Как ученые и медиа-художники создали первый российский art&science музей в Колтушах

Биологи и медиахудожники объединились в проекте «Новая антропология», чтобы рассказать о научных открытиях на языке science art. Постоянная экспозиция откроется в лаборатории — объекте ЮНЕСКО, где когда-то работал академик Иван Петрович Павлов. «Собака.ru» рассказывает, зачем Институту физиологии имени Павлова современное искусство и что покажут зрителям в конце сентября.

Наукоград и science art

В 1930-е годы физиолог и нобелевский лауреат Иван Павлов создал в поселке Колтуши под Ленинградом научный городок будущего: здание лаборатории экспериментальной генетики высшей нервной деятельности в духе Баухауза, антропоидник с обезьянами и образцовое жилье для ученых в парке у пруда. С тех пор облик загородного комплекса Института физиологии им. Павлова почти не изменился. Научные открытия современности совершают в интерьерах, которые украсят издание о советском модернизме — даже фотолабораторию сохранили в первозданном виде. 27 сентября в Колтушах появится первая в России art & science экспозиция «Новая антропология», где ученые объясняют суть сложных концепций на языке медиаискусства. Руководит проектом Ирина Актуганова — искусствовед и куратор, которая в 1990-е создавала на Пушкинской, 10, клуб «ГЭЗ-21», где играли нойз вперемежку с академической музыкой, — он работает до сих пор. Там же она придумала Техно-арт-центр и Кибер-фемин-клуб, а теперь работает с музеями. «В 2009 году мы с куратором Дмитрием Булатовым сделали первую выставку art & science в России на московском „Винзаводе“, рассказывает Ирина Актуганова, — привезли мировых классиков. Затем появилась большая экспозиция „Россия делает сама“ Политехнического музея на ВДНХ, мы организовали множество фестивалей науки. Я познакомилась с заведующей лабораторией генетики института и все это время думала, как можно с институтом посотрудничать. 


«Я не знаю, чтобы где-то в мире существовал музей с такими работами»

Когда сменилось руководство и пришла новый директор Людмила Павловна, все начали говорить, что она хочет развивать комплекс в Колтушах — ведь это объект культурного наследия ЮНЕСКО, а значит, вокруг него можно сделать научно-просветительский центр. Мы написали заявку на президентский грант — проект сотрудничества ученых и художников. Но ведь получившиеся работы нужно где-то выставлять. Тут выяснилось, что первый этаж здания, где находится музей Павлова, собираются освобождать от лабораторий и есть идея отдать его под экспозицию. Все сложилось: мы получили грант и решили делать art & science экспозицию, музей науки. Для этого отобрали российских медиахудожников, которые разработали арт-проект на базе лабораторных исследований ученых института в коллаборации с ними. Я не знаю, чтобы где-то в мире существовал музей с такими работами».

  • Директор института Людмила Павловна в лаборатории кортиковисцеральной физиологии

Зачем физиологам нужны современные художники и при чем тут Сальвадор Дали?

«Art & science привлекает меня, как привлекает все новое: я занимаюсь наукой, а она по сути своей нацелена на получение новых знаний», — объясняет директор института Людмила Павловна Филаретова, доктор биологических наук, которую запросто можно принять за преподавательницу балетного училища. Людмила Павловна сокрушается, что ее не предупредили о съемке и она не подготовила подходящие к костюму туфли — кажется, что в эстетике член-корреспондент РАН разбирается не хуже, чем в физиологии человека. «Для нас art & science — это популяризация науки, выражение наших научных результатов через новые средства, — говорит она. — Институту есть что популяризировать. О последнем громком открытии даже рассказывала на Первом канале в своей программе Елена Малышева: профессор Юрий Герасименко вместе с коллегами из Лос-Анджелеса помог встать на ноги парализованному человеку, который пять лет не мог ходить».

  • Памятник Ивану Петровичу Павлову в холле перед актовым залом в Колтушах — гипсовая копия монумента на Тифлисской улице в Петербурге. Его скульптор Анатолий Дема — автор памятника Собчаку в Тбилиси.

«Все заинтересованы в прогрессе медицины, но не все понимают значение физиологии в этом процессе, — объясняет Людмила Павловна. — Я называю наш город — „Петербург физиологический“: тут расположено несколько физиологических институтов, соответствующая кафедра есть во всех наших медицинских университетах. При этом Петербург — самый красивый город на земле, богатый искусством: Мариинский театр, Александринский театр, Филармония. Во мне давно живет глобальная идея единства науки и искусства, поэтому я восприняла проект позитивно. Соединение произошло в конкретно-словесной форме: art и science».


Я называю наш город — „Петербург физиологический“: тут расположено несколько физиологических институтов, соответствующая кафедра есть во всех наших медицинских университетах. 

Еще одна цель коллаборации физиологии и искусства — новое осмысление научных данных, на которое надеется Людмила Павловна: «Я занимаюсь проблемой стресса, а основателем концепции о стрессе был канадский ученый Ганс Селье, он дружил с Сальвадором Дали, вдохновлялся его сюрреалистическими полотнами в своей научной работе. Для исследователей нормально интересоваться странными и новыми течениями в искусстве, поэтому я согласилась на art & science эксперимент». Неожиданно директор признается: «Мои любимые произведения — все-таки русская живопись XIX века, пейзажи. Последняя выставка, которая меня сильно впечатлила, — это Куинджи в Третьяковской галерее».

  • Молодые сотрудники института Анна Левина, Александр Журавлев, Юрий Пунин, Татьяна Зачепило, Александр Беляков и Ксения Баранова — консультанты «Новой антропологии»

«Когда-то мы баловались — давали обезьянам рисовать. На этом примере интересно посмотреть эволюцию, зарождение искусства. Возможно, сотрудничество с медиахудожниками натолкнет на какие-то новые идеи в науке, ведь они грамотные люди, которые знают, что такое нейронные сети, разбираются в программировании», — рассказывает кандидат биологических наук Алексей Хараузов, руководитель группы физиологии сенсорных систем приматов, он работает над проектом «Киберобезьяна» вместе с петербургским художником Юрием Дидевичем.

  • Те самые миски, из которых кормили «собак Павлова» во время экспериментов

Новая музеология

Музей И. П. Павлова на втором этаже бывшей лаборатории существует с 1949 года: пара жилых комнат, кабинет, веранда, а также звуконепроницаемая камера, где с собаками проводили эксперименты по изучению условных рефлексов. Среди экспонатов — велосипед, на котором летом катался физиолог. Кстати, именно в Колтушах Михаил Нестеров написал знаменитый портрет Павлова: ученый сидит за столом с вытянутыми руками, сжатыми в кулаки, а на заднем плане — биологическая станция. Картина попала в собрание Третьяковской галереи, а стены музея украшают пейзажи из павловской личной коллекции. «Сейчас появились посетители, которые говорят: мы не хотим стандартную экскурсию, просто пройдитесь с нами, расскажите неформально — так информация лучше укладывается в голове. Самая „движуха“ начинается, когда я завожу людей в звуконепроницаемую камеру — там можно почувствовать, что же ощущала та самая „собака Павлова“, — рассказывает директор музея Лариса Андреева, которая родилась и выросла в Колтушах. — По первому образованию я биолог, потом уже окончила курсы экскурсоводов, стала историком, поэтому я понимаю, о чем говорю, с точки зрения биологии. Сотрудники института, про которых я рассказываю, для меня не абстрактные личности из книги: многих я знаю с детства».

  • Портрет И. П. Павлова. Михаил Нестеров. 1935 год

«Новая антропология» займет первый этаж здания: ученые только-только выехали из лабораторий, где сохранились модернистские раковины 1930-х годов, с которыми работал еще Павлов, — мечта объединения краеведов «Гэнгъ». На полу — метлахская плитка, которую сейчас расчищают от более поздних наслоений. Экспозиция структурирована на семь условных лабораторий: стресса, коммуникации, поведения, этики (последняя посвящена экспериментам с животными). Научный контекст создают пояснительные тексты, которые просто и внятно объясняют суть исследований ученых института.

  • Студия, где кинофотогруппа института снимала и монтировала документальные фильмы, в будущем станет музейной экспозицией.

«Есть сотрудники, которые говорят: „Ой, фигня! Что они могут — это же художники! Они вообще ни в чем не разбираются! Они нарисуют там какую-то абстракцию!“ Ученые увлечены своим делом, у них нет времени ходить по музеям современного искусства. Есть люди, которые считают, что мемориальный музей — это когда справа тапочки великого человека, слева — книжка, а еще — кресло. Если музей истории физиологии — то должна стоять установка, текст к ней и фотографии. Но если научные факты рассказывать сухим языком, то обычному человеку будет неинтересно. Современные художники помогают нам найти нужный образ, — Лариса улыбается и добавляет: — Я общаюсь с художниками и знаю, что они адекватные люди».

Что такое art&science?

Art & science — это область современного искусства, связанная с научными исследованиями и новейшими технологиями. Когда-то такими технологиями были уголь, краски, фотография, видео- и компьютерная графика. Сейчас художники обращаются к проблематике и инструментам биомедицины, робототехники и информационных технологий, вторгаются в разные области научного знания. При этом art & science может выходить за пределы возможностей науки, видеть и создавать альтернативные версии реальности. Пример — совместный проект австралийской группы художников SymbioticA и американских нейробиологов. «Полуживая» робосистема, объединяющая несколько тысяч нейронов эмбриона крысы и механическую руку-манипулятор, которая рисует спонтанные произведения по мотивам живописных оригиналов. При этом задача проекта сформулирована так: «Мы пытаемся создать сущность, которая будет развиваться, учиться и выражать себя через искусство».

«Кибернетическая обезьяна»

Художник Юрий Дидевич и сотрудники группы физиологии сенсорных систем приматов
Пока макака-резус по имени Юпитер обучалась рисованию и решала головоломки на планшете, ученые фиксировали сигналы ее мозга, а на основании результатов обучили нейронную сеть — так появилась виртуальная обезьяна. На экспозиции посетители будут общаться с «искусственным» Юпитером.

«Ткань жизни»

Художники Владлена Громова, Артем Парамонов и Александр Журавлев, сотрудник лаборатории нейрогенетики
Сравнение генов человека, кодируемых Х-хромосомой, с участками Х-хромосомы плодовой мушки дрозофилы визуализировали с помощью вязальной машины. В реальном времени без участия человека создается ткань, в которой переплетаются орнаменты локусов ДНК человека и мухи.

«Ожидание»

Художник Людмила Белова
Работа посвящена этической теме, которая возникает всякий раз, когда заходит речь о Павлове: а как же собаки? Людмила Белова уже имеет опыт работы с «трудным наследием»: в 2017 году она получила премию имени Курехина за выставку «Тихие голоса» о блокаде. Она записала много часов видеоинтервью со старейшими работниками института, которым еще приходилось работать с собаками. Эти интервью и собственную художественную рефлексию Людмила представит в комнате, которая при Павлове называлась «Ожидалка для собак».


Экспозиция «Новая антропология»
Свободное посещение с 28 сентрября 
Записаться на экскурсию и посмотреть программу мероприятий можно на сайте
Колтуши, ул. Быкова, 50

текст: Александра Генералова
фото: Александр Огурцов, Виктор Юльев архивы пресс-служб

andrey,
Комментарии

Наши проекты