Дмитрий Нагиев: «Может показаться странным, но во мне есть принципы»

кино/тв

Суперзвезда 1990-х совершил грандиозный перезапуск собственной карьеры: Нагиев взял Эльбрус рейтингов в роли Фомы, главного героя сериала «Физрук», который разошелся на цитаты. Вместе с ведущим блокбастер-шоу «Голос» мы отправились в музей-усадьбу Репина «Пенаты», чтобы обсудить, какую сенсацию он готовит вместе с режиссером фильма «Горько!» Жорой Крыжовниковым — стартовал запуск их совместного фильма «Самый лучший день».

  • Халат Dries Van Noten, платок Тom Ford (все — ДЛТ), жилет Brunello Cucinelli (Brunello Cucinelli)

  • Халат Dries Van Noten, платок Тom Ford (все — ДЛТ), жилет Brunello Cucinelli (Brunello Cucinelli)

  • Халат Dries Van Noten, платок Тom Ford (все — ДЛТ), жилет Brunello Cucinelli (Brunello Cucinelli)

Несмотря на то что большую часть времени вы проводите в Москве, на съемках сериалов «Физрук» и «Кухня» и шоу «Голос», вы производите впечатление классического, даже типичного петербуржца. Ведь всем известно, что наш город накладывает на человека определенный отпечаток.

Я не знаю, есть ли на мне отпечаток Петербурга. Мне кажется, будет неправильно, если я буду это замечать и культивировать: во-первых, это нескромно, а во-вторых, достаточно глупо. Но те, кто со мной общается, нет-нет да и бросят фразу: «Сразу видно, что человек из Петербурга». По каким таким приметам они это видят — то ли по моему недорогому гардеробу, то ли по слегка обветренному, зеленоватого цвета лицу и потрескавшимся губам, — мне сложно сказать. Слово «шаверма» я стараюсь в интеллигентных кругах не произносить. Нет-нет да и вверну «поребрик» и «парадная». Но сказать точно, по каким приметам меня можно отличить в московской толпе, мне сложно.

При этом вы четко выстраиваете свою уже фирменную тактику и в том, что касается поведения, и в том, что связано со стилем. У вас есть стилист?

Я сам себе и стилист, и жнец, и на дуде игрец. У меня стилиста нет, может, это меня и подводит, поскольку вырос я на деревенской окраине Петербурга — на Гражданке. И видимо, легкий налет провинции все еще читается в моих вещах.

Да ладно вам, вы всегда выглядите просто отпадно.

Это я кокетничаю. Я жду, что ты сейчас станешь меня разубеждать, нимб засветится и крылышки сами собой начнут раскрываться за моей спиной. Продолжай в том же духе, мне это приятно.

Хорошо, продолжаю. Сейчас вы бьете все рейтинги популярности в отечественном шоу-бизнесе. Вы резко стали всем нужны. Конечно, подобное уже было во времена Задова и радио «Модерн», но тем не менее. Понимаю, что вы уже в солидном возрасте, но как вам удается не «словить звезду»?

Безусловно, я чувствую, как от меня идут лучи. Иногда я просыпаюсь раскинув ручки и ножки в форме звезды и первые двадцать минут в этой же позе хожу по квартире. Но потом, ты совершенно правильно заметила, мой преклонный возраст дает мне команду спуститься на землю: пенсия не за горами и надо достойно встретить ее во всем своем седом оружии.

  • Пиджак Corneliani (BOSCOFAMILY), платок Tom Ford (ДЛТ)

  • Халат Dries Van Noten, платок Тom Ford (все — ДЛТ), жилет Brunello Cucinelli (Brunello Cucinelli)

Кажется, будто вы находитесь в колоссальном напряжении: постоянные съемки, внимание прессы и поклонников. В одном из интервью вы упомянули походы к психологу. Продолжаете ходить на сеансы?

Я пытался обращаться к психологу, но после разговора со мной психолог обратился к психологу, а потом покончил жизнь самоубийством, поэтому на сегодняшний день у меня психолога нет.

Надеюсь, вы снова шутите.

Дома разговариваю сам с собой, чем пугаю близких, потому что иногда я сам с собой не только разговариваю, но и перехожу на рукопашную, доходит даже до легкого петтинга. В общем, психолога у меня нет. Но если отбросить шутки в сторону, ничего зазорного в этом нет. Однако этот социальный институт у нас пока не очень развит, хотя каждый уважающий себя западный артист, я думаю, имеет психолога.


Читайте также: 

Дмитрий Нагиев: «Я патриот, далекий от пьяных криков „Россия, вперед!“»

Как Дмитрий Нагиев стал отцом новой русской комедии?


 

Со стороны кажется, что очень многие хотят погреться в лучах вашей славы, подпитаться вашей энергией. Включается у вас режим энергосбережения?

Конкретно сейчас, когда мы с вами разговариваем, у меня нет лучей для окружающих, поскольку я только что вышел из студии, где озвучивал полнометражный мультфильм «Смешарики», будь он проклят. «Смешарики» высосали из меня всю энергию. Я озвучивал бобра, поэтому, кроме бобра, у меня не осталось ни энергии, ни добра. Что касается энергосбережения, наверное, придет время, когда я научусь медитировать, даже, возможно, дойду до легкой левитации, но пока я не умею этого делать, поэтому после каждой работы выхожу пустой, как барабан.

И все же какими способами вы восстанавливаете силы?

Я, на свою беду, не употребляю наркотики, хотя наверняка они вкусны и задорны. Я почти не пью — тащу алкогольную статистику этой страны вниз. День перерыва между работами, сидение дома, лежание на диване, выползание на улицу— в принципе уже достаточно, чтобы я по крупицам собрал себя заново.

То есть у вас простые человеческие потребности.

Не просто человеческие, а убогие человеческие потребности. Я очень непритязателен. Как говорил Шерлок Холмс: «Кусок хлеба, чистый воротничок— что мне еще нужно?».

Шутка сама по себе — это легкий жанр, а с другой стороны — требует вдохновения, точности и энергозатрат. Например, над программой «Вечерний Ургант» работает большая команда. Вам кто-то пишет шутки?

Мне в моих работах не везет, мне не пишет шутки огромная команда. Поэтому мой юмор зачастую плоский, приземленный, совершенно не искрометный. Кто-то сказал: когда играет Шаляпин, все остальные ему только подыгрывают. Вот так в этой нише стоит Жванецкий. Мы все — копошащаяся шушера вокруг. Поэтому не стоит переоценивать мое значение в индустрии юмора. Если я иногда выдаю что-то забавное, значит, не все так плохо.

Не хочу спрашивать вас на тему секс-символа…

Ты уже не хочешь спрашивать в силу моего возраста?

Нет, потому что вас все достали с этим вопросом. Но мой вопрос из близкой области: ребята из редакции, прежде работавшие с вами, не ожидали, что в жизни вы окажетесь поинтеллигентнее многих интеллигентов. При этом существует образ Фомы — неотесанного самца. Люди воспринимают вас как мачо. Есть ли диссонанс между образом Фомы и вашим внутренним мироощущением?

Может показаться странным, но во мне есть принципы. Если вы хоть немного посмотрите малобюджетный сериал «Физрук», то увидите: Фома ни разу не ругается матом, никогда не произносит слова «мужик» и «баба», никогда. Отчего его считают хамоватым и почему сериал два года занимает первые позиции в телевизионном пространстве, мне сложно сказать. Но я не сторонник того, чтобы строить карьеру и пропагандировать свое творчество за счет хамства. Поэтому есть вещи где-то резкие, где-то острые, где-то сексуальные. Я пытаюсь лавировать между всем этим, не переходя границу, но работая на грани фола.

Сейчас вся массовая культура, да и не только, ориентирована на Запад. Кажется, Россия исключительно подражательная нация.

Кокошник, война и водка не являются принадлежностью культуры. Кокошник и война — это то, что можно и нужно хранить в своей памяти. Водку я оставляю за скобками, потому что все, что связано с алкоголизмом нации, мне отвратительно. Но не надо забывать, что в мире столько всего интересного и совершенно не зазорно смотреть и учиться. И не нужно с агрессией навязывать свою точку зрения. Вот один из наших крупнейших режиссеров, похлопывая Тарантино по плечу, говорит: «Я обязательно сниму такое же, только о другом и по-другому», — а потом снимает, и мы видим, что это абсолютнейшее говно. Не надо кичиться, нужно уметь учиться. Я не перестаю учиться, я смотрю на западных коллег, и не только — я учусь у лучших наших актеров, стендап-комиков, драматических актеров. Яне люблю себя в искусстве, я не иду с плакатом «Березы-березоньки» наперевес. Я стараюсь быть гуттаперчевым в плане творчества, зеркально отображая то, что происходит вокруг. Так я пытаюсь не терять актуальности.

Можем ли мы, русские, создать аутентичную историю?

Я думаю, что не можем, но мы должны к этому стремиться. Индустрия ушла. Ушли художники старой гвардии, а те, кто жив, устали просить денег. Существуют понятия «коммерческое» и «некоммерческое». Я сейчас много читаю, хотя не очень много — здесь я немного залевитировал раньше времени. Так вот, я читаю сценарии, которые мне присылают. Очень интересное кино на уровне сюжета — тот же Юрий Арабов, Николай Досталь. Но все упирается в то, что на сегодняшний день их работы не могут быть актуальными в плане похода зрителя в кинотеатр. Наш зритель извращен и развращен плохим кино. Это не говорит, что я снимаюсь только в хорошем кино, я являюсь марионеткой и зачастую должен работать в том, что предлагают. Однако я уверен, что мы обязаны стремиться отодвинуть фильмы о войне, которых уже огромное количество. Уже давным-давно все понятно. Да, это наша память, это наша гордость, но нельзя идти вперед, повернув голову назад. Нужно двигаться, искать новые формы, понимать, что и на этой части суши можно снимать «Пиратов Карибского моря», «Кинг-Конга» и «Властелина колец». Искусство не меньше и даже больше, чем долгое колыхание травы на фоне заплаканных глаз женщины, которую только что стошнило.

То есть получается…

Давай закругляться. Это лучше спроси у Михалкова: если он оторвется от приготовления блинов, то может ответить тебе серьезно на эти вещи. А я в стороне.

 

А еще. Полным ходом идут съемки третьего сезона «Физрука». Стартовал проект «Самый лучший день» режиссера Жоры Крыжовникова, в котором компанию главному герою в исполнении Нагиева составят персонажи Инны Чуриковой и Михаила Боярского. Премьера намечена на канун Нового года.


Музей-усадьба Репина «Пенаты»
пос. Репино, Приморское шоссе, 411

Усадьба в поселке Куоккала была куплена Репиным для второй жены в 1899 году и в последующие годы обустроена по планам самого художника. Здесь он прожил последние тридцать лет и был похоронен. Напоминающее терем двухэтажное сооружение постепенно обрастало все новыми пристройками со множеством больших окон и веранд, пирамидальными световыми фонарями, дающими естественное освещение. В летней и зимней мастерских живописцу позировали Шаляпин, Горький, Короленко, Бехтерев, Чуковский. Сгоревшая во время войны усадьба была построена заново в 1962 году.


Текст: Наталья Наговицына
Фото: Наталья Скворцова
Стиль: Вадим Ксенодохов

Благодарим за помощь в организации съемки Музей-усадьбу И. Е. Репина «Пенаты» и заведующую музеем Татьяну Бородину


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Vadim 15 июня, 2015
    Дождался, Задов, своего звёздного часа.... Значит скоро в тираж!!

Читайте также

По теме