• Развлечения
  • Искусство
Искусство

Почему Коровин - это must see

Подписаться:

Поделиться:

В музее изобразительных искусств работает выставка Константина Коровина. Айрат Бик-Булатов удивляется, почему вы на нее до сих пор не сходили.

Выставка Константина Коровина, безусловно, из тех событий, про которые говорят: «Это надо видеть» (что называется, must see). И это так сразу по нескольким обстоятельствам. Во-первых, можно вспомнить те ключевые слова, тэги, которые возникают в голове при упоминании имени Коровина: первый русский импрессионист, серебряный век, «мирискуссники» и дягилевские «Русские сезоны» в Париже, наконец, в том же Париже – русский павильон на Всемирной выставке, в оформлении которого Коровин принял самое деятельное участие. Все перечисленное уже не может оставить равнодушными подлинных ценителей высокого искусства. Во-вторых, и это анонсировалось – на выставке представлены картины, не выставлявшиеся более 100 лет. Все они находятся сейчас в собрании Русского музея, который, напомню, открыл на базе нашего Государственного музея изобразительных искусств РТ в марте 2016 года свой культурно-выставочный центр, уникальный, первый в России. Выставка Коровина – всего лишь второй по времени крупный проект, осуществленный в рамках нового культурно-выставочного центра в Казани. И наконец, в-третьих, сам художник и его творчество представлены здесь в разных ипостасях, на выставке прослежен его творческий путь.

Константин Алексеевич – художник многогранный, кроме живописных работ он известен как театральный художник и декоратор (главный художник театра Саввы Мамонтова), расписывал Коровин и иконостасы (что также можно узнать на казанской выставке), кстати, одна из копий коровинского иконостаса находилась в Казани, в церковке при 2-й гимназии, что на Булаке.

Музейщики наши мечтают его найти, такие открытия случаются иногда. Например, недавно ученые получили возможность изучить хранившийся в фондах Национального музея РТ праздничный оклад той самой исторической чудотворной иконы образа Казанской Божьей матери, лишь недавно извлеченной из-под спуда и отреставрированной. Выставка, посвященная чудотворной иконе, только что прошла в залах ГМИИ РТ, а мы – возвратимся к нынешней.

Как известно, именно коровинская картина с двумя таинственными рыбами открывала первый выпуск журнала «Мир искусств». Вот этому изданию и посвящен первый раздел настоящей выставки. «Мирискуссники» - художники Бакст, Бенуа, Коровин, Сомов и другие, во главе с гениальным импресарио Сергеем Дягилевым – изменили самый взгляд на искусство! Маленький кружок единомышленников сумел предложить миру новый взгляд на природу искусства как такового! Журнал «Мир искусств» - это не просто предтеча современных умных глянцевых изданий, к каковым относится и наша «Собака»; авторы начала ХХ века пошли дальше: их журнал сам – должен был стать произведением искусства!

Они делали искусством то, что раньше не было высоким искусством, не только во время издания журнала, но и позже! Вспомним орнаментальную роспись тканей у Бакста (в этом году прошла большая выставка в Санкт-Петербурге); декорации к спектаклям, ставшие самостоятельной разновидностью искусства; да даже мужской балет (до театров, руководимых Дягилевым – мужчины не солировали в представлениях, а лишь «носили» на руках балерин, Дягилев открыл миру Вацлава Нижинского)! Наконец, они решились превратить в искусство – журналистику!

Азартная и амбициозная задача! Напомним, русский модернизм и символизм начинался со знаменитой речи Мережковского «О причинах упадка и новых течениях в литературе», где Дмитрий Сергеевич пенял литературе ее связь с журналистикой, которая слишком оказалась связана с бульварщиной, уличной толпой обывателей. Литературе надо быть искусством, и для этого – порвать с журналистикой! А «мирискуссники» показали, что и в рамках самой журналистики можно «порвать», надолго задав стандарты настоящего интеллектуального иллюстрированного журнала.

Мы говорим об этом столь подробно в рамках рассказа о коровинской выставке потому, что одна из ее задач: просветительская! И мы видим, как хорошо поработали именно казанские музейщики и научные сотрудники. Выставка снабжена подробными комментариями, цитатами из писем, воспоминаний. Вторым партнером татарстанского музея изобразительных искусств стала наша научная библиотека имени Лобачевского КФУ, отдел рукописей и редких книг. Именно они предоставили для выставки редкие экземпляры книг, среди которых оказался прежде неизвестный музейщикам экземпляр книги о путешествии на Север, оформленной рисунками Коровина и Серова. Теперь – увеличенная, двухметровая фотография форзаца этой книги встречает каждого посетителя этой выставки. Травеллоги – очерки о путешествиях – сейчас очень популярный жанр, об этом в Казани на книжной ярмарке 2016 года говорила в частности известный издатель Ирина Прохорова, и вот, оказывается и здесь Коровин поучаствовал!

Вообще, хочется отметить именно «казанскую» часть выставки. Многие специалисты перед началом высказывали опасение, что казанская выставка будет лишь ужатым повторением большой юбилейной выставки Коровина в «Русском музее», прошедшей в 2011 году, там было выставлено более 250 работ, в Казань же привезли порядка 45. Но, во-первых, вот эта большая научная искусствоведческая работа, подробные сопроводительные стенды, рассказывающие и об особенностях творчества К. Коровина, и о реакции на его работу, о том, например, как его не принимала критика (в одной газете рецензент возмущенно писал: «Декаденты в Академии художеств! Врубель и Коровин – в залах Рафаэля и Тициана!»). Ему пеняли небрежные мазки, отсутствие тщательной проработки деталей, а также – отсутствие острой социальности в его работах и общественно-политического смысла. В общем, все то, что высказывали и первым французским импрессионистам, первая значимая выставка которых называлась, напомним, «салон отверженных».

Во-вторых, ГМИИ РТ дополнил выставку работами из своих коллекций, не только самого Коровина, но и его друзей, и тех художников, которые на него повлияли, от Поленова до Врубеля, с обязательными комментариями на стене, поясняющими творческие отношения мастеров. Наконец, в-третьих: из «Русского музея» в Казань приехали, действительно, лучшие картины! Особенное место среди которых занимают фризы, побывавшие на Всемирной Парижской выставке в 1900 году, позже выставленные в Академии художеств, и далее – на 100 лет тишина! Пожалуй, лучше других об этих панно высказался Игорь Грабарь: «фризы <…> изображают жизнь и деятельность русского народа, во всех их разнообразнейших проявлениях. Целая этнографическая эпопея! <…> Произведения эти говорят широким языком природы; в серых и коричневых тонах тянется грозный лес, полный девственной силы, не тронутый культурой бесконечный пейзаж Крайнего Севера; все живущее там, и люди, и звери, проникнуто какой-то безвольной стихийной силой». Игорь Эммануилович называл «эти значительные по своему синтетическому смыслу панно — декоративными в лучшем смысле этого слова», подчеркивал «величественность впечатления, производимого этими грандиозными работами, тесно связанными с архитектурным стилем того здания, для которого они были предназначены».

В кулуарных разговорах Розалия Миргалимовна Нургалеева, директор ГМИИ РТ, рассказывала, как непросто было привести именно эти работы, увиденные ею на той самой юбилейной выставке 2011 года (их показали впервые через 100 лет!). Переговоры длились несколько лет. «Русский музей» поначалу не очень был настроен вывозить такие редкие экспонаты своей коллекции в Казань. Помощь и поддержку проекту оказал Президент Татарстана Рустам Нургалиевич Минниханов. И вот – картины привезли! И это была настоящая грандиозная спецоперация! Картины привезли без рам, скрученными в валы, здесь их расстилали, работали реставраторы, мастера, чтоб заново закрепить их на рамы, и уже этот процесс производил впечатление особенное, напоминая, может, само открытие Всемирной выставки в Париже более 100 лет назад!

Руководителем отдела русского искусства на Парижской выставке 1900 года был барон Эмиль Оскарович Визель, главный хранитель музея Академии художеств. А на нашей казанской – оказался его родной внук, художник и химик по образованию Андрей Оскарович Визель! Семья Визелей, пройдя через молох сталинских репрессий, осела в Казани. Руководитель службы информации и коммуникации Русского музея Мария Дмитренко назвала встречу с потомком барона Визеля на открытии выставки в Казани невероятной. Профессиональным взглядом изучая выставку, Андрей Оскарович отметил: «Поражает, как Константину Алексеевичу удавалось так реалистично передавать пространство, без, казалось бы, тщательной прорисовки, этими как будто небрежными мазками…».

Далее – мы умолкаем, предоставляя право зрителям самим ощутить этот праздник от встречи с Коровинскими работами, северными, или его невероятной крымской серией, портретами Шаляпина или Комаровской, цветами, разлитым светом и красотой мира, которую и искал художник всю жизнь, о чем и писал, не только в картинах, но и замечательных рассказах и воспоминаниях (Константин Коровин обладал безусловным даром художественного слова). Все это личностное впечатление мы оставляем вам, будущим зрителям этой замечательной выставки, ставшей результатом сплоченного труда многих профессионалов, неравнодушных к великому русскому искусству.

Айрат Бик-Булатов

Ваш город
Казань?
Выберите проект: