Как Александр Цекало стал отцом российских сериалов

К оглавлению

Проделав путь от поп-артиста и телеведущего до продюсера рейтинговых, но отнюдь не «народных» сериалов, Цекало занимается осмыслением недавней российской истории в проектах «Фарца» и «Метод».

#нехочусмешить #новыйпатриотизм #серийныйпродюсер

Вы делаете серьезные проекты с непростым месседжем. Говорит ли это о том, что вас накрыло минорное настроение? Ведь вся страна знает вас как весельчака и балагура из кабаре-дуэта «Академия» и в качестве искрометного телеведущего.

Люди меняются, и это даже не связано с возрастом. Меня всегда вела интуиция: чтобы быть востребованным, я неоднократно менял род деятельности. Люди обычно говорят «остепенился», а я, наоборот, лезу на рожон. Сейчас я увлечен телепроектами, но это не значит, что я перестал шутить. Просто ведение развлекательной программы или съемки ситкома меня теперь абсолютно не интересуют. Ну да, я пел смешные песни, но не могу назвать это культурным достижением в российской эстрадной музыке. Сегодня я так же бодр и весел, только разговариваю со зрителем на другом языке. А драма, как известно, королева жанров.

А что означает в случае с сериальным бизнесом ваша фраза «лезу на рожон»?

У меня нет цели просто переснять все прекрасные американские сериалы. Хотя качественная адаптация с оригинальным решением — это интересное упражнение и хороший бизнес. У первого сезона «Обратной стороны Луны» был успех, это дало хорошую репутацию компании за границей. Поэтому на ВВС уже спокойно отдали мне лицензию на «Лютера» и сейчас были очень довольны, с гордостью представляли нашу версию в Ливерпуле на шоу-кейсе, где присутствовали кинои телепродюсеры со всего мира. 
Моя цель — сделать такой продукт, который заинтересует американский канал для покупки лицензии. Норвежцы, шведы, датчане, израильтяне продают в США свои истории, и их там переснимают: Killing, Homeland и множество других. Чем мы хуже? Американцы же не восклицают: «Ух ты, снято как в Англии!» — потому что они сами крутые. И уж точно не говорят: «Это снято как в России». А мне хочется, чтобы мои дети, когда вырастут, говорили про качественные сериалы не «сделано как там», а «это наше». Но я не квасной патриот. Я считаю, патриотизм — это когда человек любой профессии и любого достатка доводит свое дело и себя в нем до перфекционизма. Патриотизм — это не на митинги ходить и плакатами махать, а заниматься своим делом.

Сейчас к выходу готовятся несколько проектов производства вашей продюсерской компании «Среда». Что это за сериалы?

Первый сезон сериала «Фарца», к которому мы долго готовились. Начали с того, что полтора года я собирал интервью у тех, кто с 1960-х занимался всеми видами фарцовки и спекуляции. Делал это самостоятельно, потому что эти люди сегодня достаточно высоко сидят и не все бы рассказали просто журналисту. В итоге добыл невероятный по своему значению и интересу материал. Сценарий мы писали вместе с Александром Коттом, это история дружбы четырех парней, которые выросли в одном дворе. Один из них проигрался в карты, теперь он должен, его друзья вписываются за него, и самый быстрый способ добыть деньги в то время — фарцовка. У них хорошо получается, они чувствуют кураж, и при этом каждый все дальше уходит от своей мечты: стать писателем, музыкантом, юристом. Это бесконечная воронка, на дно которой они падают. Первый сезон охватывает 1961–1962 годы, а в четвертом история должна будет закончиться в 1991-м.

Следующий наш проект — адаптация культового британского сериала «Лютер», в нашей версии он называется «Клим». Главную роль в нем исполняет Константин Лавроненко, а магнетическую Элис (у нас это Алиса) сыграла Даша Мингазетдинова. Мы снимали в Петербурге, пытались сохранить стильность оригинала, в том числе серо-синие оттенки картинки. Это история необычного следователя, который принципиально не пользуется оружием. Он пришел в полицию не из полицейской школы, а из этологов — изучал жизнь волков и жил с ними какое-то время. Клим исследует преступников, зная инстинкты и рефлексы животных. Это реальный случай: английский и грузинский ученые в разные годы жили несколько месяцев в стае.

  • Кадры со съемок сериала «Метод» с Константином Хабенским и Паулиной Андреевой

  • Кадры со съемок сериала «Метод» с Константином Хабенским и Паулиной Андреевой

  • Кадры со съемок сериала «Метод» с Константином Хабенским и Паулиной Андреевой

  • Кадры со съемок сериала «Метод» с Константином Хабенским и Паулиной Андреевой

«Метод» — 16-серийное кино с непростым сюжетом: следователь, который специализируется на поимке и иногда уничтожении маньяков, сам является остановленным в юности маньяком, обученным перенаправлять свой гнев на себе подобных. Его можно назвать полицейским сериалом: там есть расследование, в каждой серии новый преступник и его поимка. Но самое главное, это история любви двух главных героев, которых играют Константин Хабенский и Паулина Андреева. Проект будет готов к осени. Ждет своего часа и еще один фильм с Паулиной, а также с Петром Федоровым — 4-серийный эротический триллер «Саранча». Еще один многосерийный проект — «Обратная сторона Луны — 2» с Павлом Деревянко. Это антиутопия: наш современник, который в первом сезоне угодил в СССР, возвращается в 2015 год, но в параллельную реальность. Так уж вышло — в прошлом он понаступал на бабочек, что-то сместилось, и он вернулся в нашу страну, но в ней не было перестройки. Это тоже СССР, только страна с двадцатью пятью социалистическими республиками, мы в финале чемпионата мира по футболу, найдено лекарство от рака, и весь мир стремится приехать в этот Советский Союз, однако никого не пускают за железный занавес. Через портал в искаженный мир попадает не только наш герой, но и маньяк, который не был уничтожен в прошлом.

Сериалы и фильмы зачастую формируют представления о том или ином времени — «Стиляги» и «Оттепель», похоже, застолбили в сознании сегодняшнего зрителя такую визуальную картинку 1950–1960-х годов, которой не было в реальности. Вы ставите перед собой задачу, например, в «Фарце» сделать что-то вроде «кинофиксации» эпохи?

Мы снимаем не трибьют фильмам 1960-х годов, в которых герой мог от крупного плана уходить вдаль, звучала музыка, туман опускался на ночную набережную и за кадром звучали стихи Геннадия Шпаликова, как, например, в фильме Марлена Хуциева «Застава Ильича». Хотя это очень красиво. У нас жанр — авантюрная драма. В «Фарце» по сюжету есть и преступления, и убийства, и тюрьма. Поэтому мы делаем очень динамичное кино — 1960-е годы еще никто и никогда не показывал в таком стиле. И у нас очень много настоящей американской и английской музыки тех лет, которая была в головах у этих ребят. Мы специально покупали музыку, чем страшно гордимся, запалили огромное количество денег на нее. Знаете, говорят: «Джинсы и „Битлз“ развалили Советский Союз». Отчасти так оно и есть!

Чем ваши адаптации отличаются от оригиналов?

Я покупал лицензии только на те сериалы, которые мне были интересны и когда я точно знал, как рассказать эту историю российскому, украинскому, казахскому зрителю. В английском сериале Life on Mars герой попадал из 2006 года в 1974-й. Но в 1974-м Англия была той же Англией. А герой «Обратной стороны Луны» из 2011-го очутился в 1979-м — в Советском Союзе, где все было иначе, в этом я и увидел прикол. А, например, сериал «Метод» в СМИ, в том числе в журнале «Собака.ru», окрестили русской версией True Detective и «Декстера», но это не так. Журналистам свойственно навешивать ярлыки, так легче привлечь внимание аудитории. Сериал «Декстер» интересный. Я, конечно, все восемь сезонов не смотрел, но три осилил. В нем, как и в «Методе», маньяк уничтожает маньяков. Но в американском фильме машина с открытым верхом, латиноамериканская музыка, красивые девушки, океан, пальмы, все подается с иронией. А у нас мрачная драма, которая происходит на просторах средней полосы России. В «Декстере» нет той пронзительной и патологической истории любви, которая есть у нас. Кроме того, герой Хабенского к концу сериала погибает из-за потери самоконтроля, герой же Майкла Холла так и продолжает весело разрезать в укромных местах тела маньяков, брать у них анализ крови и составлять коллекции из пробирочек. Короче говоря, у нас абсолютно оригинальная история, написанная сценаристами Дмитрием Ивановым и Олегом Маловичко.

Что самое важное нужно знать человеку вашей профессии, чтобы создавать актуальные визуальные образы?

Сериал выходит в эфир как минимум через полгода после окончания съемок, а значит, я сегодня должен понимать, что будет актуально этой осенью и следующей весной, должен предчувствовать тренд. Конечно, есть устойчивые жанры: полицейские сериалы, мелодрамы, комедии. Наверное, если бы я хотел проверенной конъюнктуры, снял бы мелодраму: три поколения, а между ними какие-то отношения. Но мне это неинтересно, хочется постоянно находить что-то особенное. К тому же зрителя уже не обмануть. Да, он привык к определенному продукту, но все больше интересуется качеством. Когда мы приходим в ресторан русской или украинской кухни, мы готовы к тому, что уже знаем: пельмени, вареники, борщ. Но когда пробуем незнакомое блюдо, которое оказывается вкусным, оно становится нашим любимым. В данном случае Константин Эрнст — это шеф-повар Первого канала, который берет на себя риск, и этот риск оправдывается. Домашняя яичница всегда вкуснее яичницы, приготовленной в гостинице, хотя те же яйца — разбил, посолил. Но через руки людей, которые готовят их дома, передается любовь. Я против фастфуда, и все люди в моей команде занимаются хендмейдом: наше блюдо сделано руками, без применения каких-то формул вроде «аудитория Первого канала — это домохозяйки за тридцать, так давайте дадим им то, что им надо». Мы просто рассказываем ту историю, которая интересна нам самим. Я всегда говорю авторам, режиссерам и операторам, с которыми мы сотрудничаем: «Компания „Среда“ не продает сериалы, „Среда“ продает эмоции!». Эти эмоции мы предлагаем разным каналам, чаще всего их приобретает Первый, но мы работаем также с ТНТ, СТС и «Россией».
Чтобы держать руку на пульсе, в мае я традиционно езжу в Лос-Анджелес, где проходит конференция LS Screening. На ней показывают «пилоты» новых телепроектов, которые только запускаются в производство. Недавно я выяснил, что пятнадцать новых сериалов английских компаний имеют отношение к фантастике. Это значит, именно так англичане считывают тренд следующего, 2016 года. Сериал— это почти всегда эскапизм, побег от действительности, с его помощью люди отвлекаются от рутины. Убегать можно в прошлое или в будущее. На производство сериалов про будущее у нас бюджетов пока не хватает. А с сюжетами про прошлое мы научились справляться, поэтому сейчас так много телеисторий про 1960-е, 1970-е, 1980-е, 1990-е. Но, к слову, если Первый канал подпишет с нами договор, вскоре я буду снимать многосерийный фантастический фильм в жанре советского футуризма.

Раз вы задаете тренды на телевидении, тогда расскажите про ваши предпочтения в образе жизни. Что сейчас модно у Александра Цекало?

Для некоторых людей носить Armani — это модно. Обыкновенный российский гражданин считает, что правильно отдыхать в Куршевеле, потому что там отдыхают модные люди. Но и модные люди, которые действительно туда ездят, считают, что модно отдыхать в Куршевеле. В этом случае мнение модных людей совпадает с мнением несчастных читателей, которые открывают журнал и видят шале, лыжи и ошалевшие лица девушек и олигархов. Я отдыхаю не там, где модно, а там, где комфортно,— в итальянской деревушке Форте-дей-Марми, где все ездят на велосипедах и все приспособлено для детей. Летом там живет моя семья, пока я снимаю сериалы, и сам я туда периодически приезжаю. С гардеробом то же самое: я чаще покупаю вещи в Америке, где масса неизвестных марок и много свободных спортивных моделей, очень люблю европейский бренд COS, редко ношу костюмы и туфли. Что еще может быть модным? Музыка. Из нового мне интересна электро-свинг-певица Каро Эмеральд, на концерт которой мы всей семьей ездили в Голландию на мой день рождения. И здоровый образ жизни — это точно модно. Во всех городах, где мы снимаем, я организую бесплатное посещение фитнес-центра для актеров. Каждый раз в любом новом городе иду в спортивный клуб и говорю: «Здравствуйте, я Саша Цекало, и сейчас я пользуюсь своей популярностью. Пожалуйста, позвольте пяти актерам плавать в бассейне и ходить в тренажерный зал». И еще никто не отказал.

Получается, в отечественном производстве сериалов вы как хозяин в доме.

Это моя работа. И круто делать ее качественно. Вот это тренд: круто быть крутым. Но не в смысле «я богатый на дорогой машине». Сейчас мне важнее, какой крутой я сделаю сериал, а не на каком автомобиле поеду.

Текст: Наталья Наговицына

Фото: Виктор Горбачев

Комментарии (1)
Автор: Лена
Опубликовано:
Люди: Александр Цекало
Материал из номера: Апрель 2015
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гуля Халикова 12 апр., 2015
    нравиться

Наши проекты

Читайте также