Наталья Сиверина: «Мой дед – второй Родченко и пионер селфи!»

Искусствовед обнаружила фотоснимки из своего семейного архива среди экспонатов Фотобиеннале в Русском музее. Ее деда сравнивают с Родченко и считают, что он предвосхитил селфи.

Иногда с нами случаются совершенно невероятные истории: например, я совсем недавно узнала, что мой родной дед Вячеслав Михайлович Коваленко был гениальным фото-художником – его работы экспонируются на III Фотобиеннале историко-архивной фотографии, которая проходит сейчас в Мраморном дворце. Я родилась уже после смерти деда. Его фотографии, в особенности автопортреты, окружали меня с самого детства, и воспринимались привычными деталями интерьера нашей квартиры. Я знала, что дед обладал множеством талантов и был натурой увлекающейся, фотографировал, рисовал, был актёром и профессиональным иллюзионистом, но о том, что его творчество имеет такую ценность, не догадывалась. Взглянуть на работы деда и его биографию по-новому получилось только сейчас, на выставке. И это не конец истории: совсем скоро в мае, его другие работы будут опубликованы в новой книге историка Ольги Хорошиловой «Молодые и красивые».

Фотограф-пророк

На выставку дедушкины фотоработы взяли из коллекции коллекционера Артёма Классена, он признается, что с первого взгляда эти работы произвели на него сильнейшее впечатление. В каждом кадре чувствовалось дыхание эпохи, потрясающая экспрессия, и ещё, как мне теперь хорошо понятно – невероятный оптимизм молодых, красивых, талантливых людей, которым казалось, что все надежды и планы обязательно сбудутся. На многих кадрах – автопортреты, на которых дед предстает в разных образах: суровым пролетарием, эксцентричным аристократом или подгулявшим кутилой. 

Дед начал заниматься фотографией в семнадцать лет, и теперь исследователи удивляются, откуда у настолько молодого человека такое знание законов композиции, умение почувствовать модель, взгляд художника в широком смысле этого слова. Его сравнивают с Родченко и проводят параллели с исканиями легендарного Александра Гринберга, чей проект «Искусство движения», задуманные в 1920-е годы ставил целью раскрыть на фотографии динамику движения, создать его образ. Я занимаюсь историей моды, и думаю, что возможно, если бы в СССР развивалась модная фотография, дед вполне возможно мог бы стать одной из её культовых фигур, для этого у него было все: талант, собственный почерк, чувство стиля, яркая индивидуальность. Сегодня это вполне можно запараллелить с современной манией селфи и всеобщим стремлением спрятать себя за тщательно сконструированными образами. Рассматривая популярные и не очень аккаунты в Instagram, иногда нахожу что-нибудь, неожиданно напоминающее творчество деда: например, играющая со своими образами в своем аккаунте @zooeydeschanel актриса Зои Дешанель, концептуальный проект The Disneyland Princess (аккаунт @thedisneylandprincess, где девушка талантливо переоблачается в принцесс), или эксперименты стилиста Натали Крокет, которая переснимает со своим участием культовые рекламные компании. 

  • Фоторабота Коваленко

  • Автопортрет Коваленко

  • Автопортрет Коваленко

  • Коваленко за работой

  • Коллекционер Артем Классен

Урок искусствоведения

Если посмотреть с научной точки зрения, то творческая манера фотографа-художника Вячеслава Коваленко родом из искусства авангарда, в 1920-е годы он учился на ФЭКСе – Фабрике эксцентрического актера у будущих классиков советского кино – режиссеров Григория Козинцева и Леонида Трауберга. Студенты и преподаватели, которые были практически ровесниками, называли себя «ФЭКСами», как и полагается авангардистам увлекались эксцентрикой, противопоставляли классической культуре площадные зрелища. Круг общения на ФЭКСе был впечатляющим: со студией сотрудничали писатель, историк и переводчик Юрий Тынянов, кинорежиссер Сергей Юткевич и композитор Дмитрий Шостакович. Поставив несколько авангардных спектаклей, Козинцев и Трауберг занялись кино, возможно, что опыты со светом и тенью легендарного оператора Андрея Москвина, снявшего знаковые фильмы ФЭКСов, такие как «Чёртово колесо» и «Шинель», оказали влияние на деда. По крайней мере, один из его автопортретов – «Автопортрет с грызуном» – своеобразная цитата из «Чёртова колеса». Вероятно, и символизм, который явно прочитывается в работах фотографа Коваленко тоже от Москвина, в этот период старавшегося воссоздать эстетику Серебряного века средствами кино, и даже поселившегося в Царском селе в комнате, которая ранее служила кабинетом его кумиру Николаю Гумилёву. А может все многочисленные автопортреты деда – это этюды, завязанные на идеи другого студийца ФЭКС – будущего корифея советского кино – режиссера Сергея Герасимова, который разрабатывал тогда тему человека-оборотня, легко меняющего социальные маски. 

Жизнь замечательного человека

Возвращаясь к жизни деда: он достиг пика творчества в середине 1920-х годов, а в 1931-м был призван в армию, где сделал серию снимков армейской жизни и быта. Они тоже теперь в коллекции Артёма Классена. Перед войной дед перестал фотографировать, и больше никогда к этому уже не возвращался, так что работ не много. Войну он прошел старшим лейтенантом Балтийского флота в Кронштадте, после войны остался на флоте служить заведующим постановочной частью Театра Краснознаменного Балтийского флота. С конца 1950 –х годов работал в Кировском театре, тоже заведующим постановочной частью, из театра пришлось уйти из-за скандала с Рудольфом Нуриевым, оставшимся на Западе, тогда уволили многих руководящих сотрудников. Дед перешел в Ленконцерт на должность директора художественно-постановочной части, и работал там до своей смерти в 1966 году.

Вообще, все мужчины в моей семье были наделены артистическими талантами. Например, прадед – Михаил Григорьевич Коваленко работал инженером, повышал квалификацию в Германии, где увлекся модным тогда искусством показывать фокусы. И достиг в этом такого совершенства, что был приглашен со своей программой в Царское село выступать перед августейшей семьей, за что удостоился «Высочайшей благодарности». Именно так называется документ, который сохранился у нас дома, в детстве мне очень нравилась роскошная папка в золотым тиснением и гербами, в которую он был вложен.

Собиратель

Снимки оказались в коллекционера, потому что родственники в какой-то момент решили продать их антиквару, и, наверное, это было правильно, потому что, благодаря этому они нашли своего исследователя и пропагандиста. С момента, как увидел работы деда, Артём Классен ведёт настоящую охоту за его фотографическим наследием. Артём окончил истфак Санкт-Петербургского государственного университета, коллекционировать историко-архивную фотографию начал в 2008 году, сейчас в его коллекции более 700 оригинальных снимков, негативов и фотоматериалов периода с середины XIX века до начала 1930-х годов . Недавно он рассказал мне, что в свое время выкупил не все фотографии коллекции, и одна из не купленных работ долго не давала ему покоя, но когда он пришел за ней, фотографии уже не было. Надеюсь, что она со временем отыщется. 

sobaka,
Комментарии

Наши проекты