  

Ольга Волдайкина, владелица ресторана Kazbegi: «Сейчас ребята из BS Group договариваются с компанией-владельцем здания, но нас это пока не касается. В лофте все выглядит очень спокойно, уезжать никто не собирается».  

Компания BS Group отказалась дать комментарий «Собака.ru».

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты