Роберто Матта впервые в Эрмитаже! Что нужно знать о нем, его учителях и друзьях

На этой неделе в Эрмитаже открылась выставка Роберто Матта — абстракциониста родом из Чили, который в 30-е годы работал в мастерской архитектора Ле Корбюзье, учился у Марселя Дюшана (основателя дадаизма), а также входил в круг сюрреалистов Бретона и Дали. В Советском Союзе Матта клеймили как формалиста и человека с больной психикой, одновременно в США его пространственными построениями вдохновлялся Джексон Поллок, один из самых дорогих художников в мире и любимец Пегги Гуггенхайм. Рассказываем о том, что писали о Роберте Матта в журнале «Огонек» 1949 года, почему он не считал себя сюрреалистом и как смог написать абстрактную работу о казни советских шпионов.

Из Чили — в Париж

Роберто Матта родился в чилийской столице Сантьяго в 11 ноября 1911 году, хотя, возможно, красивая дата 11/11/11— легенда от самого художника. Хотя сейчас для Чили он —самый важный художник 20 века, сам Роберто чилийцем себя не считал: «Мне всегда казалось, что мое появление на свет в Чили — какая-то ошибка. Я не чилиец. И не француз. Меня бесит, когда ко мне пытаются прицепить национальные ярлыки». Он учился на архитектора в родном городе, а в 22 года прибыл в Париж, где работал в мастерской архитектора-модерниста Ле Корбюзье. Он подружился с поэтом Федерико Гарсиа Лорка и через него познакомился с Сальвадором Дали и идеологом сюрреализма, автором «Манифеста сюрреализма» Андре Бретоном. Тот впечатлился рисунками Роберто и предложил ему примкнуть к движению, а позже писал о молодом архитекторе: «Матта особенным образом выражает необходимость наглядного отображения четырехмерной вселенной. В его работах больше ничто не является намеренным, все появляется от желания погрузиться в область божественного». Сам Матта писал о себе: «Я всегда позиционировал себя в неизвестном, на краю прозрачного».

  • Сальвадор Дали

  • Андре Бретон

Роберто Матта о сюрреализме и сюрреалистах

«Я никогда не был сюрреалистом. Сюрреалисты — ребята, которым в конце Первой мировой войны было 20 лет. Они прошли через жуткую войну, в которой страны относились к подданным как к пушечному мясу. Это было жестоко. Ребята, кто имел совесть и выжил, создали движение в искусстве. После этой невообразимой войны они решили сломать границы концепций в искусстве, поэзии, сознании, науке, и они осуществили вмешательство в реальность. Сюрреалисты смотрели на буржуазный мир и хотели его разрушить.  <...> У сюрреалистов не было ничего общего с Дали. Сюрреализм основан на идее, что реальность скрыта, постоянно преображается, это постоянный поиск и обретение. И когда из этого сформировался стиль, его назвали сюрреализмом. Сюрреализм гораздо ближе к искусству примитивных народов. Вот Это сюрреализм». (из книги «Кто такой Роберто Матта» под редакцией Оксаны Саламатиной)

Матта и ДАДА

Матта познакомился в Европе не только с сюрреалистами, но и с одним из родоначальников художественного движения «ДАДА» Марселем Дюшаном, известным широкой публике по реди-мейду «Фонтан». Но Роберто не были интересен абсурдизм ДАДА, он презирал других известных дадаистов, например поэта Тристана Тцару, называл их глупцами. Молодой архитектор заинтересовался живописью Дюшана, потому что тот искал способ передать изменение сути вещи в движении статическими визуальными средствами. Например, в картине «Обнаженная, спускающаяся по лестнице» Дюшан показывает как с каждым шагом женщина меняется, становится другим человеком. «Как видели Марселя Дюшана: он создавал реди-мейд объекты искусства и развлекался, устраивая скандалы. И он был вполне доволен, что его так воспринимали, это была разновидность аккультизма, способ скрыть его настоящий проект» — говорил Матта. Самого же Роберто интерсовал как раз этот настоящий проект эпатажного дадаиста, то есть попытки понять как зафиксировать объект в момент его изменения, в живописи, а не в реди-мейдах, конечно. 

  • Памятная марка с изображением работы Марселя Дюшана «Обнаженная, спускающаяся по лестнице», которая была представлена на выставке Armory Show в Нью-Йорке

  • Самое известное произведение Дюшана — «Фонтан», то есть обычный писсуар, представленный как арт-объект

Роберто Матта о том, как учился у Марселя Дюшана

«Когда я был архитектором,  я ничего не знал. Я приехал к Марселю не как художник, а как юный студент-архитектор, очень образованный, добросердечный и аккуратный. Я ему сказал, что когда был в Лондоне, читал о нем в журнале. На самом деле меня интересовала идея в основе его картины «Обнаженная, спускающаяся по лестнице». У нас была такая странная дружба, мы встречались время от времени, обсуждали разные темы, но, как мне кажется, я никогда не говорил с ним о живописи, вообще никогда!» (из книги «Кто такой Роберто Матта» под редакцией Оксаны Саламатиной)

Космос и секс

В 30-е годы Матта начинает рисовать космические пространства и безумные пейзажи, населенные биоморфными объектами. Он начинает с графики, а уже в 40–50-е он переходит к огромным монументальным панно. В своей «космической одиссее» он предвосхитил «Матрицу» с машинами-захватчиками. Его работы вызывают тревогу и похожи на страшный ночной кошмар — абстракция, которая передает психологическое состояние. Робетно Матта был уверен, что антропоморфность, желание рисовать человека «как Микеланджело» и представлять тело через анатомию — это шаг назад. «Я хочу почувствовать другие вселенные, самые странные, полные разных форм. До тех пор, пока человеческое не переживет трансформацию. Я хочу преодолеть предел человеческого». В своей живописи он абсорбировал архитектурный модернизма Ле Корбюзье, кубизм, идеи Дюшана о трансформации объектов и движении, и, конечно, теорию Зигмунда Фрейда о желаниях и бессознательном. Матта часто изображает сексуальный акт на своих работах, его вообще волнует тема желания. Он говорил: «Желание — это мощная энергия. Им нужно овладеть, подружиться с ним, стать чем-то вроде Кентавра. Желание — естественно, фундаментально. Нельзя убедить кого-либо чувствовать желание. Желание нельзя продавать, оно заходит глубже, чем любая реклама». Матта поставил амбициозную цель — «сделать невидимое видимым», передать через абстракцию сложные механизмы психологии человека.

«Я лишь хочу раздражать людей. Чтобы они чувствовали себя раздраженными, как если бы сели на жгучую крапиву, и это вынуждало их реагировать».
  • Американская почтовая марка с работой Горки

  • Художник Аршил Горки

Матта и абстрактные экспрессионисты 

Когда началась Вторая мировая война многие успешные европейские художники эмигрировали в США: уехал и Дюшан, и Бретон и Матта. Он обосновался в Нью-Йорке вошел в новый для себя художественный круг — на этот раз абстрактных экспрессионистов. Американские художники тогда еще находились в тени европейцев, это сейчас Марк Ротко, Джексон Поллок и Аршил Горки — в топе самых дорогих и признанных в мире, а тогда на фоне «импортированных сюрреалистов» Бретона и Матты чувствовали себя голодранцами. Однако пока новые друзья изучали живопись и идеи Матта, сам Роберто соблазнял жену Аршила Горки. «Это было, пожалуй, самое страшное, что я сделала в жизни, но я сделала это» — вспоминала она о романе с Матта. Неприятностей у Горки хватало и без жены: у него обнаруживают рак кишечника, сгорает имение богатого архитектора, где художник трудился и хранил свои работы, а затем Аршил попадает в автокатастрофу, в которой ломает шею. Вскоре он кончает жизнь самоубийством. Об интрижке Матты с женой приятеля знала нью-йоркская арт-тусовка, поэтому Бретон, который называл Горки «единственным художником Америки» общение с Роберто прекратил, а тот поменял жизнь в США на номадический образ жизни между Южной Америкой и Европой.

  • Марка, выпущенная на Кубе к 25-летней годовщине казни четы Розенбергов

«Дело Розенбергов» и «Казнь Розенбергов» — абстрактные работы о единственной смертной казни гражданских в США во время «Холодной войны»

В своих абстракциях Матта иногда изображал конкретные исторические события. Например, в 1952 и 1954 году он сделал работы на тему скандального политического судебного процесса, который длился три года. В начале 50-х годов супргов-коммунистов Юлиуса и Этель Розенбергов обвинили в краже секретов проектирования атомной бомбы и казнили за шпионаж в пользу СССР. В те годы в США бушевал «маккартизм» — преследование и шельмование в СМИ членов коммунистической партии. Дело было громким, против смертной казни пары выступили Альберт Эйнштейн, Жан-Поль Сартр, Папа Римский,  будущий президент Франции Шарль де Голль, Томас Манн. Приговор должен был утвердить президент США, тогда им был Гарри Трумэн, но он изящно уклонился от принятия решения, ссылаясь на то, что срок его полномочий заканчивается. Приговор утвердил уже Дуайт Эйзенхауэр. Долгое время родственники Розенбергов утверждали, что те стали жертвами «охоты на ведьм». Считается подтвержденным факт передачи сведений советской разведке о геолокационных системах, но не о ядерном оружии (которое на тот момент было только у США). Как вообще можно показать суд и казнь, будучи абстракционистом? Ответ на выставке — эти две работы Матты о деле и казни Розенбергов привезли в Эрмитаж. Кстати, картина очень напоминает кадр из мультфильма о нашествии биоморфных роботов-убийц из космоса.


Катарина Лопаткина

Искусствовед

Роберто Матта в журнале «Огонек». В мае 1949 года президент Академии художеств СССР, народный художник СССР Александр Герасимов написал статью для журнала «Огонёк» озаглавленную «Распад буржуазного искусства». В качестве иллюстраций к этому тексту были выбраны скульптура Генри Мура и полотна Роберто Матта и Роберта Мазервелла: Генри Мур «Семейная группа» (1945), Роберто Матта «Дрожащий̆ человек» (1944–1945), Роберт Мазервелл «Персонаж желтой охрой и белым» (1947). Герасимов в своей статье подчеркивал: «Отказ от глубокого познания реальной действительности делает художника равнодушным к жизни, к окружающим его людям и природе, порождает в сознании гипертрофию собственного “я”, ведет к пессимизму и мистике. В этом идейное начало импрессионизма, кубизма и сюрреализма и вообще всех антинародных, реакционных по содержанию, абстрактных и уродливых по форме «модных» течений в изобразительном искусстве». Апеллируя к собственному опыту, он не оставлял своему читателю широкого простора для интерпретации произведений, отличных от соцреалистских: «За годы своей жизни я побывал в нескольких западноевропейских странах, посетил там много музеев, салонов, галерей и каждый раз становился в тупик перед продукцией современных буржуазных художников. Чрезвычайно трудно определить, что создано художниками с больной психикой и что принадлежит кисти дельцов от искусства, которые с целью наживы подделываются под психически больных. …. У каждого нормального человека такие “картины” не могут вызвать ничего, кроме отвращения».

  • Роберто Матта

Роберто Матта о своем рабочем дне (с сигаретой и виски)

«Я пишу одну картину месяцами. Я сижу каждый день с одной сигаретой — могу курить ее весь день — я сижу перед холстом и даже не дотрагиваюсь до него. Я смотрю и смотрю на него, куря мою единственную сигарету , со стаканом коньяка и просто отдыхаю. Я час смотрю на картину и понимаю, что надо нанести белые точки, или желтые точки. Вот моя работа за день. Картина постепенно растет и растет. А вы, как и вся молодежь, работаете над тремя вещами сразу. Вы перескакиваете с одного на другое, ваша душа ведет себя полигамно, а она должна помогать вашей картине расти». (из книги «Кто такой Роберто Матта» под редакцией Оксаны Саламатиной)

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также