«Нельзя писать о смерти сухим академическим языком, потому что смерть всегда - эмоциональное переживание»

В рамках лекций «Последние 30» в ЦСК «Смена» прошла презентация первого в России журнала о death studies «Археология русской смерти». О том, как писать на эту тему, о планах и формате издания рассказал главный редактор издания Сергей Мохов, аспирант ВШЭ, независимый исследователь. К концу копии «Археологии» в центре закончились.

О теме

Перед тем как говорить о смерти, нужно определиться с понятиями. Смертью так или иначе занимаются почти все науки: медицина, которая задается вопросами физиологического определения момента и процесса смерти, философия, фольклористика. Мы изучаем не смерть как таковую, а то, что в англоязычной литературе называется death & dying (смерть и умирание). Cюда относятся практики происходящие непосредственной перед смертью. Сейчас на Западе, например, модное направление - это изучение хосписов и того, как люди воспринимают свою близкую кончину. И то, как люди воспринимают смерть постфактум, то есть культура скорби и утраты. Исторически первыми к теме смерти обратились фольклористы, которые изучали связанные со смертью, обряды и традиции малочисленных туземных народов. К 70-м годам ученые поняли, что невозможно перенести выводы по этим народам на современное общество. Появилась необходимость изучать смерть внутри современного общества.  Главная сложность здесь  - это проблема языка. Нельзя описать смерть близких тем же языком, что и описание обрядов и практик полупервобытных племен. Когда речь идет о твоем обществе, ученые не могут остаться просто наблюдателями, а оказываются включенными в переживание процесса и культурное поле. Поэтому нельзя писать о смерти сухим академическим языком, потому что смерть всегда - эмоциональное переживание. В этом суть спора антропологов 80-х: они пытались найти подходы и методы работы со смертью, способы ее описания, методы работы с респондентами (потому что нельзя просто прийти к человеку и спросить «Что вы чувствуете по поводу смерти вашей бабушки?»). Пришли к выводу, что о смерти можно и нужно писать литературным языком. В англоязычной литературе это особенно заметно.

О журнале

Журнал родился три года назад. Мы с Сергеем Простаковым вели блог «Небо как кофе», где публиковали материалы по данной теме. Весной Сергей Кан (профессор антропологии из Дартмутского колледжа в США) написал мне большое письмо, что он следит за нашим блогом и всю русскоязычную информацию черпает оттуда. К этому моменту мы уже задумывались о выпуске журнала, так как блог, как нам казалось, исчерпал себя. Начали думать, что и как публиковать в первом номере. Люди, которым я предлагал опубликоваться, опасались и неохотно давали материалы, так как было не очень понятно, что за журнал, чем он будет в итоге.

Вторая проблема, конечно же, заключалась в деньгах. Первоначально мы посчитали, что себестоимость журнала будет 100-120 рублей. Нам нужно было собрать 40 000 рублей. Но мы собрали больше. Поэтому решили делать все лучше и красивее. К примеру, в первый номер вошла вклейка с фотографиями Дениса Синякова. Также мы ставили целью сделать журнал артефактом, который хочется держать в руках. Нашим дизайнерам и верстальщикам, по-моему, уже разрешено все - и ко второму номеру они определенно сели нам на шею. При этом мы не отходим от академического формата. У журнала есть редколлегия, которая следит за качеством текстов, мы будем заниматься переводами, с третьего номера введем рубрику «вопрос/ответ». На вопросы читателей будут отвечать нерусскоязычные исследователи. Журнал будет выходить три раза в год. Следующий номер планируется в феврале.

Мы не были готовы к тому, что 300 экземпляров академического журнала разлетятся за неделю. Тираж первого номера закончился, но мы будет выкладывать его в сеть. По поводу нашей целевой аудитории, я вижу, с одной стороны, интерес к журналу со стороны условных читателей Афиши и The Village, но это честно сказать не та аудитория, на которую мы ориентируемся. C другой стороны, нельзя проявлять академический снобизм, потому что вполне возможно, что  журнал заинтересует кого-то и вскоре появится новый исследователь в нашей сфере. Это определенная социальная миссия журнала - сделать что-то хорошее про тему смерти на русскоязычном поле.

Об английском языке

Сейчас я учу английский язык с преподавателем. Одна из целей - освоение необходимой мне в ходе работы лексики. Догадываетесь, откуда мы ее черпаем? Верно, последние десять минут каждого занятия посвящаются разбору текстов таких групп, как Cannibal Corpse.

Фото из паблика ЦСК «Смена»

Almaz,
Комментарии

Наши проекты