Дмитрий Зайцев: «Из музея стрит-арт не сделать коммерческий проект»

искусство

Благодаря совладельцу Завода слоистых пластиков спальный район на шоссе Революции заиграл новыми красками: под началом Зайцева молодая энергичная команда организовала здесь Музей уличного искусства. Перенос на нашу почву мирового опыта джентрификации оказался более чем удачным. В 2014 году Музей стрит-арта открылся масштабной выставкой в рамках параллельной программы биеннале Manifesta 10, принял у себя фестиваль «Суперслет» от команды создателей баров «Дом быта» и «Солянка», провел серию образовательных программ с Эрмитажем и СПбГУ.

  • Пиджак Hugo Boss (Hugo Boss), брюки JNBY (JNBY)

  • Пиджак Hugo Boss (Hugo Boss), брюки JNBY (JNBY)

В голове у меня щелкнуло, что пора уже делать музей, после просмотра фильма «Выход через сувенирную лавку», посвященного Бэнкси и известным уличным граффити-художникам. Перед этим мы изучили опыт западных коллег: в Эссене есть внушительный арт-кластер в каменоломне, в Амстердаме — на бывшей газовой фабрике. Стрит-арт — это самое массовое народное искусство. Хотите быть художником? Просто надеваете маску и рисуете на заборе — вот вам самовыражение. Ведь в нашей жизни слишком много запретов и ограничений.

По сути наш проект — это антимузей. Я сам музеи не очень люблю, это что-то мертвое в моем понимании. Не зря их называют кладбищами искусства. Стрит-арт живет только на улице, в закрытом пространстве он умирает. Поэтому словосочетание «музей стрит-арта» — это оксюморон, невозможная вещь. Многие кураторы и работники креативных площадок на Западе долгое время бьются над тем, чтобы создать такое пространство, в котором искусство живет и развивается. Поэтому там устраивали в музее спортивные состязания или вывозили коллекции в неприспособленные локации. В идеале мы хотим сделать центр урбанистического искусства с театральными, цирковыми, экспериментальными музыкальными фестивалями, кинофорумами, архитектурными биеннале.

Наша команда развивает концепцию меняющегося музея, поэтому реконструкция будет продолжаться постоянно. Сейчас наша работа направлена на то, чтобы музей работал круглогодично. Полным ходом идет подготовка к новой экспозиции: мы меняем расположение входа, пространство будет по-другому организовано, а на стенах появятся другие граффити. В прошлом году все изображения были частью выставки Casus Pacis, которая по первоначальной задумке была посвящена столетию Первой мировой войны, а в итоге отразила события на Украине. Ее создали тридцать художников из России и столько же с Украины. Причем украинские ребята поначалу не хотели сюда ехать и сотрудничать с нами, мы же убеждали их, что основная идея нашей выставки — это мир. Экспозиция 2015 года «Вспомни завтра» будет показывать, что мы руководствуемся старыми идеалами, идем спиной вперед. Не думаем о будущем, постоянно вспоминаем, каким был Советский Союз, и пребываем в имперских настроениях. Это важная тема для всех поколений, не только рожденных в СССР — нынешние совсем молодые люди тоже не понимают, куда мы движемся.

Я с удовольствием сделал бы из музея коммерчески выгодный проект, но понимаю, что не получится. Такие проекты обычно развиваются при поддержке государства или серьезных спонсоров. Мы работаем над поиском инвесторов и рекламодателей, но понимаем, что в лучшем случае все это предприятие будет выходить в ноль. Доходы от продажи входных билетов едва покрывают минимальные расходы на функционирование площадки. В прошлом году у нас была цена сто рублей, этим летом будет чуть дороже.

Мой ареал обитания — центр, и еще Крестовский и Елагин острова, из-за множества зеленых насаждений. Петербург — каменный город даже по сравнению с Москвой. У нас не занимаются развитием и реставрацией парков и рекреационных зон. Сотни тысяч горожан обитают в спальных районах и в большинстве своем не выбираются оттуда, а ведь там практически отсутствуют места отдыха и культурные учреждения. Наш музей расположен на северо-востоке Петербурга, в районе с населением примерно пятьсот тысяч человек, но из Москвы к нам приезжает больше народа, чем приходит местных жителей. Чтобы люди изменились, необходимо создать больше досуговых площадок, расположенных на периферии. Иначе скоро, кроме Невского проспекта, выйти будет некуда, а вокруг него мы увидим абсолютно других людей с иной культурой и мировосприятием, и это будут два разных города. Такая история характерна для Нью-Йорка и Лондона — строгое деление на районы, в которых проживают люди разных социальных слоев и не пересекают границ из-за негласного закона. Уже сейчас вы часто бываете, например, в Купчино? А зачем? Но если бы там был крутой музей, то повод нашелся бы.

Открытие нового сезона в Музее уличного искусства состоится 27 июня. В программе значатся большой концерт с западными хип-хопи электронными артистами, рампа для скейтеров, фудкорт. 
75% площади Завода слоистых пластиков занято под действующее производство, остальное отдано под общественное пространство. На территории музея имеется стена, на которой каждый желающий может нарисовать все, что ему вздумается. Граффити есть и в цехах: по задумке Дмитрия Зайцева, картины должны поднимать дух и производительность труда рабочих.


Летний сад  

По велению Петра I в 1704 году на месте усадьбы шведского майора был заложен Летний сад. Он сразу формировался как парк вокруг летней царской резиденции и потому стремительно обрастал оранжерея ми, павильонами, фон танами и выписанными из Венеции скульпту рами. При Екатерине II, ненавидевшей фон таны как воплощение тирании, заставляющей течь воду неестествен ным образом, от них избавились. Зато сад обзавелся своей знаменитой оградой. В XIX веке в нем появились павильоны по проектам Росси и памятник Крылову. Три года назад Летний сад открылся после ре ставрации — шпалеры из стриженых кустов, громоздкие фонтаны и копии скульптур, за нявшие место оригина лов, вызывают критику до сих пор.


Текст: Наталья Наговицына
Фото: Елена Насибуллина
Стиль: Полина Стародубцева


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме