• Развлечения
  • Книги
  • Бизнес
Книги

Книги в России резко дорожают — издатели говорят о кризисе индустрии. Что происходит и сколько будут стоить книги в 2022?

Поделиться:

Увеличение стоимости и даже дефицит бумаги, кризис офлайн-продаж и монополизация рынка — это далеко не все факторы, которые привели к росту цен на книги. В типографиях образовались целые очереди, а сроки выпуска сдвигаются на месяцы. Что происходит и чего ждать раньше: смерти печатных книг или их перехода в элитарный продукт? Разбираемся в вопросе вместе с петербургскими книгоиздателями.

StockStyle / Shutterstock

Российские издательства, в особенности независимые, переживают нелегкие времена, а вместе с ними и читатели. Проблемы есть на всех уровнях: от производства книг до их продажи, что не может не сказываться на потребителе.

«Ощущается кризис офлайн-торговли и продолжается монополизация рынка, — рассказал «Собака.ru» Михаил Иванов, совладелец книжного магазина и издательства «Подписные издания», — цены на книги продолжают расти, в связи с этим в количественном выражении книг покупают меньше».

Сходные сложности наблюдаются в самых разных нишах: от non-fiction до графических романов. «Себестоимость изданий выросла, увеличилась цена для конечного потребителя. Естественно это сопряжено с общим падением спроса на печатную продукцию», — подтвердил Михаил Богданов, директор одной из крупнейших российских независимых редакций комиксов «Комильфо».

«Это напоминает ситуацию конца 80-х — начала 90-х»

Наибольший вклад в рост цен на книги внесло резкое подорожание бумаги. Более того, бумага не просто стала стоить больше, некоторые издательства жалуются, что ее стало сложно достать в нужных объемах. Во всяком случае нужного сорта и качества.

«С бумагой действительно как это ни странно начались проблемы, — рассказывает писатель и главный редактор литературного журнала «Звезда» Яков Гордин, — это напоминает ситуацию конца 80-х — начала 90-х, когда бумагу нужно было выменивать на кирпичи железо или мебель. Я знаю такую практику издательскую тогдашнего времени. Нам в этом смысле легче, у нас тираж невелик, поэтому бумаги нужно не очень много и проблем пока у нашего журнала не возникало».

Как отмечает Михаил Богданов из «Комильфо» проблемы с бумагой начались с лета 2021 года. «Это произошло, в том числе из-за сокращения поставок бумаги из Китая и Европы, а российские производители не справились с такими объемами спроса и не смогли оперативно восполнить его — сетует он, — поставки некоторых типов бумаги для печати комиксов приходится ждать по несколько месяцев. Из-за этих задержек мы не можем допечатывать даже наши бестселлеры, вследствие чего несем не только финансовые потери, но и репутационные, ведь читатели возмущаются, что не могут найти в продаже любимую книгу и все претензии, естественно, направляют издателю».

«Физически не могли напечатать свои книги»

Одним дефицитом бумаги проблемы независимых издателей не ограничились. В 2021 году многие из них столкнулись с тем, что им сложной найти типографию, где напечатали бы их новинки. И здесь сошлось сразу несколько факторов. Первый из них: пандемия, которая привела к закрытию ряда небольших производств печатной продукции. «По моим оценкам 10-15% полиграфических компаний прекратили свое существование, — говорит Юрий Чесноков, президент Национальной ассоциации полиграфистов. — в основном ушли с рынка универсальные типографии, которые производили как книги, так и рекламную продукцию: буклеты, каталоги, справочники».

Вторым фактором стал большой госзаказ на учебники, более выгодный для печатников, чем небольшие по объемам заказы издателей новой художественной и научно-популярной литературы. «Многие столкнулись с тем, что просто физически не могли напечатать свои книги в срок, поскольку типографии были заняты госзаказами по учебникам», — рассказывает гендиректор первого частного издательства в Петербурге «Лимбур Пресс» Ольга Тублина.


«Многие столкнулись с тем, что просто физически не могли напечатать свои книги в срок»

 

Все это наложилось на сроки проведения крупнейшей в России книжной ярмарки Non/fiction, на которой все издательства страны стремятся представить свои новинки. В результате в типографиях образовались целые очереди, а сроки выпуска книг сдвигались на месяцы. «Была настоящая очередь из заказов, нам говорили, что срок исполнения заказа сдвигается, к примеру, с ноября на январь, — объясняет руководитель отдела продаж издательства Европейского университета Дмитрий Козлов, — причем очередь была не в одной типографии, во многих такое происходило. Из-за этого мы, к примеру, представили на Non/Fiction не семь новинок, а четыре. Естественно, это потеря денег, ведь мы не только пропустили выставку, новинки вышли в январе, когда покупательная способность на спаде».

Впрочем, как отмечает Вадим Чубарь, генеральный директор издательства «ЕВРАЗИЯ», специализирующегося на выпуске научных и научно-популярных книг по истории, не согласен с тем, что типографская отрасль страны была полностью парализована в прошлом году обилием заказов. «Ажиотажный спрос наблюдался у тех производственных площадок, где цена на услуги ниже, чем у других. Это абсолютно закономерно, издатели не готовы платить за печать каждой книги, условно 120 рублей, если могут напечатать, условно за 100».

«Недополучили около 15–20% выручки»

Но и на этом проблемы отрасли не закончились. Большой урон по ней нанесло ограничение работы магазинов в пандемию. «Во время локдауна 2020 года у книжных работали только интернет-магазины, выручка у которых составляет 20–30% от оборота. В 2021 году, в тех регионах, где были введены QR-коды продажи книжной традиционной розницы сократились примерно на 50 процентов. Поскольку все в отрасли взаимосвязано, то издательства в итоге недополучили около 15–20% выручки. То, что происходит сейчас с ограничениями, связанными с распространением нового штамма "омикрон", это локдаун, просто никто не назовет его так, потому что поддерживать бизнес наше государство не собирается, это уже понятно. Продажи падают, ограничения с каждым днем все жестче», — рассказывает Михаил Иванов, из «Подписных изданий», отмечая при этом, что издатели литературы и продавцы печатной продукции не попали в список пострадавших от пандемии отраслей и не смогли рассчитывать на существенную помощь со стороны государства.

Коронавирусные сложности наложились на долгосрочный эффект от повышения НДС (который еще в 2019 году вырос с 18 до 20%). Казалось бы 2% — это не так много, однако, как отмечает главный редактор журнала «Сеанс» и член редколлегии одноименно издательства Василий Степанов, даже такое увеличение себестоимости оказалось ощутимым для книжной отрасли. «Рост НДС очень существенно повлиял, в прайс-листах это сразу выглядело внушительно. Выставляют, к примеру, счет за типографские услуги, и ты сразу чувствуешь, как налог вырос», — сетует он.

При этом представители книжной отрасли обращались в правительство с предложением отменить НДС для книжных магазинов и издательств с оборотом до 2 млрд рублей в год (такие послабления были сделаны в ряде отраслей). Однако власти не сочли эту меру необходимой.

Velishchuk Yevhen / Shutterstock

«Магазин делает наценку примерно в 100%»

Все вышеприведенные факторы привели к тому, что себестоимость книги значительно выросла. По оценкам некоторых издателей с начала пандемии цена производства книги почти удвоилась. «Если раньше средняя книга в 288 страниц обходилась в типографии меньше чем в 100 рублей, то теперь это уже около 180 рублей, — объясняет Ольга Тублина из «Лимбуc Пресс», — из-за этого наша отпускная цена, по которой мы отгружаем книги магазинам, значительна выросла. Магазины же, в свою очередь, делают наценку около 100%, поэтому на полках книги заметно подорожали».


«Если раньше средняя книга в 288 страниц обходилась в типографии меньше чем в 100 рублей, то теперь это уже около 180 рублей»

 

Не поднимать цены могут в этих условиях лишь те издательства, которые покрывают часть своих издержек за счет грантов или других источников дохода, не связанных непосредственно с продажей книг.

«Когда вы входите в книжный, вы видите, что одна книга стоит 1000 рублей, а другая, примерно похожая — 300, — объясняет Василий Степанов из «Сеанса», — это значит, что во втором случае кто-то заплатил за читателя, либо какое-то ведомство, либо меценат».

«С каждым годом становится все хуже и хуже»

Все происходящее, не просто совпадение неудачных факторов от пандемии до роста цен на бумагу, а часть системного кризиса бумажного книгоиздания, уверен Вадим Чубарь из издательства «ЕВРАЗИЯ». «Проблемы у книгоиздательской отрасли сформировались не вчера, не позавчера, они системные и фундаментальные, — говорит он, — с каждым годом становится все хуже и хуже сокращаются количественные показатели отрасли: количество изданных книг в наименованиях, в совокупных тиражах, в условных печатных листах. А сейчас сообщество забеспокоилось, потому что несколько кривых очень своеобразно совпали, когда с одной стороны нехватка издателей привела к закрытию производителей-полиграфистов, а на следующем этапе сокращение полиграфических площадок стало заметно издательскому сообществу».

Факт того, что книгоиздатели постепенно снижают тиражи подтвердила и Ольга Тублина из «Лимбус Пресс»: «Конечно, в последние пять лет мы наблюдаем снижение тиражей. Мы сейчас уже не рискуем и практически любую книгу начинаем с 1000 экземпляров, хотя раньше стартовали от 3000 экземпляров».

Не вселяет оптимизма и ситуация в полиграфической ​отрасли. Как отмечает глава Национальной ассоциации полиграфистов Юрий Чесноков, она держится сейчас в основном на возрастных кадрах, которые в силу времени постепенно уходят (и здесь драматичную роль сыграл, в том числе коронавирус) при этом молодые специалисты идти в типографии не очень хотят. «Все это может привести к тому, что произойдет системный разрыв: когда опытных кадров не останется, и молодежи, которая все же придет на их место, просто не у кого будет учиться», — отмечает он.

Впрочем, Дмитрий Козлов из Европейского университета, полагает, что говорить о смерти книжной отрасли преждевременно. «Лично я глобальных изменений не вижу, они возможно и идут, но не такие быстрые», — поясняет он.

N ON NE ON / Shutterstock

«Подорожает все»

На этом фоне ждать того, что цены на книги в 2022 году упадут или хотя бы останутся на прежнем уровне не приходится. Тем более, что цены на бумагу и прочие полиграфические материалы, вырастут «Сейчас ожидается, что бумага подорожает еще процентов на 20 в первой половине 2022 года, ведь на них сказывается инфляция, рост цен на энергоносители. Так что даже таких цен как в 2021 году уже не будет», — объясняет президент Национальной ассоциации полиграфистов Юрий Чесноков.

«Подорожает все. Посмотрите вокруг: как могут не дорожать книги, когда всё вокруг дорожает? Книги – это часть глобальной экономики. Поддержки нет, курс евро колеблется, соответственно, возрастает стоимость на покупку лицензионных прав, параллельно растет стоимость всех материалов для печати книг. Все это, конечно, приведет в 2022 году к росту цен на книги еще на 10–15 процентов», — констатирует Михаил Иванов и «Подписных изданий».

Все это может привести к тому, что в обозримом будущем книги окончательно превратятся в предмет элитного спроса, опасаются издатели. «Боюсь, что эта опасность действительно есть. Книги становятся слишком дороги и речь не только о доходно-финансовом моменте, но и психологическом, в магазинах они уже сейчас стоят не всегда приличные для нормального человеческого сознания деньги. Что будет, когда цены еще вырастут, а доходы упадут, сказать сложно», — подытожил Яков Гордин.

Теги:
Бизнес
Люди:
Яков Гордин, Ольга Тублина, Михаил Иванов (книги)
Ваш город
Ростов-на-Дону?
Выберите проект: