• Образ жизни
  • Технологии

Николай Харин: «Нейросетку нужно учить, как ребенка»

Николай Харин, основатель компании Prof-IT, разработчика сервисов Zvonobot, робота-оператора для автоматизации звонков, который распознает и генерирует человеческую речь, и сервиса для рассылок P1SMS, которыми пользуются уже в России, Украине, Казахстане, Чехии, Индии и Нигерии.

Как родилась идея запустить бот для рассылки голосовых сообщений?

Все началось, когда в голову пришла идея сложного стартапа, связанного с SMS-рассылкой. Это бы наш первый хороший бизнес. Потом мы делали сайты, занимались маркетингом – как оказалось, у нас это хорошо получалось, – запустили еще несколько стартапов.

Было время, когда SMS-рассылка подорожала больше, чем в сто раз: от трех копеек до трех рублей. Это было сделано для того, чтобы уменьшить количество спама, который разрывал телефоны. Мера сработала хорошо, но рынок начал искать альтернативу, как связаться с клиентами.

Один раз позвонил наш клиент с запросом сделать робота, который мог бы обрабатывать входящие звонки, что-то спрашивать или соединять с живым оператором, пересылая информацию. Мы легко его сделали, и в этот момент поняли – вот оно.

В 2015 году мы кинули все силы на создание «Звонобота», в это время технологии синтеза и генерации речи «Яндекса» как начали развиваться. Проект зародился в удачное время, поэтому мы быстро встали на ноги, вскоре нами заинтересовался ФРИИ (Фонд развития интернет-инициатив. – Прим. ред.) и самый большой венчурный фонд Европы инвестировал в нас. Главное, нас повезли на акселерацию и обучение. Наверное, это самое круто в моей бизнес-истории. Нам перевернули мозг, заставляли работать, продавать услуги по офисам, чтобы уметь общаться с людьми. Мы приехали учеными и дальше продолжили развивать проект.

Где можно использовать «Звонобота»?

Как пример, был хороший кейс с «Пермэнергосбыт». У компании есть три дня в месяц, когда все ее клиенты передают показания электросчетчиков. Идет мощнейшая атака на телефон, потому что звонок – это самый популярный способ передавать показания. Своих операторов им не хватало, плюс – это дорого. Так, мы с ними сделали робота: человек звонит, робот по номеру телефона видит лицевой счет, а тебе остается только озвучить показания. Расход «Пермэнергосбыта» на звонках раз в десять сократился.

Еще интересный пример, использование бота в сервисе эвакуации машин. Человек звонит оператору, чтобы узнать, куда увезли его машину. И это всегда очень глупый разговор, где в течение двух минут человек объясняет, как он неправ, выливает свою боль. Во-первых, это время занимает. Во-вторых, оператор, который в этом не виноват, тоже страдает. Когда мы поставили робота, люди понимают, что нет смысла его материть, и все решалось за минуту. По итогу тебе нужно сказать марку машины, номер, и тебе скажут, где она. Многих людей спасли от нервных срывов, да и люди не вымещают агрессию на ком-то.

Вы все еще находитесь в стадии стартапа?

В России – это уже работающий бизнес. «Звонобот» в Чехии, Индии и Нигерии – стартап, потому что приходится переделывать продукт под менталитет стран. Со стороны кажется, что «Звонобот» – небольшой проект, но в него включено очень много программ, в том числе разработанные нами. Кто-то может сказать, зачем что-то изобретать, если есть распознаватель речи от «Яндекс», но есть нюансы. Например, у аптек есть потребность, чтобы робот распознавал аптечные наименования. «Яндекс» этого делать не умеет. Сейчас мы ведем проект, где обучаем роботов понимать аптечную номенклатуру, чтобы люди могли по телефону узнавать о наличии лекарств. Нейросетку нужно учить, как ребенка. Поэтому этот отдельный проект для фарм-направлений можно назвать стартапом.


Со стороны кажется, что «Звонобот» – небольшой проект, но в него включено очень много программ, в том числе разработанные нами

Обычно у каждого руководителя есть какая-то сильная сторона: кто-то крут в маркетинге, кто-то в управлении. А в чем ваша суперсила?

Слушай, интересно. Я об этом много задумывался и даже были моменты, когда терялся, не понимал, что я делаю в компании. В бизнес-книгах пишут, что это нормальная эволюция: как компании меняются, так и твои роли меняются, поэтому периодически ты можешь теряться. Первично я думал, что моя суперсила в кадрах. Я использовал мощный студенческий нетворк под потенциальных лидеров и знал всех самых активных студентов Перми. Приводил этих ребят к себе и конвертировал их суперэнергию в скилы. Так на старте компании я собрал хороший костяк – и это точно было моей суперсилой. Сейчас, увы, нетворк весь высосан, и особо крутых кадров там поставлять не получается. Следующая суперсила, наверное, это корпоративная культура.

По вашим социальным сетям я заметила, что у вас постоянно идут какие-то «движухи» с призами и корпоративы.

Корпоративная культура – значит сделать так, чтобы людям нравилось работать. Есть такая поговорка, человек приходит работать из-за денег, а остается из-за коллектива. Я захотел создать такую атмосферу, чтобы никто не хотел идти домой с работы. Это даже получилось, люди начали кайфовать от общения друг с другом и оставались в офисе.

Случай с пандемией подтвердил все мои догадки о важности корпоративной культуры. Мы раньше всех компаний отпустили сотрудников на «удаленку», свободное посещение офиса было почти год. Под конец локдауна, когда мы начали выводить людей из онлайна, заметили, что пошла текучка кадров.

Я понял: сидит программист, работает в офисе, у него есть друзья и тусовки, есть ценность, помимо зарплаты, которая его держит, но тут он начинает работать из дома, открывает hh.ru и смотрит, что можно работать из дома, но на московскую компанию. На чаше весов нечего было положить, есть большая разница зарплат, а корпоративная культура из-за того, что ты работаешь их дома, слабо влияет. И пошла текучка.

Решил посмотреть компании с лучшей корпоративной культурой, и на первом месте был Google, на втором – Apple. Они же значатся в рейтинге самых богатых компаний. Корпоративная культура нужна. Какую пользу она несет, ты измерить не можешь, но понимаешь, что это надо. Моя суперсила – это олицетворение корпоративной культуры.

Назовите принципы, фишки работы с персоналом?

У нас в компании работает 120 человек, наши забито три этажа СК «Манхеттен». Два раза в неделю я хожу и с каждым здороваюсь. Многие могут работать в большой организации и не видеть директора, поэтому мне кажется это круто, что у нас есть такая фишка. Я хочу, чтобы люди понимали, что я пожимаю им руку, и они могут мою руку подержать и задать любые вопросы. Это важно, я вижу, что сотрудники ценят. Каждую пятницу мы устраиваем собрания. Когда у тебя более ста человек в штате, нужно как-то доносить до всех, что происходит в компании. Собрание – это и есть наше СМИ. Первая рубрика: самые главные люди – именинники. В подарок мы им всегда вручаем книгу.

Вторая рубрика: новички. Просим их рассказать о себе, например, в детском лагере, спрашиваем, умеет ли играть на гитаре, петь, танцевать.

Следующая рубрика – герой недели. Руководители пишут, кто отличился по рабочим вопросам, а кто просто человек хороший тем, что, например, провел субботник. Им мы раздаем железные значки с AliExpress, но это не просто значки. В конце года проходит лотерея, где можно выиграть iPhone, iPad, Apple Watch, AirPods. И значки – это жетоны в лотерее. Если ты часто был хорошим парнем, то у тебя много жетонов и большая вероятность выиграть призы.

Последняя рубрика грустная – сообщение о том, что сотрудник покидает компанию. У нас есть легенда, что Prof-IT – это «Черная жемчужина». Из «Черной жемчужины» никто не уходит, потому что часть корабля, часть команды. Мы выстраиваем коридор благодарности, публично хлопаем, разговариваем с человеком, а он идет к двери, которую ему открывают и все кричат: «Часть корабля, часть команды!». И это эхо отзывается до первого этажа. Это прям крутой эффект.

Текст: Анастасия Толкач, Диана Ханова
Фото: Никита Чунтомов
Комментарии

Наши проекты