• Развлечения
  • Балет
Балет

Знакомьтесь, новая прима Мариинского театра Надежда Батоева: «Я задумывалась уйти из балета, но остановила мой педагог»

Подписаться:

Поделиться:

А ведь мы предупреждали! Редакция «Собака.ru» еще в 2019-м предсказала инаугурацию первой солистки Мариинского Надежды Батоевой в верховный статус. Обещанного три года ждут — новую прима-балерину театр объявил Петербургу 10 июля! Теперь ждем открытия сезона, чтобы восторгаться Надей в балете «Двенадцать», недавней премьере хореографа Александра Сергеева по поэме Блока.

Дана Сапарова

Серьги Classic Mercury, платье Coeur 1989, чокер Atelier Biser

Надежда, во-первых, поздравляю! Во-вторых, каково — проснуться примой?

Это как день рождения, только поздравляют все вокруг в два раза больше. (Смеется.) Если честно, я никогда не думала, что стану примой. Подумывала об этом в формате несбыточной мечты, но без надежды на то, что сбудется. Я в шоке!

Назначение было неожиданностью?

Да. Счастливой, но неожиданностью.

Начнем издалека. Вы родились в одном из самых холодных мест России — в Нерюнгри. Я, кстати, родилась рядом — в Якутске, но прожила там совсем недолго.

Мои родители были в Нерюнгри на заработках, и там у них родилась я. Мы прожили в Якутии два года, поэтому я совсем ничего не помню. Моя история началась в Волгограде, где я провела все детство.

Колье и браслет Mercury из коллекции Classic, топ и юбка Atelier Biser

Колье и браслет Mercury из коллекции Classic, топ и юбка Atelier Biser

Есть стереотип, что балетные дети лишаются детства из-за колоссальных нагрузок по учебе. В вашем случае это правда?

Абсолютно нет. У меня было все. Вместо айпада — «Денди», вместо просиживания дома — дворовая жизнь. Я играла в футбол с волейболом и висела на турниках, каталась на роликах и играла в «Казаки-разбойники». Каждые выходные мы бегали купаться на берег Волги, тогда еще это было можно. Мне грустно, что Волгоград сейчас немного заброшен, но радует, что в нем стараются что-то делать совсем юные ребята. Волгоград для меня — город, в котором не было разочарований.

И здесь начался ваш путь балерины!

Интересно, что начался он не с меня, а с двух моих братьев. Мама отдала их в самодеятельность, хотела, чтобы они попробовали себя в танце. Пока они занимались в зале, а мы их ждали, я бегала и прыгала по коридору. Однажды маму спросили: «Почему вы не отдадите дочку в танцы?» Мама немного задумалась, ведь я тогда была слишком маленькая, но решилась. Так я попала сначала в самодеятельность, а потом в местный маленький театр.

Браслет Mercury из коллекции Classic, платье и боа Coeur 1989, митенки Atelier Bagatelle

Как из этой точки вы оказались в альма-матер — петербургской Академии русского балета?

Подруга мамы посоветовала ей отвезти меня в Москву на просмотр. Это было летом, мы собрались и поехали, но оказалось, что все педагоги в отпусках. А в Петербурге тогда шел августовский набор, мы поехали туда. Было 30 человек на место, но меня взяли.

Вы ученица Людмилы Сафроновой, легендарного педагога, из-под рук которой выпускались примы и звезды. Помните свое первое впечатление?

Мы пришли к Людмиле Николаевне в четвертом классе. Тогда она как раз выпускала Алину Сомову и Лену Востротину. Ей уже тогда было много лет, но я помню, как она подняла ногу — высоко-высоко — и начала бить по ней рукой, приговаривая «Вот, видите, она у меня не трясется! Нужно держать вот так!» Я была в шоке. Я была восхищена. Не все умеют преподавать балет, нужна предрасположенность. У Людмилы Николаевны она была. Вместе с огромной любовью к балету.

Как она повлияла именно на вас?

Даже тех балерин, кого академия считала с не очень большим потенциалом, Людмила Николаевна вытаскивала. Искала и находила роли, в которых каждая из нас выигрышно смотрелась. У нас был большой класс, но у нее хватало любви на каждого. Благодаря ей из последних учениц я встала к концу обучения в ряд с первыми. Она что-то во мне увидела. На курсах у нас было обучение 9 лет, но после 8 ты мог уйти со средним образованием. Я задумывалась об этом, но Людмила Николаевна меня остановила и настояла, чтобы я получила бакалавра.

Серьги Mercury из коллекции Classic, топ Atelier Bagatelle, велосипедки Iron by Mironova
 

Почему хотели уйти из академии?

Был кризисный момент. Тебе с маленького возраста тяжело, во-первых, морально, потому что приходится принимать решения, и, во-вторых, физически из-за колоссальной нагрузки. Балетные все очень дисциплинированные, самая близкая к нам школа в этом плане — военная. Помню, во время учебы меня разгружали прогулки по Петербургу. Я выходила и просто шла. Сейчас на это, конечно, гораздо меньше времени, хотя вчера с вашей съемочной группой мы оказались на Елагином. И я вспомнила, каково это — Елагин, солнечный Петербург, выходные. Самый красивый, конечно, у нас город.

Есть ощущение, что мир меняется и балет меняется вместе с ним. Современной балерине жить и работать легче, чем, например, ее коллегам в прошлом веке?

У нас такое же жесткое расписание и порядок, но думаю, некоторые стереотипы и страхи сильно пошатнулись. Например, девушки раньше реже уходили в декрет, переживая за карьеру. Прима-балерина Олеся Новикова недавно родила четвертого ребенка — четвертого! Это вау. А еще Олеся всегда возвращается в прекрасной форме обратно на сцену. Я знаю, что раньше перед спектаклями все артисты очень долго репетировали, потому что на это было время. Перед спектаклем — обязателен ритуал «ножки наверх» и отдых. Это все правильно, но из-за безумного темпа нынешней жизни порой мы встречаемся с партнерами за 3–4 дня до выхода. То у балерины спектакль, то у партнера. Отдыхать, конечно, хочется, но когда ты чаще на сцене, перестаешь ее бояться.

Серьги Mercury из коллекции Classic, топ Atelier Bagatelle, велосипедки Iron by Mironova
 

Серьги Mercury из коллекции Classic, топ Atelier Bagatelle, велосипедки Iron by Mironova

Помните свою первую роль?

Мне кажется, первую я не станцевала, потому что педагоги не пускали — настолько я была плоха. (Смеется.) Но помню, что это были либо амурчики, либо марионетки в «Дон Кихоте». Я была совсем малышкой.

Телепортируемся от первой к последней роли. Вы станцевали в премьерном балете «Двенадцать» Саши Сергеева, который с успехом показали в июле. Как это было?

Я бы назвала два слова — интерес и риск. Саша сам солист Мариинского, он прекрасно знает, каково это, быть исполнителем. Он учитывал нашу индивидуальность и соединял текст Блока, музыку Тищенко и свою идею в единый организм.

Вы танцуете Катьку — проститутку, девушку одного из главных героев.

Эта роль может быть не такая большая, как в трехактных балетах. Но ее сложность в том, чтобы показать за маленькие танцевальные куски раскрытие героини. Да, она прожженная жизнью женщина с не самой лучшей судьбой, но мы не знаем из текста и не знаем из балета, как она до нее дошла. Это можно только придумать в голове. Довольна она? Недовольна? Изображает ли радость с Ванькой? Что было между ней и Петрухой? Это загадка и задача, которую я для себя решаю, чтобы помочь разобраться зрителю.

Жемчужное колье Mercury из коллекции Classic, платье Coeur 1989
 

Жемчужное колье Mercury из коллекции Classic, платье Coeur 1989

Кроме Сергеева, вы танцуете у нового поколения хореографов Мариинского — работаете с Максимом Петровым, Владимиром Варнавой, Ильей Живым.

Возможно, это неправильно, но я разделяю контемпорари и неоклассику. Эти направления стремятся быть воедино, но у них не получается, к счастью. Контемп — больше про душевные переживания. Здесь можно допустить и простить недотянутые стопы, странные своеобразные позы, расхождения с классической техникой. Неоклассика — это совершенствование классики. Да, это могут быть чересчур растянутые ноги и экстремальные позы, но при этом все обязательно выворотно и дотянуто.

Что для вас важнее?

Важнее, нравится мне спектакль или нет. Я стараюсь не отторгать непривычное и непонятное, а думать, как поменять работу так, чтобы все получилось. Что важнее? Важнее танец, а танцевать я люблю.

Есть ли у вас совет для тех, кто хочет понять или начать понимать балет, но не знает, с чего начать?

Начать нужно с правильного балета. Кто-то хочет увидеть знаменитые 32 фуэте — тогда вам на «Корсар» или на «Дон Кихот» с «Лебединым озером». За чувственностью и эмоциями — на «Жизель». Прислушайтесь к себе и выбирайте!

Когда у вас случается перегруз от работы и балета, что помогает?

Выезд в Ленобласть. Обычно выходные выпадают на понедельник или вторник, и я уезжаю за город — ненадолго изолируюсь. Еще выручают друзья не из балетной сферы. Я слушаю их истории, погружаюсь в жизнь без танца — очень расслабляет.

Браслет Mercury из коллекции Classic, платье и боа Coeur 1989, митенки Atelier Bagatelle

 

Раз вы теперь новая прима, что у вас с новыми ролями?

Честно скажу, пока не знаю. Я никогда не жду и не выпрашиваю роли — я такой человек. Не умею этого делать. Например, я украдкой мечтала станцевать Мехменэ Бану, правительницу в балете Арифа Меликова «Легенда о любви». Но я боялась, что зрители и руководство считают, что я по темпераменту больше ее сестра — Ширин. И когда Юрий Валерьевич Фатеев, наш заведующий труппой, предложил мне роль Мехменэ, я чуть не переспросила: «Вы точно мне это предлагаете?»

И наконец — какие планы на сентябрь?

Вопрос сложный, ведь перед этим будет отпуск. (Смеется.) У балетных отпуск очень длинный — 56 дней. Хотя это большая редкость — отгулять весь срок, обычно мы выходим гораздо раньше. Я вернусь в Мариинский 8 сентября, дальше будет вход в форму и выход на сцену. Возможно сезон откроем как раз «Двенадцатью». Посмотрим!

Фото: Дана Сапарова

Текст: Алина Исмаилова

Стиль: Дарья Пашин

Визаж и волосы: Полина Панченко

Свет: Максим Самсонов и Николая Балясников (Skypoint)

Материал из номера:
Август
Люди:
Надежда Батоева
Ваш город
Новороссийск?
Выберите проект: