• Мода
  • Герои

Знакомьтесь, теневой кутюрье Петербурга Ксения Подвальная. Она одела Кайли Дженнер!😳

Вы вряд ли слышали имя Ксении Подвальной, кутюрье из Петербурга, в то время как за последние пять лет ее ателье «Бисер» одело в пайетки, перья и банты Лену Перминову, Веру Брежневу и даже (инстафакт!) Кайли Дженнер. Наш редактор Алла Шарандина рассказывает, как супруга основателя империи «Великолукский мясокомбинат» стала передовиком slow fashion и ручного труда.

  • На Ксении: блуза Toteme, ботинки Gianvito Rossi (все — ДЛТ), юбка Atelier Biser

Family comes first

Кафе на территории «Диво Острова» забрендированы «Великолукским мясокомбинатом», даже если самая белковая штука в их меню — сливочный пломбир. Лого комбината на каждом зонте плюс огромные щиты с рекламой колбасок, в направлении которых катапультируют (буквально) посетителей парка аттракционов, дают понять, что владеет обоими предприятиями одна компания. Точнее, одна семья.

И хотя бизнесмен Владимир Подвальный как никто знает толк в прямолинейном кросс-маркетинге, нигде в парке нет и намека на ателье «Бисер», хозяйка, директор и главный дизайнер которого — его жена Ксения. Недосмотр? Нет, позиция: «Муж предпочел бы, чтобы я занималась мясокомбинатом, хрюшками, детьми, им — и не отвлекалась», — говорит Ксения Подвальная. Нам в принципе не очень понятно, как можно успевать отвлекаться хоть на что-то при шестерых наследниках (троих общих, совсем маленьких), однако вот уже пять лет мать-героиня называет себя «редактором» парка аттракционов и собственного кутюрного ателье. По крайней мере, так обозначена ее позиция в шапке инстаграма.

  • На Ксении: платье-кейп Atelier Biser

«Строго говоря, я птица-секретарь своего мужа. Постоянно составляю по его работе письма, обращения, запросы. Так что из списка профессий, который автоматически предлагал для бизнес-профиля инстаграм, я выбрала ее. И это справедливо: в ателье я тоже не строю лекала и не шью сама. А можно сказать, редактирую — эскизы и иногда пожелания клиентов».

Кастом

Мягкой редактуре подвергается исключительно индпошив: если Ксения присутствует на примерке фантазийного наряда по скетчу заказчицы, то может аккуратно посоветовать перенести линию талии или добавить длину. Но не настаивает: вкусы у всех разные, а ателье было задумано в 2015 году именно как сервисная служба — ушить it-жакет Chanel c единственного в парижском стоке 38-го размера до нужного 34-го, собрать платье мечты пазлом в десяток лекал, повторить аутфит из кино. «Недавно наш конструктор разбередила всю семью, включая вечером пятьдесят раз на репит эротическую сцену из “Искупления” Джо Райта», — поддает Ксения огня в рассказ. Конструктор тем временем просто горела на работе: сложную драпировку очень желанного клиентками платья Киры Найтли можно разглядеть, только когда его с актрисы срывает Джеймс Макэвой.

«Мне и моим девочкам нравится проводить такие расследования», — дает чистосердечное признание хозяйка «Бисера», недаром студенческую жизнь начавшая в Университете МВД. Хотя планировала она стать архитектором, а диплом получила по направлению «электронный бизнес» в Бонч-Бруевича. Но мечты о кутюре теплились у Ксении с самого детства — Димедрол не даст соврать: «Я одевала кукол и свою собаку. У нас была такса по кличке Димедрол (обе мои бабушки, дедушка и родители — ветеринары). Бедный пес терпеливо носил платья в рюшах, которые я шила ему из своих старых нарядов. На вопрос, почему он ходит в женских образах, выдавала версию, что это актер в средневековом театре».


Светских выходов у меня не так много, и случается надевать банты и перья на обычный семейный ужин. 

Себя одеждой Ксения тоже не обделяла: «Мне всегда нравились красивые вещи. И не чтобы блистать в них на  страницах чего бы то ни было. Светских выходов у меня не так много, и случается надевать банты и перья на обычный семейный ужин. Пусть не очень кстати, но очень эффектно! Классной одеждой я любуюсь, даже если она висит в шкафу десяток лет. Главное, чтобы висела в идеальном состоянии, как в музее. Короче, я тряпичник. Или Плюшкин. Сложно определиться».

Кутюр

Собственно, ателье «Бисер» (названное по девичьей рукодельной фамилии хозяйки — Бисерова) возникло пять лет назад с утилитарной целью поддерживать в порядке ее собственный гардероб. Ксения подошла к вопросу ответственно и первым делом изучила теорию на курсах кройки и шитья. Затем сконструировала пару комплектов для родственников — мамы («я была в очередной раз беременна, и кроить на себя не было смысла») и мужа. Строгий супруг, к слову, до сих пор часто пользуется услугами ателье, хоть и считает его сайд-стори семейной корпорации.

Несколько месяцев Ксения передавала исполнение своих заказов и заказов друзей преподавательнице пройденных курсов. Но клиентов становилось все больше, и мастерская не справлялась в заявленные сроки. А еще не хватало качества обработки, потому что «вещь должна быть прекрасна изнутри и снаружи».


Для Кайли Дженнер конструкторы «Бисера» сшили мерцающий наряд с идеальной посадкой

Теперь каждый шов и каждая пуговица находятся ­­под неусыпным контролем шести сотрудниц ателье. Найти седьмого конструктора стало челленджем сроком почти в два года: «У нас, как оказалось, очень сложные изделия. Никто не справляется с тестовым заданием. И график подходит немногим — если возникает срочный заказ из Москвы, то нужно успеть передать его с ночным поездом в тот же день, а значит, задержаться допоздна. Каждая наша мастерица умеет что-то, чего не умеет вообще никто! Одна вручную делает петли для мужских костюмов (на итальянских и французских фабриках этим занимаются целые отделы), другая могла бы прочесть курс по истории корсета. За всю магию отвечает руководитель наших мастериц Ольга Богданова — когда-то она работала портной еще в Ленинградском доме моделей, первом в СССР».

Социальная дистанция

Половина заказов «Бисера» — дистанционные. Мерки предлагают снять в ближайшем к дому ателье или онлайн в зуме под руководством закройщиц. «Это удобно сделать в те десять минут, когда дети уже легли спать, а ты еще не вырубилась», — со знанием дела говорит Ксения. И в большинстве случаев проблем с раскроем не возникает.

Только если речь не идет о выдающихся объемах Кайли Дженнер. Да! В один прекрасный день с Ксенией связалась стилистка инст­адивы Джилл Джейкобс. Костюм, который запросила команда Кайли, требовалось (разумеется!) перешить. Доверчивые конструкторы какое-то время сопротивлялись присланным данным, загуглив мерки Кайли в поисковике.

Но в итоге соорудили мерцающий нюдовый наряд с идеальной посадкой. Этот комплект после съемки Дженнер был благополучно возвращен в Петербург трансатлантической доставкой. «Совершенно нетипичная история, — констатирует Ксения. — Обычно инстаблогеры забирают вещь насовсем, какими бы ни были наши договоренности. Российские инфлюенсеры часто пишут с предложениями, но я, честно говоря, не вижу смысла в большинстве предложенных коллабораций. Аудитория таких барышень настроена на покупку бьюти-подушек, а не дорогой одежды».


Факт:
Елена Перминова в платье из сетки, расшитой пайетками, от ателье «Бисер». Наряд передает привет голому платью Ким Кардашьян с последнего Met Gala и платью Мэрилин Монро «Кожа и бисер» (2500 кристаллов!), в котором актриса спела Happy Birthday, Mr. President Джону Кеннеди.

Каждую неделю в директе @atelierbiser возникают запросы типа «еду в Канны, нужно платье». Или «я модель, готова сняться в вашем луке в Крыму». Но Ксения отметает их перекрестным допросом: «Кто вы? Как попали на фестиваль? Почему ваши подписчики — закрытые арабские странички? Если вы модель, то как можете не быть в курсе механики работы через агентства?». Даже один курс в Университете МВД дает о себе знать!

Материализм

Внимательное отношение к промоушну своих вещей — отражение внимательного подхода к их созданию. Ателье «Бисер» усердно ресерчит материалы: что-то можно отыскать в Beltissu на Подрезова, что-то в La Bottega и в «ВИЛИя».
Нужная фурнитура иногда попадается только в сети «Модница». («Зато клиент заплатит на тысячу рублей меньше».) Вышивку с переменным успехом ателье заказывает в столице («Иногда хочется задушить их этой же тканью!»).  Кружево едет из Франции и Италии. Перья с сертификатом ветеринарного происхождения — с английской фабрики. Их добыча тоже стала результатом милицейского расследования. Хозяйка ателье вычислила реального производителя по московской упаковке и отправила мейл на фабрику: «Самой сделать это надежнее и быстрее».

  • На Ксении: брюки Celine (ДЛТ), блуза Atelier Biser

Делегировать задачи Ксения пока не готова. Даже в SMM: «Дело не в орфографических ошибках соискателей — у меня они тоже есть, и я действительно рада, когда меня поправляют. Просто сам текст в фэшн-инстаграме не должен быть графоманией. Его там и так немного, это же не мамский блог. И нагонять строку про обволакивающую вуаль муара
точно не стоит». Ответы в директ тоже остаются на владелице ателье: «Девочки могут посчитать расход материала и сроки исполнения, но нюансы ценообразования известны только мне. Допустим, какой-то ткани пришло на таможню на метр больше — и она стала дороже. А если на меня правильно надавить, я могу пойти на уступки по наценке. Калькулируя все нюансы, я, бывает, отвечаю к обеду следующего дня. И наверняка теряю на этом какую-то часть требовательных клиентов — что за несолидная медлительная контора, а? Но зато я уверена, что мой ответ, когда бы ни пришел, будет корректным. И по форме, и по содержанию, и по цифрам». Требовательность имеет обратную сторону: в массовом производстве Ксения свое ателье не видит: «150 одинаковых кутюрных платьев в перьях никому не нужны». Но уж если кто-то страстно захотел первые три — это точно мода. А может, и искусство.

Текст: Алла Шарандина
Фото: Абдула Артуев

Комментарии

Наши проекты