• Город
  • Общество

«От судьбы не жди подарка, лучше, чем жена-татарка»

Историк Ильдар Шафиков разбирает по косточкам феномен «жены-татарки», получившим распространения сто лет назад и оценивает его влияние на нынешнее время.

«От судьбы не жди подарка, лучше, чем жена-татарка»: в XIX - начале XX века жена-татарка рассматривалась как элемент престижа, как более образованная и статусная женщина, чем местные конкурентки, у некоторых народов Средней Азии. Известный этнограф Карл Фукс писал об этом: «Бухарец, приехавший в Казань, через престарелых татарок, известных под именем свах, отыскивает себе невесту, и непременно молоденькую… На их калымы прельщаются только недостаточные мещане и жертвуют без жалости своих дочерей».

Особенно активно маклеры работали в деревнях Сикертан, Корса, Тюнтер, Сардек и Верези Казанского уезда Казанской губернии. Были случаи, когда новоиспеченные мужи, разорившись, бежали от долгов и кредиторов, оставляя «жен», так и не дав развода. Муфтий Мухамадъяр Султанов для предотвращения таких ситуаций велел: «При бракосочетании заграничных азиатцев с российскими девицами или вдовами магометанского закона, приходские имамы… должны обязать женихов подпиской тагаллюка, записаннаго в метрику в том, что если муж не возвратится к жене в продолжение двух лет, или же не будет доставлять жене средства для жизни, то жены таковых мужей вправе быть свободными». Данное постановление должно было оградить брошенных жен от нужды и порицания, давая возможность, освободившись от «мужа», создать семью.

Татарская литература начала XX открывает и другую сторону явления. В драме Маджита Гафури «Голод или проданная девушка» девушку Марьям после смерти матери обманом привозят в Казань и выдают замуж на Кавказ. Калым за девушку – сто тридцать рублей, услуги «свах» обходятся в семнадцать рублей. В 1912-м труппа «Сайяр» поставила произведение Валиева Яруллы «Голод вынудил», где главную героиню продали в Туркмению.

Рынок невест к началу XX века сформировался настолько, что здесь появились аферисты. По сведениям одной из казанской газет, в феврале 1913 года два жениха из Туркестанского края стали жертвами аферистов: «На днях в Казань прибыли 7 туркменских юношей из богатых семей с желанием найти себе в Казани “недорогую” жену». Через три часа «свадебные маклеры» Кильдеев и Мураев уже приготовили невест для двоих молодых людей. Никах проводился в доме Михайлова на Черноозерской улице. За невест женихи-туркмены выложили более четырехсот рублей. После обряда же мулла и маклеры удалились, вскоре за ними последовали и «молодые». «Однако стоило выйти за порог, как “ невесты” кинулись в разные стороны, причем одной из них удалось сбежать. Как выяснилось, вся процедура бракосочетания была устроена только для того, чтобы выудить у женихов деньги». Роль имама сыграл «какой-то оборванец с Толчка», а пойманной невестой оказалась владелица «мелочной лавки» с той же Черноозерской улицы, некая Гайфуллина.

Не все было таким мрачным и жестоким, как на страницах художественных произведений. Но понятно, что родители, отдававшие дочь замуж за иностранцев, были вынуждены так поступать, в первую очередь, из-за голода, терзавшего малоземельное татарское крестьянство на фоне засух начала XX века.

Эхо этого феномен доносится до сих пор. По долгу своей профессии я работаю со студентами-иностранцами, среди которых встречается большое количество выходцев из Средней Азии. Среди них есть ребята, которые рассказывают о том, что их прабабушки - татарки, которых давным-давно привезли из Казани.

Комментарии

Наши проекты