• Развлечения
  • Искусство
Искусство

Любовь Шмыкова: «Я поняла, что не могу отделить художника и педагога, потому что я вот так существую»

Художник и преподаватель дизайн-школы «Точка» Любовь Шмыкова учит детей свободе самовыражения через творчество и реализует резонансные городские проекты со своей командой и музеем PERMM, один из которых – запомнившийся пермякам парад «Воздушных рыб» на набережной Камы в рамках фестиваля «День рождения рек».

Как вы связали свою жизнь с искусством и музеем PERMM?

Я училась в Политехе на кафедре дизайна, графики и начертательной геометрии. Многие дизайнеры, с которыми мы делаем проекты, учились вместе со мной.

В 2011 году Настя Серебренникова и Ирина Новичкова позвали меня поработать приглашенным педагогом над только зарождающимся проектом музея PERMM – «Чердак». Позже я, Настя Серебренникова и Инга Вьюгова создали проект «Море для детей».

Мы всегда хотели делать детские проекты, и каждый раз мы их инициировали сами. Когда заканчивали работу над ними, мы думали, что сейчас кто-то тоже возьмется и сделает что-то в этой сфере, а мы отдохнем. Но так не получалось. Все равно мы начинали создавать новые проекты для детей и становились сами для себя конкурентами.

Через полтора года «Море» закрылось. Это было непростое для нас решение, за время существования проекта мы получили награды, добились большого успеха и в городе, и в стране – про нас написал московский журнал The Village, после чего нам даже стали поступать предложение о покупке франшизы.

После этого меня уже официально позвали работать в PERMM не педагогом, а сотрудником музея. Так или иначе, я всегда была около музея, потому что мне нравится их деятельность, и я, грубо говоря, бесконечно тусовалась там.

Сейчас я работаю в школе дизайна «Точка». Это уникальная школа в России, где помимо основных предметов дети официально изучают направления дизайна. Я веду там творческие занятия для младших классов и уроки по дизайн-проектам для старших.

Какой отпечаток на вас наложила работа в музее PERMM?

Для меня музей – это место становления. Работа там мне дала гораздо больше, чем учеба в университете. PERMM повысил мой уровень вкуса и воспитал во мне требовательность к окружению, к мелочам: начиная с дизайна, заканчивая проектными историями.

Я никогда не идентифицировала себя как художника, но работа в музее дала мне шанс начать заниматься большими проектами именно как художник. В прошлом году, когда сняли карантин, я была уже куратором двух выставок в PERMM. Благодаря Наиле Аллахвердиевой и команде музея, их доверию ко мне, я поняла, что выросла.

Все ваши проекты связаны с детьми и педагогикой. Кого в вас больше: человека-искусства или педагога?

Существует очень мало людей, которые сочетают в себе и художника, и педагога. Когда ищешь в проект художника, чтобы он поработал с детьми, мало кто из них еще и педагог. В Перми складывается уникальная ситуация, благодаря «Точке», где художники и дизайнеры суперпрофессионалы своего дела и еще очень хорошие педагоги. У меня точно так же. Я поняла, что не могу отделить художника и педагога, потому что я вот так существую.

Почему вы работаете именно с детьми?

Я не люблю преподавать для взрослых, потому что в них много ограничений, страхов, стыда. Мне кажется, взрослые сами в состоянии с этим справиться. Есть множество инструментов для того, чтобы начать как-то меняться: можно обратиться к психологу, коучу. У взрослого есть выбор. У детей и подростков этого нет.

Мне очень нравится работать с подростками. До 18–20 лет тебе часто не дают слова. Подростки – это люди, которые должны жить по чужой указке, у них нет возможности сказать своё мнение и быть услышанными, они будто недолюди, которые еще не вылупились, и поэтому их мысли и переживания не воспринимаются всерьез. Я всегда их воспринимаю как будущих коллег, друзей и тех, с кем я буду дальше работать. Ты сам создаешь среду не только физически в том, что нас окружает, но и в том, как ты общаешься с людьми. И эта ответственность лежит на нас всех.


PERMM повысил мой уровень вкуса и воспитал во мне требовательность к окружению, к мелочам: начиная с дизайна, заканчивая проектными историями

Проект «НИИ ВСЕГО» тоже об этом?

Этот проект родился в рамках «Пермского периода» и получился естественным продолжением всего того над чем я и моя команда работали вместе, это накопленный опыт многих лет. «НИИ ВСЕГО» – это институт по исследованию всего на свете. Мы много говорим об образовании будущего, что оно должно меняться. Говорим про то, что дети должны изучать не только прикладные предметы, но и мир вокруг. Нас окружает вообще все: и свет, и цвет, и звук. Про это и нужно говорить с детьми, благодаря этому их можно будет вывести на интерес к исследованию жизни, мира.

Чем сейчас живет проект?

Когда проект появился в 2019 году, мы вообще ничего не ждали и думали, что это единоразовая история. Потом стало понятно, что это накопитель опыта и с ним нужно работать.

В 2020 году мы должны были запустить «НИИ ВСЕГО» в PERMM – институт должен был занять весь музей. Но из-за пандемии этот проект не реализовался. Конечно, нам хочется с этим опытом делать что-то дальше. Вот уже полгода прорабатываем бизнес-план. В перспективе – серия лабораторий в Перми или других городах, где дети такого не видели. Нам хочется, чтобы это было доступно многим.

Крупные компании сейчас активно поддерживают инновации. Вы сотрудничаете с ними?

Сейчас мы думаем с кем работать. Мы очень выборочно относимся к предложениям, важно, чтобы наши ценности совпадали. Часто приходят и говорят: «Давайте у нас сегодня будут участвовать тысяча детей». А мы про индивидуальность. Качество появляется за счет индивидуального подхода и тонкой работы с ребенком.

Как вам удавалось найти время на каждого ребенка на «Пермском периоде»?

У нас была такая система, что одновременно на факультетах могли заниматься несколько детей. Проходимость была большая из-за того, что павильон стоял на улице, многие люди могли просто прийти, посмотреть, что есть такая выставка-мастерская. Даже то, что ты мог прийти и посмотреть, что делают дети, – уже работало. Важно, что это было бесплатно. Некоторые дети ходили к нам бесконечно, сидели сутками, каждый день. Было видно, как меняется ребенок за это время.

Чего вам не хватает, чтобы развиваться, делать то, что вы хотите?

В команде нас четверо: я, Оксана Кальченко, Надя Сорокина и Уля Глумова. У нас у каждой есть собственная деятельность, которая пока не позволяет полностью погрузиться в проект. Из-за того, что на данный момент не выстроена структура «НИИ ВСЕГО», нет постоянного дохода от него, чтобы, например, на два месяца оставить основную работу и заняться проработкой деталей.

В сентябре вы провели парад «Воздушных рыб» – необычное и свежее мероприятие для нашего города.

Этот проект был сделан совместно с художником Петром Стабровским и музеем PERMM. Премьера светового шествия состоялась не в Перми, а в Самаре на фестивале «ВолгаФест». Чтобы повторить шествие в Перми, потребовалось упорство Наили. Хороший кейс для понимания ценностей и того, как Пермь воспринимает то, что мы делаем. Просто очень сложно иногда объяснить людям, занимающимся культурной политикой, что качественное городское событие, не всегда подразумевает участие сотни танцующих людей в театральных нарядах и дикую музыку.

В итоге, когда все же удалось провести парад на набережной Камы, все люди были в восторге, был дух единения и общего счастья. Хотя это не фейерверк, а семейное шествие. Многие пермяки уже давно воспитаны на «Белых ночах», выставках PERMM, «Дягилевском фестивале», пора выходить на новую ступень, а не спускаться вниз.

Текст: Анастасия Толкач, Виктория Абрамова
Фото: Евгения Гильденбрандт
Материал из номера:
Май-Июнь 2021

Комментарии (0)

Авторизуйтесь

чтобы оставить комментарий.

Ваш город
Пермь?
Выберите проект: